Соединяя Дон и Волгу

С 15 июля по 17 сентября в Национальном музее РТ проходила выставка «Образы немеркнущих страниц. Книжная графика по произведениям М.А. Шолохова». На выставке были представлены рисунки известных художников-иллюстраторов из фондов музея-заповедника Шолохова в станице Вёшенской Ростовской области.

Почему именно Шолохов? Почему именно этим летом? Ведь казалось бы – ни юбилея, ни дня рождения, ни какой-то ещё памятной даты, чтобы приурочить к ней выставку, нет. Однако это вопрос излишний. Для того, чтобы вспомнить о гении, о его произведениях, о его видении мира не нужно особого повода, потому что гений, как бы далеко он ни отстоял от нас по времени, всегда присутствует здесь и сейчас, он всегда о том, что нас волнует.
Выход экранизация «Тихого Дона» режиссёра С. Урсуляка в 2015 году свидетельствует о том, что в наши дни появилась потребность переосмысления наследия Шолохова, нового взгляда на его творчество.

Выставка действовала в рамках программы «Национальные культуры в Национальном музее» и стала продолжением сотрудничества Национального музея РТ и музея-заповедника Шолохова, она стала своеобразным ответом на выставлявшуюся там экспозицию «Декоративно-прикладное искусство казанских татар: история и современность».

Иллюстрации к произведениям Шолохова интересны уже потому, что язык шолоховского описания своей живописностью до того распаляет фантазию, что картины сами собой возникают перед глазами предельно ярко. Тем интереснее взглянуть – как же художники решали свою задачу? Насколько сильно влияние автора и остаётся ли поле для самобытного, вольного осмысления шолоховских образов? Ведь о влиянии шолоховского текста часто говорят и сами иллюстраторы:

  • Кукрыниксы: «Он [рассказ «Судьба человека»] написан настолько правдиво и ярко, что перед нашими глазами снова развернулись картины исторического военного времени».

  • О.Г. Верейский: «Михаил Шолохов так живо описал своих героев, что, зная их, как не знаешь близких знакомых, трудно ли изобразить их на бумаге? А пейзажи, а бытовые сцены – они не просто описаны, они почти уже нарисованы. Тут во всём одна правда, и на мне лежит ответственность лишь не исказить её».

  • Ю.П. Ребров: «Шолохов – мой любимый писатель, я ему отдал большую долю своего сердца и к его героям – использую шолоховское выражение – «прирос пуповиной».

Однако работая с одними и теми же текстами, художники каждый раз высказывают своё видение шолоховских героев, акцентируя внимание на различных особенностях, используя разную манеру изображения.  

Открывает экспозицию портрет М.А. Шолохова работы В.Ф. Дорожинского. Он выполнен рукописным шрифтом и состоит более чем из восьми глав романа «Поднятая целина». Разная интенсивность цвета туши создаёт плавные переходы между светом и тенью, так что издалека портрет выглядит как работа карандашом. Но это не просто игра с техникой рисования, это не упражнение в построении картины из букв-«пикселей», а наглядное представление идеи о том, что через произведение всегда «просвечивает» личность самого Автора.

xc5qyjgretg

 

Работы В. Гальдяева и В. Бакланова посвящены ранней прозе Шолохова. Причём взгляды художников на свою задачу резко отличаются. Иллюстрации В.Гальдяева – удивительно живые, особое внимание здесь уделяется эмоциям, выразительности мимики и взаимодействию персонажей. Заметно стремление художника предельно точно передать в рисунке образы, созданные Шолоховым, до последней черты соответствовать авторским описаниям и свести к минимуму рефлективную составляющую, вольность прочтения.

kp-1948-7-galdyaev-gde-fyodor

В.Бакланов же в иллюстрациях к повести «Путь-дороженька», напротив, уверенными и крупными штрихами создаёт концентрированный и законченный образ, так что взгляда только на одну работу достаточно, чтобы понять всё многообразие и сложность переживаний героя. Рисунок сам по себе становится  явлением, высказыванием, полностью независимым от шолоховского текста.

baklanov

В необычном свете на выставке представлен знаменитый тандем Кукрыниксы. Известные своими едкими политическими карикатурами, в иллюстрациях к «Судьбе человека» они предстают глубокими мыслителями и тонкими мастерами психологизма. Их рисунки в черно-белой гамме с размытыми контурами подчеркнуто трагичны. В идейном же плане их объединяет отношение к главному герою – Андрею Соколову. Неизменный мотив, сопровождающий героя – вертикальная линия, повторяющаяся из рисунка в рисунок: дерево, дом, человек. Особенно выразительна трактовка Кукрыниксами эпизода, когда Соколов приходит на родное пепелище.  У Шолохова читаем: «Кругом бурьян по пояс», в иллюстрации же – голая земля и обугленный ствол дерева, параллельный фигуре героя. Дерево прямо и герой прям. Это вертикаль мира, отражение главного героя, незыблемого в своей духовной силе, Соколов — словно древний атлант, удерживающий весь небесный свод на своих плечах. Сами Кукрыниксы в письме в музей Шолохова говорили о своей задаче в иллюстрациях к «Судьбе человека» показать «силу, которую не смогла сломить даже война с её страшными последствиями: потерей семьи и дома, смерти товарищей, чудовищными страданиями в фашистских концлагерях».

kp-1156kukryniksy-sokolov-i-vanya-v-puti

Два самых значительных иллюстратора Шолохова – О.Г. Верейский и Ю.П. Ребров. Их взгляд достоин особого внимания, потому что иллюстрациям к Шолохову эти художники посвятили многие годы своей жизни, создав более сотни рисунков. Они лично общались и консультировались с М.А. Шолоховым, который высоко ценил их работы.

Орест Георгиевич Верейский – один из наиболее влиятельных иллюстраторов советского времени. Именно он создал известный всем образ Василия Тёркина на привале и знакомые ещё по школьным учебникам образы героев романа «Тихий Дон». Кроме того, его иллюстрации оказали значительное влияние и на экранизацию «Тихого Дона» С.А. Герасимова, так как именно его режиссер видел в качестве художника-постановщика фильма. Но Верейский не был профессиональным постановщиком, и кандидатура его была отклонена. В иллюстрациях его к «Тихому Дону» видятся знакомые картины, некоторые сцены фильма будто бы «списаны» с этих рисунков. Позднее художник создаёт цикл иллюстраций к романам «Поднятая целина» и «Они сражались за родину». Первоначальные черно-белые варианты рисунков к «Поднятой целине» и рассказу «Наука ненависти» заметно отличаются от последующих перерисовок глубиной своего проникновения в психологию героев. Контраст тёмных и светлых тонов делает рисунки выразительными, этот визуальный язык, отличающийся от привычной яркой и бесконтурной акварели Верейского, открывает перед зрителями совершенно другого автора, глубоко сопереживавшего каждому из героев.

o-verejskij-nagulnyj-slushaet-petuhov

Но самые яркие в экспозиции – это, безусловно, работы Юрия Петровича Реброва. Не один десяток лет посвятил он созданию рисунков к шолоховским произведениям, много раз бывал на Дону в поисках подходящей натуры. И потому типажи героев, которые сумел найти художник, поражают своей колоритностью, это законченные личности, неординарные характеры. Ни у кого больше нет такой выразительности взгляда, какая есть у персонажей Реброва. Создавая иллюстрации, он словно заново прожил всю жизнь героев, погрузился в их мир настолько, насколько способен был это сделать разве что сам Шолохов.  

Казалось бы, все эти иллюстрации непохожи, но есть в них, если взглянуть на выставку в целом, то, что их объединяет: все они воспевают внутреннюю силу людей, сохранивших твердую почву под ногами, не выбитых из седла революциями и войнами. Не зря возвратившийся Григорий у Реброва изображен стоящим в сугробе. Измученный войной, потерявший почти всё в своей жизни, он согнут, но не сломлен, и в глазах его видна решимость и упорство пробивающегося сквозь асфальт дерева. Идея силы, крепких, мужественных людей, через все трагические перипетии судьбы сумевших сохранить человечность, вера в нерушимость основ, на которых держится мир, в победу общечеловеческих ценностей – вот главное, что нам, современным читателям, нужно воспринять от Шолохова.

rebrov-vozvrashhenie-grigoriya

Всё, что мы знаем о донском казачестве, мы знаем от Шолохова, мы видим казаков его глазами, и этот ясный и любящий взгляд не может оставить равнодушным. Народная культура, какой понимал её Шолохов – это источник жизненной силы, чистый родник, к которому в самые тягостные минуты может обратиться истощенная человеческая душа. Связь культуры и человека строится на взаимообогащении, человек воспринимает то, что уже было до него и привносит что-то своё: свою любовь, свою боль. не механическим воспроизведением готовых форм, а их переосмыслением и продолжением жива народная культура и жив с нею народ.

Оставить комментарий