Восстание пионеров. Заявка на документальный фильм.

Этот текст – первый набросок, черновик. Так изначально выглядела идея сценариста, после того, как я узнал об удивительном событии, случившемся в 1947 году в деревне Сарабиккол Лениногорского района ТАССР.

12299125_10206750790146198_1468631761367802041_n

Восстание пионеров

Из затемнения появляются старые черно-белые фотографии трех детей, на которых, как в фильме «Броненосец «Потемкин», льется алый свет. Голос диктора за кадром зачитывает торжественную клятву пионера: «Я, Шаех Забиров, вступая в ряды Всесоюзной пионерской организации имени Владимира Ильича Ленина, перед лицом своих товарищей торжественно обещаю. Горячо любить свою Родину. Жить, учиться и бороться, как завещал великий Ленин, как учит Коммунистическая партия. Свято соблюдать Законы Пионерии Советского Союза».

Для любого советского ребенка, вплоть до конца восьмидесятых годов, пределом мечтаний было вступить в ряды пионеров. И что только для этого не делалось: и учились только на одни пятерки, собирали тоннами металлолом и макулатуру, участвовали в художественной самодеятельности, брали шефство над отстающими учениками, собирали помощь голодающим детям рабочих и крестьян в Европе, Азии, и Африке….

И когда, наконец, это событие, торжественный прием в пионеры, случалось, то наступал большой праздник, особенно ярким событием он становился в небольших городках и селах: его отголоски продолжали радовать и волновать всех участников в течение целого года, вплоть до нового торжества.

И пионеры по всему необъятному Советскому Союзу были абсолютно и безусловно верны той клятве которую они давали перед лицом своих товарищей, и свято соблюдали законы: пионер   предан Родине, партии, коммунизму, пионер    готовится стать комсомольцем, ровняется на героев борьбы и труда…

Предполагается использовать архивные кадры из художественных и документальных фильмов, произведенных в Советском Союзе до 1950 года. Данные материалы хранятся в архивах Госфильмофонда в Белых Столбах, в Подмосковье.

 Деревня Сарабиккол

Почему одни люди готовы умереть, но не встать на колени, а другие – наоборот, хотя все мы сделаны из одной плоти и крови? Передается это по наследству с помощью генов или же это свойство местности, где эти героические люди проживают?

Мы попытаемся ответить на этот вопрос.

Это событие такой древности, что даже связанных преданий не осталось, но, тем не менее, люди говорят, что такое если и не было, то могло бы быть.

Итак, люди говорят, что когда непобедимая армия хана Батыя, ведомая Субэдеем Багатуром, уже окунала копыта своих боевых коней в лазурные воды Адриатического моря, размышляя, кого бы еще покорить и присоединить к самой величайшей империи, которая когда-либо была создана человеком, одна маленькая деревенька в булгарском крае, там, где Кама сливается с Волгой, вдали от столицы разгромленной в пух и прах Волжской Булгарии, все еще сопротивлялась войскам Потрясателя Вселенной.

Всему миру было известно, как поступали монголы с непокорными народами – они их просто уничтожали, так исчезли меркиты, тангуты и еще многие, имена которых мы уже не узнаем. Они сопротивлялись, наверное, потому что не могли иначе.

Прошло чуть более трехсот лет. Вечная Империя исчезла с лица земли, и первый русский царь Иван Грозный завоевал Казань и Казанское ханство. И вновь маленькая деревенька Сарабиккол продолжала жить так, словно в этом мире ничего не изменилось. Они знать не знали никакого Ивана Грозного и подчиняться решительно не желали.

Раз за разом в стране вспыхивали мятежи и бунты – Батырши, Степана Разина, Емельяна Пугачева, и каждый раз среди участников восстания были представители все этой же небольшой деревушки Сарабиккол.

Каждый раз власти подавляли восстания и выживших участников жестоко наказывали в назидание всем остальным. Но проходило время, вновь в ответ на несправедливость народ восставал, и вновь среди них оказывались «всегда смело стоящие за правду» жители деревни Сарабиккол.

Даже советская власть, триумфально прошедшая по Центральной России и Поволжью, смогла установиться в деревеньке Сарабиккол, что нынче в Лениногорском районе Республики Татарстан, только в 1921 году.

1947 год

Страна только что одержала победу во Второй мировой войне и достигла вершин своего могущества. Режим Иосифа Сталина непоколебим, ускоренными темпами велись работы по созданию атомной бомбы, первый испытательный взрыв которой будет произведен в 1949 году. Никто в этом мире не может угрожать безопасности и целостности Советского Союза, имеющего саму крупную армию в мире, даже обладающие атомным оружием Соединенные Штаты Америки.

Но, как оказалось, внутренние враги не дремлют. Репрессивная машина, ослабившая было свою деятельность из-за войны, вновь заработала в полную силу. Многократно увеличившийся поток заключенных вновь пошел во все концы страны, в расположенные там лагеря.

Атмосфера страха и обреченности опять сгустилась над страной. Люди, которые еще вчера открыто смеялись, думая, что после Победы былые ужасы никогда уже не вернутся, открыто высказывались по тому или иному поводу, теперь получали минимум по 25 лет – после войны Уголовный кодекс претерпел значительные изменения, в сторону ужесточения.

И вновь люди стали бояться друг друга, забыли о дружбе и чести. Фронтовики, еще вчера бесстрашно бросавшиеся грудью на амбразуру, сегодня боятся громко чихнуть, чтобы не привлечь к себе излишнего внимания всесильных органов… Дети стали бояться родителей, а родители – детей…

И так было по всей стране.

В каждый город, в каждую деревню вновь полетели разнарядки по выявлению врагов народа, иностранных шпионов, вредителей и просто чуждых социальных элементов.

Не стала исключением и деревня Сарабиккол. Начались аресты ее жителей:

…Супругов Галимовых, Нургаяна и Рамзию, осудили на двадцать пять лет без права переписки и с поражением в правах сроком на пять лет за то, что принесли с поля оставшиеся после уборки комбайном несколько колосьев пшеницы, чтобы накормить своих голодающих двоих детей.

…Хуснуллину Фатыму – за то, что ее мужа арестовали в тридцать девятом году и посадили на пятнадцать лет…. Вдруг она, затаив обиду на справедливую советскую власть, совершит какую-нибудь диверсию или вредительский акт? Лучшее ее посадить от греха подальше хотя бы на пять лет.

…Хабибрахманова Альберта посадили на пятнадцать лет за неудачную шутку о председателе райкома партии Лениногорского района….

…Альмеева Мансура – на двадцать пять за то, что когда на портрет Сталина села муха, он не прогнал ее, даже когда его попросили об этом. Лишь небрежно отмахнулся – и в тот же вечер он давал показания о своем недостойном поведении.

…Каримова Мухнижа осуждена на пять лет за кражу с поля полкилограмма ржи.

…Гибадуллина Хамида осуждена на пять лет за кражу охапки соломы.

…Шамсутдинов Хайдар осужден на пять лет за хищение колхозной собственности в виде стеклянной бутыли, наполненной плевелами с пшеничного поля.

…Хакимова Халима получила свои пять лет за четвертинку буханки хлеба, которую принесла домой из школьной столовой, где она работала поварихой.

Этот список кажется бесконечным….

А детям в школе напуганные до смерти учителя вещали иное. Они говорили, что светлое коммунистическое будущее вот-вот наступит, убеждали, что с каждым днем советский народ живет все лучше и веселее, что Советский Союз – самая лучшая страна на свете. Тем временем за окном школы воронок за воронком увозил родителей, старших братьев и сестер этих самых детей.

Учителя литературы сегодня самым подробнейшим образом разбирали стихи Мусы Джалиля, а завтра уже старательно вырывали из всех учебников литературы страницы с его стихами. А ведь хорошо было известно, что он погиб в застенках немецкой тюрьмы Моабит, до последних секунд своей жизни борясь за свою страну. Но органы его тогда объявили предателем, поскольку настоящий советский человек ни за что на свете не сдался бы врагам в плен, пусть даже и в бессознательном состоянии.

Шаех Забиров

Было торжественное собрание. Ребят принимали в пионеры. Зал был украшен кумачом и портретами Сталина. Маленький Шаех Забиров наконец сегодня станет пионером, и причем не просто пионером – ему, самому первому среди всех, наденут пионерский галстук. Он очень старался, он больше всех собрал моркови и картошки, участвовал во всех школьных постановках, пел в хоре и уже один сезон отработал помощником комбайнера у своего дяди…

Повязывал ему галстук сам майор Министерства государственной безопасности, ветеран Великой Отечественной войны, весь китель которого был покрыт орденскими планками.

И старшие товарищи – комсомольцы, и даже коммунисты, все ему хлопали, и поздравляли, и желали ему быть настоящим ленинцем, и никогда не сходить с пути Ленина и Партии.

Этот торжественный день он запомнил навсегда – для него началась новая жизнь. Он с новыми силами бросился в общественную деятельность, стал больше читать книг, изучал биографии вождей революции, в том числе и сочинения Ленина и Сталина, делал доклады, о текущем положении вещей, и стал собирать истории героев Великой Отечественной войны, планируя открыть музей боевой славы в школе. Эту его инициативу всецело поддержали.

Он составил список героев, которые проживали в деревне, и начал вместе со своими друзьями ежедневно после уроков и после всех дел, которые должен выполнять каждый мальчик в деревне, поочередно отправлялся к ним, выслушивал рассказы о войне и старался записывать их слова, а то и просил подарить какой-нибудь сувенир для музея.

Но однажды началось нечто странное – люди из его списка, герои войны, начали исчезать один за другим…

По деревне слухи быстро расходятся, и он с удивлением узнавал, что эти герои оказались злостными вредителями, а то и иностранными шпионами, завербованными во время войны. Шаех только удивлялся этому и еще большим рвением старался выполнять свою работу, чтобы настоящие герои не были обделены вниманием и не замарались близостью ко всякого рода врагам народа.

Но когда был арестован дядя Шаеха, участник войны, которого он знал как человека исключительной честности, а также передовика социалистического труда в колхозе, он начал понимать, что что-то здесь не так.

Он пошел к милиционеру, который арестовал дядю, чтобы объяснить ему, что тот ошибся и его дядя вовсе не преступник, его надо скорее отпустить…

Хорошо, что милиционер пинками выгнал его из своего участка, а не арестовал, как пособника врага народа, как это бывало в Советском Союзе, где уголовная ответственность наступала с двенадцати лет.

…Он долго стоял на дороге, и смотрел вслед старой трехтонке, которая увезла в Лениногорск очередную партию врагов народа….

Тогда-то его и посетила мысль: что-то не так. Так не может быть. Так неправильно, не может быть у Советского Союза столько врагов. И эти враги – не враги вовсе. Разве враги – его дядя, его соседка Хуснуллина Фатыма, которая его всегда угощала медом со своей пасеки?

Он вновь уходит в литературу, перечитывает труды Ленина, читает газеты со статьями Сталина и его соратников, думает, анализирует, и наконец, делится со своими мыслями со своими самыми близкими друзьями – Луисом Хафизовым и Ратмилом Зайнуллиным. Он говорил, что происходящее в деревне и даже в районе – неправильно, просто люди об этом не знают, и надо им все рассказать, потому что правда для пионеров – самое главное.

Они прямо в школе организовали тайную пионерскую политическую организацию «Ленинский путь». Они и еще несколько пионеров каждый вечер после школы собирались в красном уголке, где обдумывали, что делать, как с этим бороться, как спасти людей от неправды.

И они решили устроить демонстрацию, чтобы достучаться до всех сразу…

Всю ночь готовили плакаты, писали на кумаче лозунги, и на следующее утро все вместе вышли с этими лозунгами: «Долой Сталина!», «Да здравствует Ленин!», «Ленинский Путь – самый правильный!» и прочими, – громко стуча в барабаны, прошли по центральной улице деревни.

Жители были шокированы. Потеряли дар речи. Только мать Шаеха стояла в слезах – взрослые знали, чем это все может закончиться.

А пионеры шли по улице и призывали односельчан присоединиться к ним.

Но никто не вышел и не присоединился. Все прятались сами и прятали своих маленьких детей, чтобы никто не увидел этого шествия. А кое-кто даже сел на подводу и уехали из деревни, от греха подальше.

Даже местный милиционер не знал, как поступить. Это было настолько вопиюще, что он на всякий случай, прежде чем что-то предпринимать, доложил о происходящем начальству….

…Люди в то время настолько были забиты и напуганы, что даже родители этих пионеров ничего не предприняли для их спасения. Так и сидели по домам, пока уже ночью к ним не пришли сотрудники МГБ и не забрали их.

 На самолете к Сталину

Дальнейшая судьба этих мальчишек также заслуживает внимания. Их не просто арестовали, но и долго-долго допрашивали – пытались узнать, кто был самым главным зачинщиком, кто их подстрекал. Но поскольку им на этого нечего было ответить, кроме правды, они и говорили правду, ведь они были настоящими пионерами, верными заветам Ильича и своей пионерской клятве. Им не верили, и интенсивность допросов только возрастала. Но к чести детей, надо сказать, что они своего друга не предали, что было редкостью в то время…

Весть об этом невероятном происшествии дошла до самого Сталина. Отец народов распорядился выслать самолет пионерами из села Сарабиккол. Это было настолько невероятно, что он решил самолично посмотреть на них: может, его обманывают?

Через несколько дней эта встреча произошла. Что было на ней, мы, увы, можем теперь только предполагать. Но факт – после встречи всех отпустили.

…И каждый потом прожил свою жизнь так, как он должен был прожить: построили дом, вырастили детей, посадили дерево.

Почему Сталин их не уничтожил, как десятки миллионов людей за гораздо меньшие «грехи»?

Может быть, благодаря их смелости и правде, которая была заложена в них десятками поклонений предков, которые всегда, до последнего вздоха, отстаивали правду. Предками, которые даже не думали о смерти, когда речь шла о справедливости, когда речь шла о правде.

Сохранились архивы НКВД, и по сей день живет и процветает деревня Сарабиккол в Лениногорском районе Республики Татарстан.

Вот только последний участник тайной политической пионерской организации «Ленинский путь» Шаех Забиров совсем недавно покинул наш мир…

Рамис Назмиев

Об авторе:

Рамис Назмиев родился в 1971 году в Казани. В 1992 году окончил биолого-почвенный факультет Казанского государственного университета; в 1995 году – факультет кинорежиссуры Высших режиссерских курсов, (мастерская детективного и приключенческого кинематографа Михаила Иосифовича Туманишвили, Владимира Владимировича Акимова). Является сценаристом и сорежиссером художественного фильма «Пропасть» (2002); сорежиссером-постановщиком художественного фильма «Зулейха» (2003); сценаристом и вторым режиссером документального фильма, посвященного летчикам, совершившим побег в Кандагаре (1998); создателем игровых социальных роликов, посвященных развитию межэтнических отношений в Казани. С 1995 года – член экспертной комиссии управления по кинематографии Министерства культуры РТ. Публиковался в журналах  «Чаян», «Антикриминал», «Идель». Живет и работает в Казани.

Оставить комментарий