Три дороги Айдара Сахибзадинова

Часто ездил в Казань по ночам. Уставал сильно, в поясницу потную надует из окна, глаза от напряжения, от встречных фар красные; мир ирреальный, мигающий рекламой, когда выйдешь около кафе или заправки…

Processed by: Helicon Filter;

 У обочины вечности

Ноябрь 1998 года, лечу на «Жигулях» по Оренбургской трассе, везу семью из деревни. Метнуло в лобовое стекло снегом, поднялась метель, и вдруг снежная буря! Таких бурь в Татарстане я еще не видывал. Как в кино. Как в сказке. Вмиг все заволокло, стекла будто обернули марлей! Не вижу дороги, даже своего капота. Бешено работают дворники, резиной размазывают снег на охлажденном стекле, вглядываюсь – но будто слепой…

А машина летит! Ни сбавить скорость, ни остановиться – вдруг сзади КамАЗ! КамАЗ – машина огромная, безопасная, и водители, особенно молодежь, не боятся – летят в любую погоду на крейсерской скорости. Об этом я хорошо знал.

В одном из далеких районов Татарстана как-то случилась метель, туда выехала съемочная группа. Четыре легковых автомобиля стояли у обочины, пережидали метель – и камера журналиста уловила: на полном ходу в них врезался КамАЗ, смял все четыре в гармошку. Второй КамАЗ, летевший следом, с тем же удальством добавил…

Это показывали по телевизору. КамАЗы попали в объектив с расстояния 15 метров. А я не видел даже капота!

Рядом сидели – молодая жена и дочь на выданье, мы как раз возвращались от родителей ее жениха, дембеля. Его, в аксельбантах, мы встретили с поезда на Казанском вокзале и вот отвезли домой, недалеко от Лаишева.

Я посмотрел на девушек. Они молча глядели в стекло, ничего не подозревая, – и я вовсе остался в одиночестве…

В голове мелькало: съехать с трассы, значит – перевернуться. Обочина высока, да и где она, это обочина?!

Все решится в секунду. Мне бы сбавить, но сзади опять мерещится КамАЗ.

И машина в белой мгле продолжает лететь стрелой…

А стрелой ли? Может, тут затяжной поворот? И автозаводские протекторы неотвратимо, по сантиметру, одеревеневшими ромбиками смещаются к середине дороги? И сейчас мы летим лоб в лоб со встречной машиной, водитель которой тоже ничего не видит?

В облаке как будто мелькнула макушка церкви. Скрылась-открылась. Рождествено? Завесу будто рукой сняло.

Я глянул в зеркало заднего вида: белым-бело. А впереди видимость хорошая. Я сбросил скорость, опустил боковое стекло. Закурил.

Что это было? Сколько минут мы летели вслепую? Три, пять, семь? Кажется, целую жизнь. И табак такой необычный, вкусный, будто в первый раз в жизни закурил.

 

  Обгон

 

Лихие девяностые. Еду на «Жигулях» в Москву. Дороги узкие, двухполосные, часто ремонтируются: успеешь – проскочишь участок по встречной.

В Чувашии иду на обгон двух фур. Но те подтапливают и замыкают просветы. Придется обгонять всю колонну. Давлю на газ, однако на спидометре едва – 110. Что это? Машина новая. В Казани я выжимал на ней 147 км в час. Я только что заправился на поселковой бензоколонке. Выходит, бензин разбавлен водой!

Издали вижу – навстречу летит иномарка, включила два солнца, помаргивает. Ну, сбавь скорость! Дай завершить маневр… Нет! И он прав. Он на своей полосе и готов умереть за правду, столкнувшись со мной лоб в лоб.

Что делать? Гляжу на обочину, уже иду на нее… Но нет! Растрясет и подкинет на щебне, бросит в овраг. Так погиб режиссер Леонид Быков, снявший фильм «В бой идут одни старики». Засуетился на «Волге», ушел на обочину, развернуло – и получил в бок.

Хвост колонны далеко позади, я не успею сбавить и за него спрятаться…

Прижаться к колонне? Мощное колесо фуры оборотом поднимет меня на ребро. Такое я видел – легковушка косо планирует в ад…

Сердце у горла. Фуры идут как локомотивы. А встречный все моргает, все жмет на педаль. На могиле его будет табличка: «Он был прав!».

Кажется, в фурах смеются…

Мелькает перед глазами жизнь…

И вдруг пробел. Влетаю в него – а слева ракетой с горящими прорезями пролетает воскресший…

Что случилось? Кто скажет: ЧТО сейчас случилось? А ничего! Я еду здесь будто сто лет. Вот только ужасно ослаб.

Я благодарен водителям фур. Они перестали над «Жигуленком» издеваться. Я готов плакать, целовать руки палачей. Спасибо. Семляки…

По возвращении в Казань я рассказал об этом случае напарнику по охране, бывшему футболисту из команды «Рубин».

Леша с другом один такой наглый большегруз наказал. Зимой. Догнали, ушли чуть вперед, пассажир Леши открыл окно и бросил в лобовое стекло фуры мерзлый батон докторской колбасы. Стекло фуры взорвалось. Ехать внутри на анестезирующем ветру наглецы уже не могли.

 

 Сон за рулем

 

Я считал себя всех умней.

Ну, как можно спать за рулем?! – негодовал я, читая в газете об очередной трагедии, – никакой ответственности! Ну, захотел спать – сверни с дороги, поспи! Самоубийцы!

Часто ездил в Казань по ночам. Уставал сильно, в поясницу потную надует из окна, глаза от напряжения, от встречных фар красные; мир ирреальный, мигающий рекламой, когда выйдешь около кафе или заправки…

Между Нижним и Кстово еду. Узкая извилистая дорога, по бокам над болотом отбойники, и так мне плохо! Я не могу дать себе отчета – почему мне плохо? – еду и еду. Солнце утреннее светит  прямо глаза, прикроешь веки – просвечивает сквозь них. Но надо глядеть вперед! Гляжу. Лечу. И ведь как здорово, что я наконец отдыхаю, что я не за рулем. Блаженство, и солнце греет лицо…

Вдруг обнаружил, что авто летит посредине шоссе. Благо нет встречных.

С трудом отъехал до конца отбойников, оставил машину на обочине, взял куртку, пошел в лес – спать. Хоть полчаса. Как Штирлиц. Но не могу уснуть. Организму плохо, а сна нет. Ведь у меня еще – наследственная бессонница. Наверное, подремал – не понял. Стало чуть легче. Поехал.

Друзья, вот так неожиданно приходит за рулем сон, вы и не поймете, что уснули. Ведь спать-то не хотелось, просто было тяжко ехать. А тяжко оттого, что я напузырился кофе и чаю покрепче, организм страдал, хотел сна, но чай и кофе поддерживали во мне явь, превращая ее в ирреальность.

Чувствуете себя плохо, сверните. Поспите хоть полчаса. Ведь из тех, кто погиб во сне за рулем, не было таких, кто не хотел жить. Оказывается, не были они самоубийцами.

30 июля 2016 – ноябрь 2016 – 10 августа 2017    

 

 

Оставить комментарий