Сюмбель Таишева: Модельер Султан Салиев: «Татарская женщина – властная и умелая»

Султан–родом из города Ош–в Казани прославился стилизованной татарской национальной одеждой. Мы познакомились с Султаном случайно. Каждый год президент общественной организации «Мисс Татарстан»Изольда Сахарова приглашает меня в жюри.

В этом году шоу получилось очень ярким. На подиум выходили взволнованные девушки, один конкурс сменялся другим, и вот в финале участницы вышли в воздушных вечерних  платьях «от Султана Салиева».   Какова же была моя радость, когда за кулисами, спускаясь после голосования,  я встретила его! Тут же, пользуясь моментом, договорилась с ним об интервью. И вот мы с модельером и его помощницей Алиной Бадрутдиновой беседуем в студии в центре Казани.

– Чтобы стать известным дизайнером, нужно не только обладать талантом и стремлением, но, наверное, иметь хорошее образование. В Казани на дизайнера обучают в КХТИ на факультете технологии  легкой промышленности и моды. А вы где обучались?
– Родом я из Киргизии, а в Казань переехал в 2002 году. Тамв городе Ош располагается очень востребованный Кыргызско-Узбекский технологический университет.Несколько лет назад  он был переименован вОшскийгосударственный социальный университет.Моей учебе в этом вузепредшествовали годы обучения в Ошском технологическом колледже. У меня два образования в одной сфере – это модельер и инженер-конструктор. В детстве я очень любил рисовать. В нашей семье  до сих пор вспоминают «страшный» случай. Однажды я не пошел в садик и остался один дома. Когда взрослые вернулись домой, их ждал сюрприз – из маминого халата я сшил костюм для любимой куклы сестры Зулейхи.

– Если бы была возможность, в каком иностранном вузе вы бы продолжили обучение? В Италии, во Франции?

– Есть желание учиться в Школе Святого Мартина в Милане. Можно попробовать выигратьгрант. Это очень престижное заведение,там преподают лучшие преподаватели и критики, а дизайнеры и модельеры модных домов Dior, Chanel, KarlLagerfeldпринимают самое активное участие в творческом процессе. Затем приглашают лучших учеников продолжить работу над их коллекциями.

a67636cf9f3f493f8f066396632ffa02__465x308

– Талант многих известных дизайнеров, таких как Ив Сен Лоран или Валентино Гаравани, раскрылся  уже с малых лет. Кто-то из великих увлекся модой, глядя намаму за  швейной машинкой.  Кто вам привил любовь к шитью и дизайну?
– В детстве мне приходилось наблюдать, как работает моя бабушка по материнской линии Зайтуна Касымовна Миналимова. Её родпроисходит из деревни Кэкерле Дрожжановского района. Во время репрессий после раскулачивания ее семья, боясь гонений, на одной телеге переехала сначала в Азербайджан, затем в Чечню, и, наконец, в Среднюю Азию.  Прадед на родине выращивал зерновые культуры, торговал, считался одним из успешных купцов местного значения. На новом месте он продолжил торговлю. Рассказывали, что он, первым в кишлаке, приобрел  радиоприемник, и новости из Москвы приходили слушать все соседи.
В школе я всегда хотел выглядеть лучше всех и старался  одеваться не как все. В Средней Азиидаже во времена советского дефицита  было разнообразие тканей.Я рисовал эскизы костюмов и просил мою любимую эбиемсшить мне по ним костюм. Теперь вот и в жизни так – я рисую, а шьют  наряды два мастера. Вообще, у меня две бабушки и у обоих, как помню, были швейные машинки одной и той же фирмы с окрыляющим названием  «Butterfly» — «Бабочка».
Надеюсь, когда Зайтунаэбием будет читать эти строки, ей будет приятно. Она ведь у меня молодец! Ей 95 лет, а она все еще самостоятельно летает на самолете в гости из Татарстана в Киргизию. Иногда берет в руки планшет, чтобы почитать новости. Не пропускает  любимую передачу «Давай поженимся!» Мечта у меня есть – этим летом съездить с ней  в её родные места.Жаль, правда, что дом в Кэкерле не сохранился. Говорят, на его месте теперь спортивная площадка.

– Султан, вы родом из города Ош.  Если судить по красивому тюркскому имени, вы…
– Во мне течет смешанная кровь:  киргизская и татарская. Мой дед по папиной линии Таштан Салиевич Салиев по национальности  киргиз. Во время Великой Отечественной войны  на фронте познакомился с татарочками. Возможно, это были медицинские сестры или санитарки. Они очаровали его. В отличие от женщин из Средней Азии, татарки отличались интеллектом и высоким уровнем культуры. Когда он встретил Мукараму, татарку из Башкирии, то не упустил свой шанс. Полюбил и сделал ей предложение. Я так вам скажу  — татарская женщина властная и умелая. Таштанбабай разговаривал со своей любимой женой  на киргизском, а бабушка отвечала ему всегда на татарском. А когда она обращалась к нему на татарском, то он в свою очередь отвечал ей на киргизском. Оба владели тремя  языками, а мы, внуки, с ними больше общались на русском. Они счастливо прожили долгую  жизнь и в 1999 году отметили золотую свадьбу. Через несколько лет деда не стало, а эбием пережила его на пять лет.

– Вы сами  также красиво ухаживали за своей женой?
– Мы с моей супругой Эльвиной одиннадцать лет в браке. У нас подрастает пятилетний сын Касым-Али, которого назвали в честь дедушки. Мы  познакомились в Киргизии 10 июля, а спустя три года в этот же день  — 10 июля 2004 года — поженились. Платье своей невесты я считаю своей первой признанной авторской работой. Подобрав ткань, сам сделал эскиз, и в течение недели было сшито восхитительное платье красавицы-невесты.  Это у нас своего рода такая традиция. Моей маме платье сшила ее свекровь Мукарама эби. Такое платье-сарафан с золотыми нитями в кружеве. Оно до сих пор висит на плечиках как память об одном из самых из прекрасных дней жизни мамы.

– Действительно, во многих семьях есть традиция бережно хранить и передавать из поколения в поколение какую-то вещь, как особенную ценность. Думаю, и у вашей семьи есть такой талисман…
– Сохранилась тюбетейка, принадлежавшая маминому деду Касыму Миниалимулы из рода Бакусевых. Она не такая красочная, как нынешние. Я ее даже чуть-чуть подпорол, чтобы посмотреть, как она  подготовлена изнутри. А там скрученный жгут из конского волоса. Натуральная ткань, ручная стежка и небольшой орнамент – вот так раньше шили повседневный татарский национальный убор.  И только на праздник надевали особую тюбетейку, вручную расшитую богатым орнаментом.

– Исторически татары любили и любят  красиво одеваться. Но в нашей современной одежде редко увидишь следы прежних национальных линий и рисунков. Вы вот, приехав из далекой Киргизии, взялись за разработку коллекции татарской национальной одежды и добились определенного успеха. Как объяснить эту дерзость?
– В Средней Азии даже в наши дни национальная одежда используется в каждодневной жизни. Кстати, это характерно для всех восточных народов. Татарстан, как европейская республика, отошел от этой традиции. Возможно, тому способствовало русское окружение. Но сейчас пришло время обратить свое взор к истокам. Это ощущается и в мире высокой моды. Когда я просматриваю книги по моде, то в образцах обязательно отмечаю национальные элементы того или иного народа. Мне самому нравится стилизовать национальную одежду под современную. Еще в годы преподавания моделирования, конструирования и истории моды в своем родном университете в Киргизии у меня появились серьезные наработки в этом направлении. Не будет преувеличением, если скажу, что признание пришло. Так, в 1998 году на международном конкурсе «Традиционный костюм как источник творчества дизайнеров» в Ташкенте я завоевал четыре диплома из пяти возможных и получил диплом от Академии художеств Узбекистана.
В Казани как модельер я впервые проявил себя в «Мастерской настроения» компании «Елена Росса». Мы выпускали коллекции prêt-à-porter на каждый день.

– За право создания коллекции фирменной одежды для спортсменов Универсиады-2013соревновалось много дизайнеров из Татарстана. Предпочтение было отдано московской компании. Оценки творения «варягов» были с нашей стороны критичны. Некоторые местные дизайнеры, например, Надежда Аюпова, отметили отсутствие национального колорита. Вы принимали участие в  том  конкурсе?

Оставить комментарий