Российская школа: до, после и во время реформ

Совсем немного осталось до начала учебного года, и родители школьников готовятся вновь взвалить на свои плечи тяжесть получения отпрысками среднего образования. А ноша эта с каждым годом все увесистее.

Прошлый учебный год во многом запомнился казанцам вспыхнувшей дискуссией о национальных языках, которая обнажила многолетние проблемы школьного обучения в республике. Это и слабость педагогических кадров, и отсутствие достойных методик преподавания, и невнятная позиция республиканского руководства по языковому вопросу. Но самое главное, что родители в очередной раз убедились: школьное образование их детей все меньше в зоне ответственности государства.

Мама, папа, я — школьная семья

Новоиспеченный родитель первоклашки уже в сентябре озадачен на весь будущий учебный год. Классный руководитель объяснил ему на первом родительском собрании, что учится в школе не только его ребенок, но и он сам — родитель! Озвучивается необходимость домашнего разбора тем, которые проходят на уроках, совместного выполнения домашнего задания. Словом, весь год происходит процесс перекладывания ответственности за обучение на плечи родителей.

На самом деле, это начинается еще в старших группах детского сада, когда родители шестилеток решают, в какую школу ребенок пойдет «на подготовишку». В «подготовишке» детям дают по большому счету то же самое, что и на занятиях в детском саду, но «в школьной атмосфере». Чтобы к первому классу у ребенка был необходимый набор знаний и умений, нужный для начала обучения в школе. Ведь в школах категорически приветствуется, если первоклашка умеет читать и писать. Настолько, что «продвинутых» детей собирают в отдельные классы. Но разве не задача школы научить семилетнего ребенка азам чтения и письма?

Самое интересное, что немалое количество родителей вполне справляется с задачей обучения чтению и письму самостоятельно. У кого-то этому помогает садик, у кого-то на помощь приходят разнообразные развивайки, а кто-то просто читает на прогулке вслух вывески.

Затем родители обнаруживают, что все их свободное время должно быть отведено контролю обучения детей: как заполняет дневник, какие домашние задания должен сделать, сколько клеточек отступает от полей, какие карандаши и краски должен принести завтра на рисование, понял или не понял новую тему. В какой-то момент можно обнаружить себя полностью погруженным в процесс обучения, причем даже не вместе, а вместо своего ребенка.

И многие справедливо задумываются: а для чего вообще школа в ее нынешнем виде? Громоздкая, неповоротливая махина, энерго- и финансозатратная?

Платить, платить и платить

Школа – не только образование, но и возможность общения среди равных, скажут нам в ответ. Но в нынешней школе равенства, увы, нет. Как зеркало, она отражает все то, что происходит в обществе, и в первую очередь, заметное расслоение граждан по уровню доходов. И очень часто родительские чаты в мобильных мессенджерах взрываются сотнями сообщений именно из-за сложности договориться по финансовым вопросам.

Семьи с доходом выше среднего могут и не подозревать, каких трудов стоит менее удачливым родителям собрать ребенка в школу. А родители с доходом ниже среднего стараются не скрипеть зубами, когда на обсуждение выносится очередной поход куда-нибудь/организация мастер-класса/покупка принтера для учителя и сумма взносов с каждого. Что уж говорить о подарках учительнице к 8 марта и на день рождения, которые в иной семье могут пробить серьезную брешь в бюджете. (Кстати, в детских садах картина та же, разве что сумма взносов чуть меньше).

И, как правило, донести до других родителей, что исходить надо из минимальных возможностей родителей, довольно сложно. «Теперь я в классе белая ворона, на меня все шипят», с горечью рассказала мне мама девочки, осмелившаяся оспорить необходимость взносов за охрану. Она оказалась единственной, кого возмутила обязательность «охранных» сборов, которые к тому же проходили в образовательном учреждении как благотворительные взносы.

В марте этого года одно из казанских электронных изданий опубликовало сведения по среднемесячным зарплатам директоров казанских школ. Обычных, муниципальных, общеобразовательных. Зарплатная вилка оказалась внушительной – от 23 до 148 тысяч рублей. В пятерке лидеров, к примеру, три находящиеся недалеко друг от друга школы Ново-Савиновского района – 177-я, 179-я, 165-я. Они считаются престижными, туда хотят попасть. Директора этих школ зарабатывают в месяц более 90 тысяч рублей. А в среднем казанские руководители школ получают около 60 тысяч рублей в месяц.

Любопытно, что школы, директора которых каждый месяц становятся богаче на сто тысяч рублей или около того, оказались в самом низу рейтинга ЕГЭ. А те, у которых зарплата меньше 50 000 рублей, наоборот – сумели поднять свои школы на самый верх этого рейтинга. Это, к примеру, директор 12-й школы Ольга Трупп, или директор школы «СОлНЦе» Павел Шмаков. Это ли не показатель отношения к работе? И настанут ли времена, когда директор школы, получающий в месяц 100 тысяч рублей, не будет требовать от родителей, получающих в месяц 20 тысяч, чтобы они поделились со школой своими деньгами?

Ведь вопрос оплаты обучения в формально бесплатных муниципальных школах – один из самых острых для родителей школьников. Они, словно имеющие бездонный карман, черпают и черпают оттуда на нужды класса, на нужды школы, на нужды учителя.

Уход в автономное плавание

«Перспектива», «Россия 21 век», методика Петерсон – знакомые названия? Почти каждый родитель с разбегу назовет две-три программы, по которым учатся его дети. Назовет, потому что программы эти все время меняются. Школам спускают директивы сверху, а учителя доводят до сведения родителей, что в новом учебном году надо будет скидываться на учебники других авторов. Разные методики заставляют учителя, который уже наработал по предыдущему стандарту приличный объем уроков, вилять как маркитанская лодка, чтобы и федеральные указания соблюсти, и детей хоть чему-то научить.

Учить получается плохо – качество школьного образования катастрофически падает. Это подтвердила и новый министр образования РФ Ольга Васильева, запустив в прошлом году очередную школьную реформу: в ее планах сократить количество учебников, ввести новые предметы (теология, астрономия, трудовое воспитание), запустить школьное телевидение и много чего еще.

Что в школах учат так себе, знают и родители, многие из которых приходят к закономерному решению – перевести  чадо на семейное обучение. А почему бы, собственно, и нет? Дидактические материалы? Их масса в книжных магазинах, а уж в интернете просто тонны и тонны. Социализация? Дети отлично социализируются, играя во дворе со сверстниками и посещая кружки. Вопрос только в свободном времени у родителей и желании вкладываться в обучение.

Как правило, роль домашних учителей берут на себя мамы. Точной статистики по республике нет, но в группе «Семейное обучение Казань» в одной из российских соцсетей более трех тысяч человек. По данным Министерства образования республики, в 2016 году в Казани на семейном образовании было 148 детей, в Набережных Челнах – 23. И число таких детей растет. Кто знает, к чему приведет этот процесс лет, скажем, через двадцать. Возможно, к этому времени привычных нам школ не будет вовсе.

Возможно, это и к лучшему. Ведь получается, что наша школа опять в процессе реформирования, а длится этот процесс с небольшими перерывами уже 30 с лишним лет. И как поле, которое все время перепахивают, школа не может вырастить ничего толкового. Не пора ли остановиться? Не пора ли внести на поле побольше удобрений (читай – прибавить зарплату учителям, не директорам) и сажать то, что однозначно хорошо растет. То есть давать базовые знания, но давать их хорошо. И этого, мне кажется, вполне достаточно. С остальным дети и родители разберутся сами.

img_8016-1

 

 

Оставить комментарий