Полевые исследования – трудные испытания или новые приключения?

О том как впервые  прокладывался новый туристический маршрут по живописным местам Татарстана.

 На мою долю выпала уникальная возможность принять участие в составлении маршрута для весьма перспективного проекта «Экологические маршруты Нижнекамья», осуществляемого Нижнекамским филиалом Казанского инновационного университета им. В.Г.Тимирясова (ИЭУП) в рамках реализации программы президентского гранта по направлению охраны окружающей среды и защиты животных. Это позволило мне лично прочувствовать специфику деятельности и быта профессиональных туристов в полевых условиях.

Когда мне предложили стать одним из участников сего события, в воображении сразу образовались стереотипные представления об исследовательских походах. Я вообразил себя первооткрывателем, которому не были страшны любые трудности и превратности судьбы. Представлял, как буду сидеть у тлеющего костра, и радоваться простому, но вкусному ужину, мечтая воочию узреть рассвет во всей его красе.

Как бы то ни было, в условиях реального времени всё прошло не так гладко, как казалось. И это естественно, ведь как можно прочувствовать весь вкус и полноту жизни, не сталкиваясь с проблемами?!

История этого маленького путешествия началась 20 октября. В 8 часов утра всю нашу инициативную команду в количестве 13 человек, под руководством трёх инструкторов высадили у родника «Ак Торна», далее мы поднялись на небольшой холм, откуда открывался живописнейший вид на канал, который ныне называется Смыловский, но когда-то носил совсем другое имя. У этого канала есть своя легенда.

Когда-то давным-давно в поселение татар прилетали журавли. Дети очень любили с ними играть и обвязывать их лентами с маленькими колокольчиками. Но однажды в поселение пришли завоеватели, а журавли улетели:

«Тиxo стало вокруг… Только серебряный звон колокольчика раздавался в осеннем воздухе. Вспомнил Ак Торнa маленькую Айсылу и заплакал. Слезы его стали дождем, а потом — бурей. Много врагов погибло в той буре, но в живых осталось еще больше.

Вдруг тысячи молний пронзили осеннее небо — это птицы услышали призыв и пришли на помощь людям! Тысячи серебряных колокольчиков полетели на землю, и там, где они падали, появлялись озера, в которых тонули беспощадные завоеватели.

Много было птиц, но врагов и того больше.

Плачет журавль в небе, плачет, маленькая Айсылу на земле: погибнет народ Тamap.

Тогда расправил свои крылья гордый и сильный Ак Торнa, ринулся вниз и ударился оземь…

Земля задрожала, расступилась и поглотила врагов — всех без остатка.

Радуются люди победе, и только маленькая Айсылу ищет своего спасителя.

Ищет, а найти не может — глубокий овраг рассекает землю…

Когда быстрая речка Чулман заполнила собой тот овраг, все увидели, что принял он облик расправившей крылья птицы».

И ведь действительно, сам канал с прилегающими к нему озёрами имеет очертания журавля.

После увиденного, невольно задумываешься о правдивости такой легенды. Умиротворяет сама атмосфера, исходящая от вида этого канала.

Хотелось бы подольше побыть на этом холме, но путь наш был долог, а времени было мало. Ещё во время пути до места первого ночлега нас врасплох застала непогода. Начался ливень. Это была первая проблема, с которой я столкнулся во время своего путешествия. Молнии сверкали, гром грохотал, а темп шага нашей группы всё ускорялся и ускорялся. На тот момент хотелось проклясть всё, что было проклинаемо и не проклинаемо. Двигаться было тяжко, ветер неустанно дул в нашу сторону, ни на секунду не собираясь прекращаться, а слякоть и грязь усложняли передвижение настолько, что казалось, мы идём по болоту. После пары часов такой неприятной, но впечатляющей ходьбы по грязи, вдоль леса, а затем сквозь него мы, на наше удивление, обнаружили новый родник. Сразу скажу, что эта находка является «золотой» для любого путешественника, ведь вода в походах нужна всегда, а тяжесть всевозможного снаряжения, которым обвешивают человека в самом начале, может быть непосильной ношей даже для прирождённого атлета, а воды, собственно говоря, много не унесёшь. Обрадовавшись такому открытию, мы решили обозначить этот родник как место стоянки и обеда. Только я начал предвкушать аромат гречки с тушёнкой в своём сознании, как столкнулся с новой проблемой: для розжига костра вокруг не было ни единой сухой щепки. Мы рассредоточились по всему периметру местности в поисках веток, хвороста, да вообще всего, что могло гореть. Я радовался любой сухой веточке, как ребёнок, которому на день рождения подарили желанную игрушку. После часа поисков, мы наконец-то собрали всё необходимое: вырыли углубление для костра, поставили треножник, расставили палатки. Также я научился вскрывать консервные банки. Даже двумя путями: один подразумевал наличие ножа или других острых приспособлений, а другой такие радости жизни как нож и открывашка упразднял. Второй способ тотально изменил моё представление о консервах…Вдоволь наевшись, я смог ощутить тот дух путешествия, который обычно и описывается в записках, рассказах и романах. Сумерки. Потрескивание костра. Приятные беседы. Бардовская музыка. Мы болтали практически до трёх часов утра, не чувствуя ни усталости, ни сонливости. Потом мы резко уснули.

Вставать утром было тяжело. В палатке, на удивление, было не так холодно, как казалось. Даже тепло. Примерно полчаса ушло на сбор снаряжения, и мы двинулись в дальнейший путь. Мы дошли до села Шереметьевка, в котором тоже было на что посмотреть. Самым колоритным объектом был старинный купеческий дом-музей, но не достопримечательности были нашей целью. Нам необходимо было составить рациональный маршрут, обнаружить бьющие ключи и места обхода речушек. Только тогда я вспомнил, что поход наш был, оказывается, исследовательским. По теории, у посёлка Камский, что достаточно далеко от Шереметьевки, мы должны были обнаружить три действующих родника, но это не представилось нам возможным из-за непродолжительности экспедиции, нехватки продовольствия и отсутствия снаряжения. Всё-таки экспедиция подразумевалась поэтапной, и эта вылазка оказалась результативной, была обозначена часть универсального для многих районов Татарстана походно-туристического маршрута. Это позволило мне почувствовать свою значимость для геологического сообщества.

Теперь можно с гордостью говорить, что я стал одним из первооткрывателей! А впереди еще много нового: полевые исследования сельского поселения Красный Ключ, родников прибрежной зоны реки Кама, благоустройство родников Нижнекамского муниципального района, республиканский эколого-инновационный лагерь, научно-практические семинары и всероссийская научно-практическая конференция о новых социально-инновационных практиках развития экологической культуры российского общества.

Студент группы 1171

Нижнекамского филиала КИУ (ИЭУП),

Илья Томин

 

Оставить комментарий