За два часа до Нового года

Абрамов шёл по коридору, здороваясь с сотрудниками министерства. Мысленно он ругал себя за несдержанность: «Нужно было молчать! Кому и что ты хотел доказать? Вот и проверяй теперь информацию об этом Кастете! Где ты его сейчас найдешь? Думаешь, он будет сидеть и ждать, когда ты его возьмешь? Наверняка уже подался на юг, чтобы в тепле встретить Новый год».

Виктор Николаевич открыл дверь кабинета и сел за стол. Достав из сейфа документы, снова начал их внимательно изучать. Потом позвонил заму.

– Станислав, пригласи ребят. Нужно посоветоваться.

Через пять минут в кабинете Абрамова собрался весь личный состав отдела.

– Мужики, – обратился он к собравшимся, – вы, наверное, знаете, что вчера снова совершена «мыльная» квартирная кража, шестая в этом месяце и одиннадцатая – в квартале. Судя по тому, что в квартире ничего не тронуто, я считаю, что это дело рук Кастета. Вчера поступила бумага из второй колонии, в ней источник сообщает, что Кастет рассказал ему, что научился вскрывать любой замок, используя самое обыкновенное мыло. Бумага датирована августом этого года. Почему ее не отправили нам раньше – второй вопрос. Первая «мыльная» кража зарегистрирована в конце августа, то есть после освобождении фигуранта из колонии.

Абрамов замолчал и посмотрел на сотрудников. Никто не обрадовался услышанному: все хотели как можно скорее попасть домой.

– Виктор Николаевич! Может, перенесем решение вопроса на следующий год? – поинтересовался один из них. – Сегодня же 31 декабря, завтра Новый год!

В кабинете повисла тишина.

– Ты думаешь, Алексеев, я не знаю, какой сегодня день? Все дело в том, что Кастет «взял хату» большого республиканского начальника и, следовательно, Новый год для нас откладывается на неопределенное время. Именно так мне сегодня сказал министр, а с руководством спорить нельзя, это вы отлично знаете.

О том, что это он сам сообщил министру о возможном подозреваемом, Абрамов промолчал. Ему не хотелось еще больше злить сотрудников.

– Так вот, Кастет – это Кастенков Илья Викторович, 1968 года рождения, трижды судимый за совершение краж. По данным адресного бюро, ранее проживал по улице Кирова, дом 18, квартира 6. В настоящее время данный дом расселен, в нем никто не живет. Задача – найти этого человека. Ясно?

– А если эти кражи не его? – снова задал вопрос Алексеев. – Время убьем, а выхлопа не будет.

– Все может быть, – произнес Виктор. – Я лишь сообщил вам оперативную информацию о намерениях этого человека. Может быть, это и не он, но мы должны в этом убедиться. Я поднял всю имеющуюся на него информацию. До отсидки он дружил с Васильевым Геннадием. Отчества у меня нет. Известно лишь, что ранее он работал таксистом. Не исключаю, что они и сейчас общаются. Возможно, что на кражи его возил Васильев. Кастет – очень умный и изворотливый вор, после каждой кражи он дня на два «зависал» на квартире какой-нибудь знакомой, тем самым создавая себе определенное алиби. Его видели соседи этой дамы, а после он ссылался на их показания. Вещи же через два дня ему привозил домой Васильев. Кастета дважды задерживали по подозрению, проводили дома обыск, но похищенных вещей никогда не находили. И еще один штрих: все похищенные им ценности ни разу не всплывали в Казани. Похоже, товар он сбрасывал иногородним приятелям. Вот, посмотрите – фотографии Кастета и Васильева. Постарайтесь запомнить эти лица.

Абрамов передал сотрудникам фото.

– А сейчас Станислав разобьет вас на группы. Задача первой – отработать все таксопарки города. Нужно найти Васильева. Задача ясна? Второй группе – через паспортный отдел установить, в какие адреса были переселены жители этого дома, в том числе и семья Кастенковых. Третьей группе – отработать авиа– и железнодорожные кассы: Кастет может выехать за пределы республики. Возьмите мою машину и вперед. Я на месте. Все взаимодействие через меня.

Сотрудники с хмурыми лицами покинули кабинет. Буквально через пять минут Абрамову позвонил начальник Управления уголовного розыска и пригласил к себе.

– Эх, Виктор, Виктор, – произнес Костин. – А если это не Кастет? Ты представляешь, что будет?

– Я просто озвучил оперативную информацию. Других зацепок по этим кражам у меня нет. Я разогнал ребят по городу, пусть немного «понюхают».

– Представляю, что они про тебя говорят. Сегодня же 31 декабря, всем хочется вырваться с работы пораньше.

– Интересно, что бы вы мне сказали, Юрий Васильевич, если бы я ничего не сделал после того, как озвучил эту информацию. Если она не подтвердится, чего я не исключаю, то хоть совесть будет чиста, что мы ее отработали.

– Ты прав, Абрамов. Сказав «А», нужно говорить «Б», иначе нельзя. Я хочу, чтобы тебе сегодня повезло, чтобы ты раскрыл это дело и хорошо отметил праздник.

– Спасибо. Если я вам больше не нужен, пойду к себе.

Подойдя к двери кабинета, Виктор Николаевич услышал надрывающийся телефонный звонок. Пока он открывал дверь, телефон замолк. Абрамов поднял трубку телефона дежурного по МВД.

– С наступающим Новым годом, – произнес Виктор. – Что у нас нового?

– Звонили твои ребята и попросили передать, что установили личность Васильева. Поехали в таксопарк, в котором тот работает.

«Неплохое начало, – подумал Виктор, – вдруг действительно повезет, и мы выйдем на этого Кастета». Он положил трубку и, встав из-за стола, подошел к окну. В парке «Черное озеро» было много народа, особенно детей, которые катались с горок. Он вспомнил, как в детстве радовался празднику, школьным каникулам… От этих мыслей, пусть и на мгновение, ему стало тепло.

Вернувшись к столу, он поднял телефонную трубку. Ждать пришлось не долго.

– Здравствуй, Юра, это Абрамов. С наступающим! Юра, не в службу, а в дружбу: посмотри, пожалуйста, с кем в последнее время Кастет поддерживал связь? Я имею в виду, на воле.

– Хорошо, Виктор. Если специальная часть не закрылась, посмотрю. Слушай, а может, сделаем это после Нового года?

– Нет, Юра. Мне нужно это сегодня. Сходи, я буду ждать твоего звонка.

В дверь кабинета постучали.

– Да, – выкрикнул Абрамов. – Заходите же.

В кабинет вошли двое его сотрудников.

– Виктор Николаевич, разрешите доложить, – начал старший группы. – Отработка касс железнодорожного вокзала ничего не дала. Мужчина с приметами Кастета со слов работниц не обращался. Они не исключают, что он мог приобрести билет на поезд в кассе предварительной продажи.

– Отрицательный результат – это тоже результат, – без всякого энтузиазма произнес Абрамов. – Выходит, эта линия для нас пуста.

Сотрудник, возглавлявший группу, улыбнулся.

– Не все так плохо, Виктор Николаевич. Кастет приобрел два билета на самолет. Вылет сегодня в двадцать ноль-ноль.

Лицо Виктора расплылось в улыбке.

– И с кем он летит? – поинтересовался он.

– Фамилия женщины – Новикова, инициалы – В.В. Кто она, мы пока не знаем. Похоже, билет им со слов Кастета выписывала их знакомая, потому он и недооформлен.

– Здорово, ребята! Попытайтесь найти кассиршу и опросите ее. Вдруг она знает, кем является эта Новикова В.В.

Ребята замялись. Заметив это, Абрамов произнес:

– Мужики, сейчас только начало третьего. Если поторопимся, к Новому году успеем!

Сотрудники развернулись и молча вышли из кабинета. В этот момент на столе Абрамова зазвонил телефон.

– Записывай, Виктор, – услышал он голос оперативника из колонии. – Новикова Валентина Васильевна.

Он продиктовал адрес и сделал небольшую паузу.

– Вот еще. Некто Геннадий Васильев. Почему-то ни на одном письме нет обратного адреса.

– А адреса матери нет случайно?

– Чего нет, того нет. У меня все, Виктор, с наступающим праздником.

В трубке раздались короткие гудки.

«Вот и адрес Валентины Новиковой установлен, – подумал Виктор. – Значит, с ней он собрался в Москву. Что ж посмотрим, куда вы полетите, в Москву или к нам в изолятор».

Накинув пальто, Абрамов направился к выходу. В этот момент снова зазвонил телефон.

«Ни минуты покоя, ни секунды покоя», – неожиданно вспомнил он слова некогда популярной песни. Он поднял трубку.

– Виктор Николаевич, – услышал он голос дежурного по МВД. – Поступило сообщение о том, что при попытке задержания преступника ранен ваш сотрудник.

– Какое ранение? – с волнением в голосе поинтересовался Виктор.

– Пока не понятно. Сейчас на месте 03, разберется – доложим.

– Машина есть? – спросил Абрамов. – Я выезжаю на место.

Он выскочил из кабинета и чуть ли не бегом бросился вниз по лестнице. Заметив стоявшую на углу милицейскую автомашину, он кинулся к ней. Ехать пришлось довольно долго. Около подъезда дома уже находился наряд милиции.

– Что с ним? – спросил он сотрудника уголовного розыска, который входил в состав этой группы.

– Да ничего особенного, Виктор Николаевич, так, легкое ранение. Мы с Гавриловым поднимались по лестнице, когда дверь квартиры матери Кастета открылась и из нее вывалился он сам. Он сразу понял, что мы из милиции. Не успели мы ничего предпринять, как он ударил Гаврилова кулаком в лицо. Похоже, в его руке был кастет. Пока я нагнулся над Гавриловым, он успел заскочить в квартиру и закрыть за собой дверь.

Я выбил дверь, но он успел уйти через окно. Зима, снега под окном по пояс. Вот такие дела.

– Что с Гавриловым?

– Рассек щеку и сломал нижнюю челюсть. Бригада скорой помощи увезла его в институт восстановительной хирургии.

– Хорошо. Возьмите понятых, местных сотрудников милиции и проведите обыск. Осматривайте все тщательно, особое внимание – различным емкостям, многие преступники прячут похищенные ювелирные изделия в банках с крупами, в морозильных камерах холодильников. После обыска – ко мне в кабинет.

Абрамов развернулся и направился к автомашине. Посмотрел на часы: они показывали начало пятого вечера.

«Итак, у меня в запасе всего три часа, а может, и того меньше, – размышлял он, садясь в автомашину. – Не факт, что Кастет теперь полетит в Москву. После нападения на сотрудника милиции он наверняка постарается исчезнуть из города».

Виктор взял в руки микрофон и связался с машиной, в которой находилась одна из его групп. Уточнив местонахождение сотрудников, он попросил водителя забросить его туда.

Когда он подъехал, сотрудники стояли около оперативной машины и что-то обсуждали. Заметив его, они замолчали.

– Что стоим, что молчим? – обратился он к Ефремову, старшему группы.

– Ждем, Виктор Николаевич, когда Васильев пообедает. Вот рассуждаем: брать его или сесть ему на хвост? А вдруг он выведет нас на Кастета?

– Кастет час назад при попытке его задержания, покалечил Гаврилова. Не исключено, что он во-
оружен. Сейчас зима, темно и Васильев может уйти: мы не знаем, когда и где он должен встретиться с Кастетом. Я не исключаю, что они попытаются изменить место вылета. Например, поедут в Чебоксары и оттуда полетят в Москву. Лучше брать прямо сейчас.

– Виктор Николаевич, а если мы его за два часа не расколем, что тогда? – поинтересовался один из оперативников.

Ребята замолчали.

– Вот что, Ефремов. Пробей ему одно колесо. Посмотрим, что он предпримет. Если у него намечена встреча с Кастетом, он постарается как можно быстрее поменять колесо. На это уйдет минут тридцать. Времени будет в обрез, и следить за тем, что кто-то сидит у него на хвосте, Васильев не станет. Кстати, подруга Кастета, на которую выписан второй билет, живет вот по этому адресу. Поступим так: двое пусть держат Васильева здесь, а я и Мигунов навестим адресок Валентины Новиковой. Посмотрим, наведается ли к ней Кастет. Я беру машину, а потом возвращаю ее вам.

Минут через двадцать Абрамов стоял около двери Новиковой. Он нажал кнопку звонка и стал ждать, когда ему откроют.

– Кто там? – услышал он из-за двери певучий женский голос.

– Почтальон. Примите телеграмму, – произнес Виктор, моля Бога о том, чтобы в квартире не оказалось Кастета.

Дверь приоткрылась. Нужно отдать должное Кастету: он понимал толк в прекрасном. Перед Виктором стояла статная, красивая женщина. У нее были шикарные черные волосы, собранные в большой пучок. Изюминкой ее внешности были большие голубые глаза, такие бездонные, что в них можно было утонуть.

– Давайте телеграмму, – капризно произнесла Валентина. – Где нужно расписаться?

Абрамов сунул руку в карман и достал из него удостоверение.

– Уголовный розыск, мадам Новикова. Разрешите пройти?

Женщина ойкнула и, отступив на полшага назад, попыталась закрыть дверь. Абрамов не дал ей этого сделать: он оттолкнул ее в сторону и вошел в квартиру.

– Ты одна, Валентина? – сразу перейдя на ты, спросил он ее. – Похоже, куда-то собралась? А впрочем, о чем я? Сегодня же праздник.

Женщина, не скрывая своей злости и разочарования, посмотрела на Виктора. Его приход явно путал все ее планы.

– Что вам от меня нужно? Я очень спешу и прошу вас меня не задерживать. Если я вам так нужна, приду к вам после праздника.

– Раз торопишься, скажи: где ты встречаешься с Кастетом? Он мне очень нужен.

По лицу Новиковой пробежала еле заметная тень.

– Я не понимаю, о каком Кастете вы спрашиваете. В кругу моих знакомых человека с таким именем нет.

– Да брось ты, Валентина, порожняки толкать, – произнес Абрамов, удивляясь, почему он вдруг стал говорить по фене. – Это же твой старый приятель, которому ты так часто писала на зону. Все зафиксировано в его личном деле.

Она сделала удивленное лицо. Выдержала небольшую паузу, словно что-то вспоминая.

– Это вы про Илюшу, что ли? Этот гад, едва освободившись, подался на юг. Даже не попрощался…

Виктор улыбнулся. Валентина держалась вполне достойно.

– Можно я воспользуюсь телефоном? Один звонок, не более.

Виктор поднял трубку и связался с дежурным по МВД.

– Что нового по раненому сотруднику? Все нормально, говоришь, домой увезли? Хорошо. Свяжись с моей машиной, там ребята. Поинтересуйся, как у них. Пусть перезвонят мне по телефону, – произнес Абрамов и посмотрел на Валентину.

Новикова назвала номер своего телефона и, присев за стол, достала из пачки сигарету и прикурила. Она красиво выпустила дым в потолок и взглянула на Виктора.

– Неплохой у тебя ювелирный гарнитур, дорогая. Где ты его взяла?

Валентина покраснела, а затем закашлялась.

– Что за вопросы, товарищ майор? Это мне покойная мать в наследство оставила.

– Мать, говоришь? Не смеши меня, Новикова. Откуда у твоей мамаши средства, чтобы купить подобную роскошь? Она же всю жизнь проработала нянечкой в детском саду! Я же знаю, откуда он у тебя. Тебе его подарил Кастет после квартирной кражи.

Лицо Валентины по-прежнему оставалось спокойным.

– Вы, наверное, пришли ко мне не для того, чтобы спросить меня об этом?

– Ты права. Я пришел за Кастетом. И сейчас я даю тебе единственный шанс остаться на свободе. Ты должна вернуть все золотые вещи, подаренные тебе этим человеком. В противном случае пойдешь по делу как наводчица и скупщица краденого имущества. Ты же хорошо знаешь, что все это золото Кастет приносил тебе после краж?

– Ты меня на понт не бери, мент. Ты еще ничего не нашел в моем доме, а уже начинаешь гнать пургу.

– Ты не повышай на меня голос, Новикова, я же еще не искал. Вот начну искать, найду, тогда писать будет поздно.

Он еще хотел что-то сказать, но в этот момент зазвонил телефон. Валентина быстро схватила трубку, а затем передала ее Абрамову.

– Это вас, – произнесла она и протянула Виктору трубку.

Звонил дежурный по МВД. Он сообщил, что оперативная машина находится около дома Кекина. Водитель такси вышел из машины и вошел в один из подъездов дома. Из-за возможности расшифровки сотрудники не стали входить за ним.

– Держите меня в курсе, – скомандовал он и положил трубку.

Он посмотрел на Новикову, которая не без интереса прислушивалась к разговору.

– Ну, что Валентина, давай снова вернемся к нашим баранам. Ты, наверное, поняла, что до задержания твоего любовника, по кличке Кастет, остались считанные минуты. Стоит ему подняться в твою квартиру, и для тебя все закончится тюрьмой. Думай.

– А что мне думать? Покиньте мою квартиру! Мне нужно уходить, – раздраженно произнесла Новикова. – Не нужно меня пугать! Кто вы такой? Да мне на вас наплевать!

– Не спеши, Валентина. Я не просто так пришел к тебе. В твоей квартире засада, и что мне делать, решаю я, а не ты. Если ты недовольна моим здесь присутствием, пиши прокурору района. Я думаю, что он тебе все объяснит.

Новикова вскочила со стула и устремилась к телефону, но Виктор преградил ей дорогу.

– Нельзя, – коротко бросил он. – Теперь только я могу звонить по этому телефону. Тебе понятно?

Снова раздался звонок. Валентина пристально посмотрела на Абрамова, словно предлагая решить, кто поднимет телефонную трубку. Абрамов ответил на звонок. Звонил дежурный по МВД.

– Виктор! Ребята приняли груз. Сейчас машина движется в сторону Горок. Не исключено, что едут к тебе.

– Все ясно. У меня в коридоре Мигунов. На всякий случай подтяни поближе к дому наряд милиции. Слышишь, только поближе, а не к самому дому, а то можем напугать преступника.

Абрамов положил трубку и достал из кармана сигареты.

– Я закурю? – обратился он с вопросом к хозяйке квартиры.

– Мое предложение еще в силе. Будешь писать?

– Да пошел ты …. – произнесла Новикова и, достав из холодильника бутылку коньяка, налила себе в стакан.

– Вольному воля, а спасенному рай, по-моему, так говорят лю-
ди, – произнес он и достал из кармана пистолет. Передернув затвор, он положил его перед собой на стол. Часы показывали начало седьмого.

«Если по пути ничего не произойдет, Васильев привезет сюда Кастета минут через десять», – подумал Абрамов.

Он встал из-за стола и направился к входной двери. Приоткрыв ее, подозвал к себе Мигунова.

– Сергей, они будут здесь минут через десять. Встань этажом выше. Одежду можешь оставить в квартире. Прикроешь меня, когда они войдут. Понял?

Тот молча кивнул головой и, сняв с себя куртку, протянул ее своему начальнику. За это время Новикова успела выпить еще полстакана коньяка. Виктор посмотрел на нее и молча сел за стол.

– Что смотришь, мент? – слегка заплетающимся от алкоголя голосом произнесла женщина. – И откуда только берутся люди, которым ничего не стоит сломать чью-то жизнь?..

Виктор усмехнулся и снова посмотрел на часы. Было около семи. Как он и предполагал, у Кастета был свой ключ от квартиры Валентины. Он открыл дверь и с шумом ввалился в комнату. Кастет был немного пьян и не сразу обратил внимание на сидевшего за столом Виктора. Он обнял Валентину и только после этого повернулся к Абрамову.

– А это кто? – спросил он, обращаясь к Валентине. – Надеюсь, не твой новый хахаль?

– Я из милиции! Подними руки и встань лицом к стене, – скомандовал Виктор. – Дернешься – застрелю прямо здесь.

То, что произошло потом, не входило в план Абрамова. Стоявшая недалеко от него Валентина выключила в комнате свет и с криком бросилась на Виктора. Ее ногти впились ему в лицо. Он тщетно попытался отбросить ее в сторону… Споткнувшись о задранный кем-то половик, он упал на пол, увлекая за собой Валентину.

– Беги, Илья, беги! – закричала она.

Кастет выскочил в прихожую и, схватив свою спортивную сумку, кинулся к двери. Ему удалось выскочить в коридор, но нога, подставленная Мигуновым, сделала свое дело. Он споткнулся и, нелепо махая руками, полетел с лестницы вниз. В какой-то момент можно было подумать, что он разобьется насмерть, но Кастет вскочил на ноги и сломя голову бросился по лестнице вниз. Он выскочил на улицу и сразу же угодил в руки ожидавших его оперативников. Кто-то подсек его ногу, и он упал лицом в сугроб. Еще миг, и на его запястьях защелкнулись наручники.

В это время Абрамову и Мигунову удалось оттащить полупьяную Валентину в сторону. Виктор поднялся с пола и, сунув пистолет в карман, направился в туалет, чтобы смыть с лица кровь. Он взглянул в зеркало и не узнал себя. Все его лицо было распорото острыми ногтями Новиковой. Умывшись, он нашел в одном из ящиков йод и начал обрабатывать им раны. Руки мелко дрожали, и он не всегда попадал косметической палочкой в нужное место. Вскоре все его лицо стало желтым…

Когда Абрамов вышел из туалета, Новикова уже сидела на диване с закованными руками. Она по-прежнему выкрикивала оскорбительные слова в адрес оперативников.

– Мигунов, – обратился к нему Абрамов, – пригласи понятых и приступай к обыску. Сейчас половина восьмого. В десять я жду тебя у себя в кабинете. Я думаю, что в этой квартире ты найдешь много ювелирных изделий.

Спустившись, Виктор вызвал дежурную автомашину. Погрузив в нее Васильева и Кастета, направился в МВД. В десять вечера вернулся с обыска и Мигунов. Он молча положил перед Абрамовым холщовый мешочек с золотом.

– Вот, – произнес он. – Новикова прятала все это в сливном бачке унитаза.

– Молодец, – поблагодарил Мигунова Абрамов. – Собирай отдел.

Через десять минут кабинет начальника отдела огласился смехом и шумом.

– Вот и все, ребята, – произнес Виктор. – Нет больше Кастета с его мыльными кражами. Все отлично поработали, и поэтому от лица руководства управления уголовного розыска поздравляю вас с очередной победой над преступным миром, а еще – с наступающим Новым годом!

Он повернулся и, открыв сейф, достал из него две бутылки.

– Станислав, разливай! – приказал он своему заместителю.

Вскоре все наконец-то направились по домам. Абрамов набрал домашний телефон заместителя министра и доложил ему о раскрытии серии квартирных краж.

– Иди, отдыхай, – произнес тот. – Молодец! Завтра я доложу в МВД СССР о твоей победе и о проведенной тобой операции «Новый год».

Абрамов положил трубку и, накинув пальто, посмотрел в зеркало. Лицо его опухло и стало похожим на новогоднюю маску.

«Интересно, что скажет жена, увидев меня? – подумал он. – Может, посмеется, а может, снова посоветует мне уйти из сыска».

Он выключил свет и, закрыв кабинет на ключ, направился к выходу из МВД. В парке «Черное озеро» веселился народ. Из динамиков неслась праздничная музыка. Он поднял воротник пальто и пешком направился в сторону дома.

Оставить комментарий