Валентина Насртдинова

Был ли шанс не очароваться книгой у ребенка, выросшего в окружении полутора тысяч томов домашней библиотеки, с величайшей кропотливостью собранной тремя поколениями родственников? Ни малейшего, разумеется. Был ли шанс удержаться от страстного желания пробовать писать у того, кто с восьми лет твердил Цветаеву наизусть? Ответ, конечно, опять очевиден. И пусть в качестве основного эпистолярного жанра Всевидящая Судьба – та самая, безусловно, о которой писал Баратынский, определила мне написание лекций и ВАКовских статей, (с 2010 года я преподаю в Казанском Федеральном Университете); вдохновение все же иногда посещает меня, и жизнь тогда ощущается ярче и полнее. Кандидат философских наук, старший преподаватель ИМОИиВ КФУ.

ВРЕМЕНА ГОДА
***
Как с цирком бродячим уйти на рассвете,
И белые ландыши в смуглой руке
Несмело сжимать. И любуясь, как ветер
Чуть слышную песню уносит к реке
Поверить ему. И отбросить сомнения,
Чужие химеры и вещие сны…
Идём же! Мой ветер так пахнет сиренью,
Мой ветер – предвестник грядущей весны.
И степь – акварелью, и скифские скулы,
Старинный девиз на актерском мече,
Гадать на ромашке, и быть Мариулой,
И вновь засыпать у тебя на плече..
И пальцы запутывать в конские гривы,
И табором петь при костровом огне,
И небо расписывать звёздным курсивом
О дальней дороге и вечной весне.
***
Лето, воспетое песнями звонкими,
Солнце закатное – вот и разминулись.
Стебли хрустальные – пальцами тонкими,
В август зовущая легкая изморось…
Волны, гонимые сестрами-музами,
Тайны забытые, сон недосказанный.
Я предпочту оставаться неузнанной,
Дождь над землею – бессчетными стразами…
В чащу лесную, к избушке заброшенной
Снова уводят тропинки заветные.
Юного месяца взгляд завороженный,
Ночь колдовская – короткая, летняя.
***
Отсчитывать годы костяшками счетов,
Руки на прощанье коснувшись рукой,
Во взгляде усталом угадывать что-то,
Осеннее утро встречая с тоской…
А быть бы смелее – окликнуть, вернуть бы,
И темные пряди откинуть со лба…
Как выпавшей картой решаются судьбы,
Так нынче и наша решилась судьба.

***
Температура – минус тридцать,
За поворотом в лес – погост,
А мне все это только снится,
При лунном свете снег искрится,
От кисти остывает холст…
И всё слабее твою руку
Я чувствую в своей руке,
И каждому внимаю звуку,
И вещую пою разлуку,
Не строя замков на песке.

Оставить комментарий