ЗАПИСКИ ИЗ КОФЕЙНИ

С их приходом в кофейне наэлектризовывается воздух. Она сидит с прямой спиной, теребит салфетку.

– Тебе на вишневом соке? – спрашивает у неё красавчик. Глаза синие-синие.

– Да, – улыбается, – хочу попробовать.

– Девушке, пожалуйста, на вишневом соке. А я буду обычный чёрный, – говорит синеглазый

– Специи добавить? – уточняю.

– На ваш вкус, – он возвращается за столик, наклоняется к девушке и что-то тихо ей говорит. А она так же тихо ему отвечает…

Один очень дорогой психолог советовал мне не выносить оценочных суждений. Так вот, говорю я себе, стой, вари и не выноси. В его джезву я добавляю немного имбиря, чуть-чуть кардамона и мускатного ореха. А в ее – корицу. Только корицу. И в качестве комплимента положу миндаль и цукаты. И финики тоже положу. Большие королевские финики. Пусть они их порадуют. В воздухе напряжение. Не люблю. Негармоничная пара, странная. Он вызывающе красив. Она обычная, даже невзрачная. На суриката похожа. Встревоженный сурикат. Не выносить суждений… В кофейне, кроме нас троих, пока никого. За стеклянной дверью террасы вздрагивают на берёзе два жёлтых листочка. Последние. Еще не оторвались, но уже смирились…

Я подаю этой паре кофе и растворяюсь за барной стойкой. Делаю громче музыку. Стараюсь не прислушиваться к разговору.

Минут через пять Сурикат встаёт и выбегает на улицу. Не прощаясь. Выглядываю на звук закрывающейся двери.

– Все в порядке? – спрашиваю парня

– Не знаю, – отвечает, – Девушка, вот, ушла.

И мне показалось, что он выдохнул.

Играет американский джаз. Я вижу, как под чарующие звуки саксофона, один из двух листьев отрывается с березы и падает на пол террасы.

– Я, наверное, рассчитаюсь, – подходит к барной стойке.

Соглашаюсь.

– А с чем у вас эти пирожки?

– Эти? С капустой и сладким перцем.

– Можно один ?

– Можно.

– Не хочу уходить.

– Это потому, что, пока вы здесь, ничего не нужно решать, – дурацкая, дурацкая манера высказываться в ситуациях, которые этого совершенно не предполагают. Не выносить суждений.

– Да, – говорит парень, – такое межвременье тут у вас.

– Вот ваш пирожок.

– Тогда ещё, пожалуй, какао.

— Конечно. Пару минут, присаживайтесь

– А можно я здесь постою? Посмотрю, как вы варите?

– Только думайте о хорошем. Тогда я сварю вам эликсир счастья.

– Счастья? Это когда все есть? Или, когда ничего не хочется?

– Это, когда есть все, что хочется.

– Я думаю о хорошем, – сообщает он. Интересно, о чем сейчас думает девушка, пять минут назад вылетевшая отсюда.

– Я думаю о том, как сейчас буду пить этот какао и есть пирожок, – уточняет зачем-то.

Открылась входная дверь. Вернулся Сурикат. Глаза красные.

– Мы не договорили.

– Пирожок хочешь? – спрашивает синеглазый ровно.

– Хочу, – кивает, и садится на своё место.

Мы встречаемся с ним глазами. Он разочарован… Думал, что все решил. А она не хочет это принять. Мы так часто даём себе шанс там, где его нет…

Вошли новые гости. Я переключилась на них. Парочка тихо сидела в углу. Он держал её за руку и говорил, говорил… Она вытирала слезы нашей салфеткой с надписью Coffee и слушала, слушала.

Как тривиально, как предсказуемо. Эх, Сурикатик, вот бы было наоборот, вот бы это ты сидела довольная собой и жизнью за столиком в нашей кофейне, ела бы пирожок и пила бы какао, а красавчик бегал бы вокруг тебя, не готовый тебя отпустить…

Впрочем, не выносить суждений.

Когда они выходили из кофейни, береза за стеклянной дверью террасы стояла уже совсем голая. Маленький желтый флаг независимого государства Осень был низвержен армией Зимы, перешедшей в наступление…

 

Оставить комментарий