СИНАГОГА – гордость казанской общины…

Казань – уникальный город, в котором мирно соседствуют представители самых разных наций и вероисповеданий. Здесь, наряду с многочисленными мечетями и православными храмами, можно встретить и кирху,

и костел, и синагогу… Именно на казанской синагоге хочется остановиться подробнее, ведь в этом году будет праздноваться 100-летие со дня ее открытия.

ИСТОКИ
История еврейской общины в Казани берет свое начало с 1832 года, когда в городе был учрежден батальон кантонистов, большую часть которого составляли евреи. Согласно военному законодательству того времени солдаты-евреи могли выбрать из своей среды человека, который исполнял бы обязанности раввина, и собираться для свершения своих религиозных обрядов, если в местах их службы не было синагоги и раввина. В 1847 г. этим правом воспользовались представители казанской еврейской общины и выбрали раввином Залмана Арьевича Симановского. В последующие годы численность евреев в Казани значительно выросла,
и к 1865 г. составила более 300 человек. В это время военный округ начинает выделять общине денежные средства для найма помещения. В 1865-1875 гг. казанская еврейская община снимала помещения в домах Ульянова и Заусайлова.

РАСШИРЕНИЕ ОБЩИНЫ
В 1865 г. за пределами черты оседлости разрешили селиться некоторым категориям евреев-ремесленников, а по закону 1867 г. отставные солдаты могли свободно селиться в пределах границ Российской империи. Тем же правом обладали и евреи, получившие высшее образование, купцы первой гильдии и их приказчики. Все это привело к быстрому росту численности
представителей казанской еврейской общины, и в 1883 г. в Казани проживало уже 176 еврейских семей, большинство глав которых были выходцами из Белоруссии, Литвы и Латвии. К концу XIX века представители казанской еврейской общины занимались в основном торговлей и различными видами ремесел. Кроме того, среди них числились работники по найму, музыканты, полицейские, содержатели домов терпимости и другие. К середине 70-х гг. XIX в. внутри общины
назревают разногласия. Часть казанских евреев во главе с доктором медицины Л.М. Мандельштамом, купцами Лазарем Венециановым и его сыном Соломоном, А.М. Славензоном,
А.И. Ратнером выступили с призывом создать отдельную общину. В письме казанскому полицмейстеру в качестве основных причин своей просьбы они указали тесноту помещения
существующей общественной молельни для евреев и ее дурное управление, которое «по нечистоте и по вкоренившимся предрассудкам распорядителей не может удовлетворять
желаниям многих более просвещенных людей, которые желали бы видеть в доме, предназначенном для отправления общественного богослужения, мир, тишину и порядок». На должность раввина они предложили свою кандидатуру – Пинхуса Левина, закончившего Виленское раввинское училище. З.А. Симановский, в свою очередь, обратился к казанскому губернатору, в письме к которому отметил, что «помещения (…) по своему удобству и обширностью могут вмесить в себя далеко более того числа евреев, чем в действительности находится ныне в Казани». Кроме того, открытие гражданской молельни означало бы для общины прекращение выплаты пособия от казны на наем молитвенного дома и другие сопряженные с ним расходы. В результате на собрании, состоявшемся в 1875 г., большинство общины поддержало З.А. Симановского, которого на должности духовного раввина в 1878 г. сменил Герман Менделевич Кассель. На общем собрании, состоявшемся 27 мая 1878 г., казанские евреи избрали на три года исполняющим должность казенного раввина Черку Залмоновича Шейнкмана, старостой молельни Мордуха Херсонского и казначеем Ицхака Абрамовича Вайнера.
Но утвердить избранных в их должностях губернское правление отказалось, так как выяснилось, что министр внутренних дел Российской империи не разрешал открытия в городе синагоги, молитвенной школы или молельни. После этого в адрес министра внутренних дел поступает
череда прошений и ходатайств об открытии в Казани еврейской молельни (1878, 1882-1883, 1889 гг.), но положительного ответа так и не было получено. Более того, в 1889 г.военное ведомство отказалось продолжать финансирование общины.

ХОДАТАЙСТВО О ПОСТРОЙКЕ СИНАГОГИ
По законам империи относительно молельных домов евреев, за пределами черты оседлости во главе общины должны были находиться выборный общественный раввин и хозяйственное правление молельного дома, которые избирались на три года и утверждались губернатором.
Первым председателем хозяйственного правления казанского молельного дома еврейская община избрала Арона Израилевича Ратнера, который исполнял свои обязанности до 1897 г., когда его сменил Абрам Залманович Персон, занимавший эту должность вплоть до 1917 г. Документы рубежа XIX – ХХ вв. называют старостой молельного дома и казначеем общины мещанина Наума Циммерлинга. В начале ХХ в. прихожане казанского еврейского молитвенного дома обратились к властям с ходатайством о разрешении постройки в городе синагоги. В то время молитвенный дом размещался в наемном помещении, снимаемом в доме Смоленцева
на Малой Проломной улице, причем владелец этого дома не был связан с еврейским обществом никакими условиями и мог в любое время отказать общине в найме помещения.

Полную версию материала читайте в журнале «Идель» № 9, 2015

Оставить комментарий