Рузиль Гатин: «Живу в Казани, работаю в Италии, а Россия — мой дом»

Перед началом 2018 года выпускник Казанской государственной консерватории Рузиль Гатин был приглашен к участию в двух масштабных проектах знаменитого итальянского театра Ла Скала в Милане. Мы попросили артиста поделиться впечатлениями.

 bez-nazvaniya-1

Рузиль, как вы получили приглашение в Ла Скала?

— Этой осенью в Ла Скала проходило прослушивание, где присутствовало руководство, а также кастинг-менеджер театра Тони Градшак. В итоге я был приглашен на два проекта. Первый — опера Джоакино Россини «Севильский цирюльник», где мне предложено было исполнить партию графа Альмавивы. Эта постановка создана специально для детской аудитории. На протяжении нескольких лет режиссеры театра Ла Скала привлекают в зал юного зрителя, по их словам, того зрителя, который придет к ним завтра. Именно по этой причине многие шедевры классической оперы переделываются для детей. В «Севильском цирюльнике» принимает участие два состава. В прошлом году было исполнено около двенадцати спектаклей: с оркестром, красочными декорациями, богатыми и красивыми костюмами. Это постановка академии театра Ла Скала, где партии исполняют юные оперные певцы, ученики этого учебного заведения. Я тоже был приглашен в качестве солиста для участия в проекте, и мы с ребятами осуществляем его с большим удовольствием! Билеты были проданы на все спектакли, основной зрительской аудиторией стали дети и их родители.

Второй проект, на который я был приглашен — опера Кристофа Виллибальда Глюка «Орфей и Эвридика», на французском языке. Это постановка лондонского Королевского театра «Ковент-Гарден», которая осуществится на сцене оперного театра в Ла Скала в марте и апреле 2018 года. Я выступаю в качестве дублера исполнителя партии Орфея – всемирно известного перуанского тенора Хуана Диего Флореса. Для меня это большая честь и огромная удача.

— С чем новым вам пришлось столкнуться как вокалисту в Италии? Что в работе за границей первое время было самым сложным?

— Несмотря на то, что итальянский я изучал в консерватории, мой уровень знания языка был не очень высоким, поэтому первое время за границей проходило непросто. Поскольку итальянский — это международный язык музыкальных терминов, понять речь дирижера было нетрудно, но нередко возникали сложности в изъяснении по бытовым и организационным вопросам. К счастью, многие артисты разговаривают на английском языке, которым я неплохо владею и благодаря которому сложилось общение с коллегами. На сегодняшний день итальянский я понимаю более-менее хорошо. По крайней мере, профессиональных трудностей не возникало. Постоянное общение в новом месте с новыми людьми помогло очень быстро влиться в коллектив.

— Как помогла в дальнейшей профессиональной деятельности учеба в консерватории, что дала вам?

— С уверенностью могу сказать, что все, что я сейчас умею и делаю на оперной сцене — прежде всего, благодаря моим педагогам из консерватории. Я параллельно учился и в Российском университете театрального искусства ГИТИС, но за то, что пошел по классической оперной стезе, благодарен консерватории. Я обучался в классе заслуженной артистки Татарстана, профессора Нины Петровны Варшавской. Именно она привила мне любовь к опере и классической музыке, в ее классе я сделал свои первые профессиональные шаги. Многое бы не получилось и без помощи заведующей кафедрой вокального искусства Зили Даяновны Сунгатуллиной. Очень благодарен Альфие Ибрагимовне Заппаровой — руководителю Оперной студии при Казанской консерватории — за огромный опыт, который получили мы, выпускники, и продолжают получать нынешние студенты. Без него на профессиональной сцене пришлось бы непросто. Не раз приезжающие к нам солисты и дирижеры говорили, что наша оперная студия является одним из лучших творческих коллективов в России, и это неслучайно: ведь с нами всегда работали лучшие профессионалы. Я горжусь, что выступил почти во всех музыкально-сценических жанрах и даже подвизался в качестве режиссера. Отдельные слова благодарности хочется сказать руководству консерватории, которое всегда поддерживает наших музыкантов, в частности, проректору по учебной и воспитательной работе Ринату Арифулловичу Халитову и ректору консерватории Рубину Кабировичу Абдуллину. По возможности я стараюсь посещать педагогов в консерватории, они продолжают поддерживать меня и сегодня.

Благодаря учебе в ГИТИС я научился азам актерского мастерства, что тоже очень важно в моей профессии. Но, конечно, впереди еще немало работы и многое нужно совершенствовать.

— Чему вы научились у зарубежных коллег?

— В любой работе опыт имеет огромное значение. Очень здорово, что я участвую в спектаклях с такими же молодыми ребятами, которые еще только делают свои первые шаги на профессиональной сцене, а также с уже опытными артистами, поющими в лучших театрах Италии, Германии, Франции, Америки, Англии. Мы, молодое поколение, видим, как они работают, воплощают свой образ на сцене, и учимся у них. Здорово, когда есть возможность в любой момент подойти и спросить совета у более старшего коллеги. Иногда наоборот, опытные исполнители сами что-то подсказывают, но они стараются не обидеть нас и никогда не показывают, что они выше по статусу. В оперном искусстве и вообще в музыкальном творчестве нужно учиться всю жизнь и постоянно развивать свои возможности.

— Чем отличается работа в Италии от работы в России? Какие плюсы и минусы можете отметить?

— У меня нет большого опыта работы в России. Я участвовал в небольшом количестве оперных спектаклей в Казани, они проходили в основном на татарском языке. По этой причине я не могу сравнивать крупные постановки, представленные в главных российских театрах. Но я общаюсь со своими коллегами и знаю, как проходит работа в нашей стране. Я не могу сказать, где лучше, но отличия довольно ощутимы. Итальянцы очень не любят перерабатывать, для них важно вовремя отдохнуть: устроить обеденный перерыв или отвлечься на чашечку кофе. Для наших ребят иногда это может показаться странным: отдых был буквально двадцать минут назад и снова дают перерыв… Но также многое зависит и от проекта. Бывает, что репетиция некоторых оперных фрагментов может проходить продолжительное время, пока не получится идеально, и пока дирижер или режиссер не будет доволен работой.

— В каких российских проектах вы принимаете участие и где вы сейчас живете?

— Я живу в Казани. Несмотря на то, что довольно большое количество времени я провожу в Италии, Россия — мой дом. Я поддерживаю хорошие отношения со своими коллегами, мы часто встречаемся с ними на гастролях. Сложно сказать насчет российских работ, потому что будущее пока связано только с постановками в Италии. А вообще в Казани всегда стараюсь принимать участие в различных операх и национальных проектах.

— Какими качествами должен обладать артист, чтобы достичь профессиональных высот?

— Могу поделиться только своим самым минимальным опытом. Во-первых, нужны терпение и труд — это скажет любой артист. Важно быть в хорошем смысле «больным» своим делом. Это не значит, что 24 часа в сутки следует заниматься только оперным искусством, но важно уделять огромное внимание своей профессии и стараться добиваться максимального результата. Это дает толчок для будущих новых достижений. Нужно стараться участвовать в конкурсах для получения опыта. Начинающим исполнителям нужно не отправляться сразу же на конкурс масштабного уровня, а постепенно, учитывая свои возможности, добиваться поставленных задач.

Во-вторых, в профессиональной деятельности очень помогает и поддерживает общение с коллегами. И, конечно, нужно работать и постоянно совершенствоваться, находиться в постоянном творческом поиске. Работайте над своими слабыми сторонами, используйте сильные, и тогда, я думаю, успех не заставит себя ждать.

Дария Шарафутдинова

 

 

 

Оставить комментарий