Телеграммы Ийона Тихого

Звездный дневник прославленного звездоплавателя и почетного профессора университета обеих Медведиц — фанфик  Рамиля Ибрагимова.

ghfseccxmjg

О себе: Учился физике в МИЭТе, преподаю физику школьникам, занимаюсь режиссурой видеороликов, веду профессиональный блог на ютюбе. Всегда любил научную фантастику, в широком спектре, от сказок до так называемой твердой фантастики. Станислав Лем писал сразу во всех этих жанрах. В 11 классе мне в руки попался сборник его произведений, и эта книжка меня очень впечатлила. Книжка заканчивались «звездными дневникам Ийона Тихого», ни на что не похожего как бы-дневника звездного мореплавателя. Лем умер в 2006 году, и не напишет больше новых «путешествий» Ийона. Теперь их пишу я.

И так, Телеграммы Ийона Тихого.

Заметка №1

Третьего дня стоял в страшной пробке по пути к соседнему с Лениакеей кластеру. Там я намеревался посетить Оперный театр Камалла в небольшом городе Яуэе провинции Ги Пуртейнской федерации планеты Киттелина кластерный индекс 8(987)-5665876, но все больше боялся, что дорогущий билет на концерт звезд метавселенского масштаба был куплен зря.

Мы остановились. Объявили: «Остановка 102-ой парсек. Следующая остановка Киттелина Пассажирская. Осторожно, двери закрываются». На остановке без названия зашло неожиданно много пассажиров. Слева от меня сел паренек лет сорока, достал фон и стал исступленно разматывать рулон туалетной бумаги. Я переключился на вагонное радио: «…ученые доказали: меньше врешь – больше живешь! Читайте Космомольскую правду и узнаете больше…» Обычно в таких поездках я не занимал себя просмотром фильмов или телевидения, а скромно развлекал себя наблюдением за ходом часов в бегущей строке над выходными дверьми. В бегущей строке отображалось сразу два времени: слева — собственное ( его все называли вагонным), а справа – земное. Минут через пять после начала движения вагонные часы начинали заметно отставать от земных. Земное время бежало все быстрее и быстрее, и к концу путешествия уже больше походило на подсчет толстенной стопки банкнот в автоматическом устройстве. Но еще больше мне нравился тот единственный момент, когда этот бешеный бег времени вдруг прекращался. Это значило, что гравитационный пузырь выключен и можно пойти размять ноги в очередь к дверям. За окном открывался чудесный вид, который можно было наблюдать исключительно и только из окна гравитобуса: уносящиеся прочь звезды великолепной контрастности и яркости. Я несколько раз словил себя на ощущении, будто мы едем по обыкновенному земному шоссе, а проносящиеся огни за окном — это освещение дальних городов, неоновые лампы реклам и придорожные фонари. Ну а осознание того, что за окном космос и до ближайших «фонарей» пара световых лет, если повезет, не оставляли мне ни одного шанса избежать минутки философствования. Итак, когда-то, еще до нашей эры человечество стремилось изобрести технологии межзвездного перемещения. Никто не сомневался, что ну вот изобретут «фотонный двигатель» (никакой фотонный двигатель люди до сих пор не изобрели, да уже и вряд ли изобретут, за ненадобностью) а уж дальше начнется экспансия и обжитые планеты начнут появляться как грибы после дождя. В действительности, разумеется, ни самые безумные мечты, ни самые полоумные фантазии, ни самые разумные прогнозы не сбылись. Да, полвека назад изобрели гравипузырь. Да, вскоре после этого, пока под флагом научного освоения, мы обжили первый мир. Человечество решило, что событие это ничуть не менее знаменательное, чем рождение Иисуса Христа и подавляющим большинством проголосовало за перенос отсчета новой эры.

Робочеловеческая нога где только не ступила за полвека космической экспансии, мы открыли миллионов десять миров в соседних кластерах, и в нашем, конечно. Но обжили пока только восемь. Еще бы, экспансия планеты — дело дорогое. Тут решающим критерием остается рентабельность, каким бы ни был источник дохода: туризм, например, или добыча редких материалов. Только несколько метагалактических корпораций смогли позволить себе исследования внеземного пространства. Вы только представьте, мириады чудесных и фантастических, странных и экзотичных миров остались теперь только на снимках зондовых аппаратов, которые только и успевали немножко попылить атмосферу очередной планеты и улетали прочь, навсегда. Эти миры не прошли суровый отбор экономической рентабельности, которую прошла, например, счастливица Киттелина, на которую я в данный момент направлялся. Дальше мои мысли растеклись по древу философствования столь тонким слоем, что и пересказать их нет никакой возможности.

Через пятнадцать вагонных минут я уже стоял на платформе геостатической станции. На платформе, как всегда, было прохладно, даже зябко. Торопясь к лифту, я, как всегда, удивился: за окном четыре градуса выше нуля, стало быть топят здесь градусов на двести восемьдесят. Так какого, спрашивается, черта не подтопить жалких десять градусов? Это, и, пожалуй, еще квазары оставались лично для меня главными вселенскими загадками.

К началу концерта я, слава Космосу, успел. На концерте и по его завершению меня ждало столько неожиданностей, что я, пожалуй, опишу их в следующем дневнике, ибо короткое пребывание на славной Киттелине вышло для меня настоящим приключением, разве что без беготни и стрельбы, и в этот дневник никак не умещается.

Телеграм канал автора @ijon_tichy4

Оставить комментарий