ЗОЛОТОЙ ЧЕЛОВЕК, ПЕДАГОГ И ДРУГ

Сегодня, 19 октября исполнилось бы 75 лет выдающемуся театроведу Рауфу Махмудовичу ИГЛАМОВУ (1941-2016). Своими воспоминаниями о коллеге и наставнике с нашими читателями поделились художественный руководитель и директор Оренбургского Государственного татарского драматического театра им. М. Файзи – Рустам АБДУЛЛАЕВ и председатель Союза писателей Республики Татарстан – драматург Данил САЛИХОВ.

Вечер памяти Рауфа Игламова состоится 21 октября в 15.00 в Союзе театральных деятелей РТ (Дом Актера).

РУСТАМ АБДУЛЛАЕВ:
– С Рауфом Игламовым мы познакомились в Ленинграде в 1969 году. Я был студентом второго курса актерского факультета Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии, а он учился на театроведа — курсом старше. Мы обучались в татарской студии, и он любил заглядывать к нам на занятия и репетиции.
Рауф обладал отменным чувством юмора. С ним было очень комфортно, весело, хорошо. Мы сблизились, стали много общаться. Не только об учебе – просто о жизни, о театрах Ленинграда: он был в курсе всех событий, и я всегда прислушивался к его рекомендациям – куда сходить, на какую постановку обратить особое внимание.

Смогу ли я стать хорошим актером?.. Ответить на этот вопрос было непросто, ведь это был лишь второй курс, самое начало. Рауф всегда расспрашивал меня о том, что мне интересно, советовал, что стоит прочитать. Он ведь уже закончил театральное училище в Казани и очень много знал.
На третьем курсе мы начали готовиться к дипломным спектаклям. Выбрали Островского, «Не было ни гроша, да вдруг алтын». Мне досталась роль купца Епишкина. Кто он такой? Купец третьей гильдии, живет в Замоскворечье, его окружают люди разных сословий, с которыми ему постоянно приходится взаимодействовать. И вот мы репетируем не один месяц, а я все не могу уловить сути своей роли. Слов у Епишкина немного, как понять, кто он такой, как себя вести? О многих тонкостях актерской профессии я и понятия тогда не имел…

bez-nazvaniya-3И вот однажды на репетицию пришел Рауф. Я поделился с ним своими сомненьями, а он вдруг говорит: «Ты – купец, все эти люди тебе не ровня, ты выше их, почувствуй себя хозяином, общайся с ними, как главный…» А я-то думал: «Ну, эти живут, те живут, у каждого своя жизнь…». А он объясняет: «Да, но ты же богатый, иерархия ваших отношений должна быть совсем другой». И я подумал: «Действительно!» И сразу появилась другая пластика, стало ясно, как себя держать, как одеться, как выслушать человека. Совсем по-другому себя почувствовал! Пошло дело! И преподаватели одобрили… Это был очень хороший урок, который я запомнил на всю жизнь.

У Рауфа была удивительная способность – увидеть суть и заострить на этом внимание, показать, рассказать, объяснить. Уже потом я вспоминал его слова и всегда в первую очередь искал в роли то, что было ее основным стержнем.
Рауф очень любил наш курс, и эта любовь была взаимной. Учебу он закончил раньше, уехал в Казань. Через год и мы вернулись туда, и, когда играли дипломные спектакли на родине, он всегда приходил за нас «поболеть». Мы для него были «своими»…
Потом я работал в Альметьевске актером, режиссером, главным режиссером… В 1984 году Альметьевскому театру исполнялось 40 лет, и я долго раздумывал, что же поставить к юбилею: нужно было найти что-то значимое, эпохальное, то, где можно задействовать больше актеров, чтобы показать возможности каждого… В Казани в то время я бывал наездами и частенько останавливался в семье Игламовых. В очередной приезд рассказал Рауфу, что на носу юбилей, а я до сих пор не знаю, какой спектакль выбрать. Рауф посоветовал «Без ветрил» Тинчурина.

Сперва мне показалось, что это невозможно – взяться за такую глыбу! Но Рауф любил говорить: «Если падать, то с высокой скалы…» И я, хорошенько подумав, согласился. В свое время в институте мы хотели подготовить эту пьесу в качестве дипломного спектакля. Я должен был играть роль Мисбаха хаджи. В силу обстоятельств мы не смогли осуществить задуманное, но где-то в глубине души я навсегда сохранил особую любовь к этой пьесе… И вот я подумал: пусть я и не сыграл Мисбаха, но почему бы не взяться за постановку? Попробовать – пусть не как актер, но как режиссер?.. Слова Рауфа стали для меня толчком, катализатором. Позже я советовался с ним о том, как именно ставить спектакль, что можно сократить (исходный текст пьесы Тинчурина достаточно объемен – сто с лишним страниц!), какие акценты выделить. Спектакль прошел на «ура», его записали на телевидение, показывают до сих пор. И Рауф постановку одобрил…

bez-nazvaniya-2
После общения с ним я всегда чувствовал себя просветленным. И что-то новое узнал, и посмеялся. Такой это был человек…
Мне очень нравилось, что в любой постановке он видел сильные моменты и хвалил за них. Слабые места тоже отмечал, разбирал, и его критика шла на пользу спектаклю. Слушаешь его и понимаешь: да, вот это получилось хорошо, а это, выходит, не очень… Его замечания для меня были очень ценны.
Он дал мне возможность познать себя с той стороны, с которой я себя не знал, открыть доселе неизвестные мне актерские, режиссерские премудрости. Я очень ему благодарен. Он был настоящим другом.
Сегодня мне его очень не хватает. Он мог бы сделать для нашего искусства еще очень много. Для театра, для Татарстана. Его суждения всегда были неординарными, точными. Он великолепно владел своей профессией. Я рад, что дело Рауфа продолжает его сын…

bez-nazvaniya-1ДАНИЛ САЛИХОВ:
Рауф Махмудович был не только лучшим татарстанским театроведом, но и блестящим педагогом. Никогда не забуду того, что он дал мне за годы моей учебы в Казанском театральном училище. И речь не только об академических знаниях…
… Он никогда не мучил студентов. Во время экзамена бывало так: Рауф Махмудович заходит в аудиторию и сходу спрашивает:
– Кому достаточно «тройки»?
Тем, кто поднимает руку, сразу ставит «три».
– Кому «четверку»?
Задает всего один вопрос.
А вот тех, кому была нужна «пятерка», спрашивал досконально. Плохо ответишь – ни за что не получишь заветной отметки.
Рауф Махмудович частенько говорил: «Я не буду заставлять вас заниматься, не буду ставить двоек, но вы должны понять: быть неплохим актером можно и не читая книг, но стать разносторонней личностью без чтения нельзя…»
Он был очень серьезным театральным критиком. После учебы, когда я уже работал в театре, мы всякий раз с трепетом и волнением ждали его появления на сдаче или премьере спектакля. Разбирая постановку, он никогда не обижал ни режиссера, ни актеров… Замечания делал бережно и тактично. Для нас это было очень ценно.
Уже потом мы дружили семьями. Помню, как он строил дачу, как мы обсуждали с ним тонкости работы циркулярного станка, другие моменты…
В моей памяти он навсегда останется золотым человеком, педагогом и другом. Другом – прежде всего…

bez-nazvaniyaРауф Игламов окончил Казанский инженерно-строительный институт, Казанское театральное училище по специальности «актер драматического театра», театроведческий факультет Ленинградского государственного института театра, музыки и кинематографии. В 1971–2001 гг. –преподаватель Казанского института культуры и искусств. Одновременно – ведущий театральный критик. Кандидат искусствоведения (1981), профессор (1994). Его публикации посвящены проблемам истории и современного развития татарского театрального искусства. Автор книг «Выдающийся драматург» (1987), «Искусство играющих кукол» (2004), «Испытание временем» (2007). Заслуженный деятель искусств РТ (1991), лауреат театральной премии им. Д.Сиразиева (2002).

Оставить комментарий