Страна любви – великая страна

В  балетном мире очень  многое зависит от стечения  обстоятельств, репертуара,  побед на различных конкурсах, закулисных отношений, личного обаяния. Актерское творчество  –  это всегда самораскрытие. Секрет успеха заслуженной артистки Татарстана, лауреата Государственной премии РТ им. Г. Тукая, солистки балета Кристины Андреевой кроется, на мой взгляд, в том, что она всю жизнь продолжает учиться, преодолевая трудности и преграды. Какую бы роль она ни исполняла, на ее необычайно удивительном лице с большими глазами отражаются самые тонкие грани души. Кристина не кажется бездумным и блаженным видением на сцене, не боится бледности, усталой улыбки, мысли, которую мы всегда читаем в ее внимательных глазах. Она лишена пафоса и звездной болезни, всегда стремится отбросить все суетное и лишнее, ее жизнь реальна, а не условна, ее ирония так же мудра, как и ее человечность. Актриса безупречна в показе очень сложных переживаний, поэтому ее внутренняя жизнь соответствует ее сущности. Ее мимика совершенна, а драматическая выразительность придает поэтичность танцу. Красота Кристины естественна, и поэтому замирающий от восторга зал в неповторимом пластическом языке балерины видит грацию и удивительную гармонию. Чем отличается танец Андреевой? Воспитанную в ней академичность артистка соединила с особой грациозностью, отточенность любых, даже самых мелких движений – с изящной мягкостью линий. В балете трудно найти открытый героизм, пафос и патетику жизнеутверждения без мажорной помпезности. Героини Андреевой нежные, глубоко лиричные, естественные в своем жизнелюбии, органичные, они выражают глазами все оттенки сердечного пространства. Даже 32 фуэте, сделанные всегда технически безупречно и с внешним задором и блеском, показывают ее глубочайшие человеческие переживания. От роли к роли у Кристины растет философский масштаб образов, в каждой партии она находит пластическую и душевную непрерывность. Стоя за кулисами перед выходом, Андреева с закрытыми глазами молит Бога о помощи, мысленно прорисовывает образ, который надо воплотить кончиками пальцев, выверяя каждый музыкальный такт спектакля. Ее танец великолепен, и говорить о безупречной технике, думаю, просто неуместно. В музыкальном вихре у нее всегда видны крупицы конкретного образа и слышен стук беспокойного любящего сердца. Балерина поистине безграничных возможностей, Кристина Андреева станцевала в театре практически все главные партии балетного репертуара. У нее есть настоятельная потребность ежевечерне представать перед публикой, чтобы быть уверенной, что она на СВОЕМ месте. Адские нагрузки ее не пугают, и здесь ее выносливость можно, пожалуй, сравнить с выносливостью Майи Плисецкой, которая никогда не позволяла себе расслабиться. Будучи примой театра, Кристина щедро возлагает дань на алтарь Терпсихоры. Ее тирания по отношению к собственному телу является чем-то вроде дьявольского провоцирования и свидетельствует о невероятной работоспособности. Будучи перфекционисткой в репетиционном зале, актриса воспринимает танец как искусство исключительно красивого, отточенного движения. Зримая энергетика танцевального жеста порождает особый тип музыкальной интонационности и образности, отличающейся неповторимой, осязаемой рельефностью и лаконизмом. Она любит балеты с выраженными драматургическими линиями и контрастными образами. Через характеры своих героинь Андреева открывает для себя и зрителей новые миры. Каждая героиня для Кристины – это свой внутренний мир, возле которого происходят страсти и ка­­кие-то трагедии. Для их воплощения нужны не только выразительные профессиональные тела, но и умение через движение, язык тела выразить смысл, эмоции. Она ведет зрителей вслед за мыслью, но всегда исходя только из своей собственной индивидуальности. Прыжок артистки создает всегда ощущение легкости и непрерывности, и кажется, что она парит в воздухе, не собираясь опускаться на землю. Когда-то Галина Уланова создала апологию арабеска, до конца использовав и раскрыв его образную выразительность. Майя Плисецкая и Екатерина Максимова усовершенствовали его. Арабеск Кристины Андреевой отличается соединением устремленности и покоя, поэтому кажется, что он долго не отрывается, длится, продолжается. Красота линии у нее оставляет свет даже после окончания спектакля. Великий Михаил Фокин говорил: «Чтобы вернуть танцу его духовную содержательность, надо в нем исходить из жеста, а жест строить на законах естественной выразительности». Кристина любит контрастные находки в любой партии, по крупицам выстраивая красивую мелодичность, лиризм и взрывные мизансцены. В национальном татарском балете «Шурале» ее Сююм­бике пуглива, добра, человечна, в ней есть и застенчивость сельской девушки, наивность, но и стремление всеми силами бороться со злом, нечистью ради огромной любви к Былтыру. Горящий лес усиливает контрасты и придает героине смелость в борьбе, у нее во взгляде – бес, а в ладонях –

пламень. Танцовщица нового поколения, Кристина Андреева несет в себе традиции великих мастеров балета, восхищается их пластикой, умением доводить все до совершенства, старается приобщить молодежь к волшебному миру классического танца.

 

 Марат Шакирзянов

 

Оставить комментарий