Сказки не на ночь. «Шляпа Шомбая»

Пьеса-сказка Халима Залялова популярна в театрах республики: ее любят, читают, ставят. Автор пьесы в 1965 году окончил Казанское театральное училище и сразу был принят в труппу академического театра им. Г. Камала.  Халил Залялов — заслуженный артист ТАССР, народный артист Республики Татарстан. И автор «Шляпы Шомбая».

ШОМБАЙ:

Послушайте, послушайте

Историю мою.

Дела давно минувшие,

О них я вам спою.

Мы будем удивляться

И радоваться вслух.

Несли в то время яйца

Не куры, а петух!

Была сорока сотником,

А бык урядник был.

Была лягушка плотником,

А котик печь топил.

Траву косил богатый,

Жил в золоте бедняк…

Послушайте, ребята,

Всё это было так…

Здравствуйте! Моя шляпа не простая, а волшебная: если я её надену так, я Шомбай. А если переверну, совсем другой человек. Я служу у одного очень жадного бая. Жалованье не даёт, слуг обижает… Тс-с-с…

СЦЕНА ПЕРВАЯ

ГАНИ: Ну что, старая, слава Аллаху, хорошо живём. Жизнь течёт как по маслу.

ЗАХАРБАНУ: И не говори, муж. Если умеючи жить, нашего богатства хватит и детям, и внукам.

ГАНИ: Кто богаче нас в округе? Завистников хватает, не сосчитать.

ЗАХАРБАНУ: Да пусть хоть лопнут от зависти.

ГАНИ: В деревне про нас ходят разные слухи. Якобы мы своих работников досыта не кормим.

ЗАХАРБАНУ: Да, хромой Зарифулла, что под горой живёт, говорит, будто мы с работников семь шкур дерём, за работу положенное не платим.

ГАНИ: Ты посмотри-ка на эту хромую свинью! Что он болтает, вшивый босяк. Ещё только весной приходил просить в долг мешок ржи.

ЗАХАРБАНУ: И ты, конечно, дал, дурачина-простофиля. Я тебе сколько раз говорила: не давай кому попало. Думаешь, у нас денег куры не клюют?

ГАНИ: Перестань, старуха.

ЗАХАРБАНУ: Не перестану! Не забудь, за чей счёт ты разбогател… Помни, что взял в жёны дочь знаменитого Даулетбая, у которого в батраках служил.

ГАНИ: Ой, алла… Да помню, помню! Хватит уж, старуха.

ЗАХАРБАНУ: Не кричи на меня. Вот пусть долг вернёт двумя мешками. Меньше болтать будет. А ещё раз появится, собак спущу на него, проучу, даст Аллах.

ГАНИ: Сегодня Закир придёт, будет плату просить.

ЗАХАРБАНУ: Не вздумай давать, успеет, гони к чёрту.

ГАНИ: Уж сколько месяцев не платили.

ЗАХАРБАНУ: Ну и что! Он и так у нас на содержании, какая ему ещё плата?

ЗАКИР: Бай, приветствую! Можно войти?

ГАНИ: Ещё спрашивает, вошёл уже. Ну, говори, что тебе надо?

ЗАКИР: Дело такое, бай, месяц кончился, деньги за работу хочу получить.

ГАНИ: Сегодня не могу, брат. Кошелёк совсем пустой. Вот даст Аллах, на базаре торговля удастся – придёшь дней через десять или пятнадцать.

ЗАКИР: Дома у меня и поужинать нечем, хоть немножко дай.

ЗАХАРБАНУ: Сегодня нет, тебе говорят. Что уставился? Приходи через неделю.

ЗАКИР: Ни одного дня не могу ждать. Уже пять месяцев ничего не даёте.

ГАНИ: Дадим, немного наберись терпения. Зачем же нас за горло брать?

ЗАКИР: Да тебя, толстопузого, давно надо за горло взять и шею свернуть!

ГАНИ: Чу, брат, не петушись!

ЗАКИР: Моё время придёт, я своё отберу у вас. Но в вашем доме ноги моей больше не будет. Если вскоре не вернёте мне долг с лихвой – не быть мне Закиром-Шомбаем.

ГАНИ: Смотри, какой! Пропади пропадом, босяк! Ох, как не вовремя всё это… В самый разгар работы меня без рук оставил, бестолковый.

ЗАХАРБАНУ: Ладно, не очень-то горюй, батраки не перевелись, чай.

ЗУХРАБАНУ: Отец, там один молодой путник просит разрешить войти.

ГАНИ: Скажи на милость! Что ему надо?

ЗУХРАБАНУ: Шутит он, спрашивает, пойду ли я за него замуж.

ЗАХАРБАНУ: И думать не смей!

ЗУХРАБАНУ: Ну, мама… Мне уже семнадцать лет, всё вам в угождении. Сватов не принимаете: то род не тот, то богатства маловато. Всё выбираете.

ЗАХАРБАНУ: Конечно, выбираем. Всякому нищему тебя не отдадим, нашу единственную.

ЗУХРАБАНУ: В последнее время и сватов не видно. Все узнали про вашу жадность.

ЗАХАРБАНУ: Посмотрите на эту бесстыдницу. Иди-ка скажи, чтобы шёл своей дорогой.

ГАНИ: Постой, старая, не горячись. Пусть зайдёт. Посмотрим, кто такой.

ШОМБАЙ: Приветствую богатого человека! Можно ли войти?

ГАНИ: Что ж, заходи.

ШОМБАЙ: Меня зовут Шомбай. Я слышал, от вас ушёл работник, так на его место не возьмёте ли меня?

ЗАХАРБАНУ: Что умеешь делать? Каким ремеслом владеешь?

ШОМБАЙ: У-у-у, абыстай, в мире нет такого дела, которого бы я не знал.

ГАНИ: Сколько за работу просишь?

ШОМБАЙ: Лишнего мне не надобно. С вас еда, одежда. За месяц три рубля платить будете.

ЗАХАРБАНУ: Много просишь, может, и двух хватит?

ШОМБАЙ: Не хватит, абыстай, если бы хватило, не просил бы. Три рубля и не меньше.

ГАНИ: Дороговато, ну ладно. Еда, одежда – с нас, а усердный труд – с вас.

ШОМБАЙ: Покорно благодарю, бай. Работы я не боюсь.

ГАНИ: Так ли оно? А то сначала клянутся всё делать, а сами ничего не умеют, вот только сегодня прогнали одного.

ЗАХАРБАНУ: Негодяй из негодяев! Видите ли, мы ему пять месяцев деньги не платим.

ШОМБАЙ: Не только прогнать, побить надо было его, бессовестного, абыстай! Вот дурень! Подумаешь, кое-где и по году не платят! Ведь терпят!

ЗАХАРБАНУ: Ты на вид как будто покладистый. Но надо тебя проверить.

ГАНИ: Для начала я тебе две загадки загадаю.

ШОМБАЙ: Давай, бай, смелее.

ГАНИ:

Богатырь мохнатый

По́ лесу идёт,

Лапами ступает,

Собирает мёд.

Ну, парень, кто это?

ШОМБАЙ: Да, бай, непростая загадка… Значит, мёд любит? Ну-ка, ребята…  Медведь? Я тоже так думаю. Это медведь, бай.

ГАНИ: Ну что ж, отгадал. Вот вторая загадка.

Подробнее читайте в октябрьском  номере журнала «Идель».

Журнал можно приобрести в киосках Горпечати, гипермаркетах «Бэхетле», магазинах «Дейли» и  «Таткнигоиздат».

halim-zalyalov

Подписка

Оставить комментарий