Ркаил Зайдулла. «Героизм может быть разным»

Если спросят, из какого ты народа,
Назову имена героев…
Герои входили в огонь,
Чтобы жила моя Родина.
Разиль Валеев

А героизм – это после…
Мударрис Аглямов

Какой мальчишка не мечтает стать героем? И есть такой период в жизни, когда каждый ищет своего героя.

А тот, кто ищет, говорят, всегда найдет. И вот, когда герой найден, тебе очень хочется быть похожим на него. Кумир!

Современные дети запоем читают книги про Гарри Поттера. Автор не успевала писать их, одну за другой, так их ждали маленькие читатели! – и это свидетельство поисков кумира, желания обрести героя.

Настоящий, идеальный герой, разумеется, может существовать только в вымышленном мире.
И национальных героев тоже рождает только литература. Если посмотреть внимательно – личности, которые делают честь своей нации, государству, которые прославляют их в мировом масштабе, по сути, тоже художественные персонажи. Несколько лет назад была проведена телевикторина «Имя России», в которой победил Александр Невский (точнее, его имя). Кто же он – Невский? Почему русский народ считает самым главным национальным героем обычного князя, жившего восемь столетий назад? А мы помним художественный фильм! И знаменитую фразу из него: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет». Эти слова были придуманы через много веков после смерти Александра. В действительности же князь был прямым васалом хана Батыя и с помощью своего сюзерена предал мечу очень многих соплеменников.

Роман С. Злобина поднял на недосягаемую высоту Салавата Юлаева, и, спустя некоторое время, художественный персонаж стал выразителем чаяний целого народа. Я не сомневаюсь в героизме Салавата – для того, чтобы подняться на борьбу с угнетателями, нужно великое сердце. Но кем бы его назвали, если бы он жил сегодня?

У каждого времени – свои герои. И герои художественных произведений начинают жить в душах людей, только если они соответствуют запросам того времени, когда появились. В противном случае исчезают – временно или навсегда. Если в советское время Салават считался предводителем восстания бедняков против царских наемников, то в девяностые годы он предстал героем национально-освободительной борьбы. И кем он может оказаться для нас сегодня, угадать нетрудно: наверняка человеком, стоявшим у основания русско-башкирской дружбы.
В семидесятые годы мы восхищались героями войны. Если в сельский клуб приходило кино, то первый вопрос, который задавали мальчишки, был: «Это про войну?»
По вечерам с деревенских улиц доносились крики детворы: «Тырр-тырр!» Это были «автоматные очереди, косившие полчища врагов»…

Мы занимали очередь, чтобы прочесть книги о войне. А. Абсалямов, Ш. Ракипов, С. Шакир, З. Ахметжанов были для нас самыми великими писателями. Мы были недовольны тем, что родились позже и не смогли принять участие в борьбе со вселенским злом в лице отвратительного Гитлера. А то бы попал он к нам в руки! Но положение было не совсем безнадежным: нам казалось, что в Америке воинственные люди живут во множестве, и если вдруг они на нас нападут… Ну-у, мы их! Тырр-тырр…

И во сне мы поднимались в атаку. Лозунги «За Родину!», «За Сталина!» были нам пока неизвестны (так кричали командиры и политруки, поднимая солдат в атаку). Но это было время, когда на некоторых машинах – на стеклах кабин – уже появлялись сталинские фотографии. На черном рынке их продавали по рублю за штуку.

Герои Советского Союза были для нас недосягаемо великими людьми. Я никогда не видел их вживую. Но вот как-то я услышал, что Гыйният Губайдуллин, родившийся и выросший в соседней деревне, до сих пор жив – живет в Нижнем Новгороде. Я взял у его родственников адрес и написал ему письмо. Меня мучило несколько вопросов: как он совершил подвиг, достойный звания Героя Советского Союза? Готовился ли к этому с детства? Возможно ли в настоящее время стать Героем Советского Союза? Я хотел поделиться с ним своими мыслями… Ответа пришлось ждать недолго – в письмо Гиният абый вложил и свою фотографию с золотой звездой. Для меня это было настоящим прикосновением к героизму. Только вот его ответ не совсем понравился –
герой призывал меня хорошо учиться, заниматься спортом, быть отзывчивым. Как самый обычный учитель. Разве такими должны быть слова героя? Звание Героя было присвоено Гинияту абый в начале 1942 года. Тогда он и еще несколько людей отправились в разведку и наткнулись на группу из сорока немцев. В том бою никого, кроме моего земляка, в живых не осталось. Как тут не гордиться! Я в то время был активным читателем и корреспондентом казанской детской печати, поэтому спустя некоторое время на страницах газеты «Яшь ленинчы» вышла моя статья: «Единственный оставшийся в живых, раненый Губайдуллин открыл огонь на фашистов, поднявшихся в последнюю атаку. «Вы не пройдете, гады!» – закричал он в ярости. Враги один за другим упали на землю. Перед тем, как в него попала еще одна пуля, герой подстрелил немецкого майора.» Кажется, мне было тогда двенадцать лет…

И. Эренбург в своей статье «Татары» приводит отрывок из письма, найденного в кармане погибшего немецкого ефрейтора: «Здесь против нас много татар. Это сумасшедшие люди, и я не хотел бы встретиться с татарином даже во сне…» Как именно ефрейтор опознал, выделил татар из серой солдатской массы, сказать не могу, но как не гордиться, если даже враг говорит, что татары дрались, как львы, за нашу общую родину!

Конечно, невозможно, нельзя говорить о целых народах – мол, этот – храбрый, а этот – трусливый. Но невозможно не увидеть и разницу между народами. Кто, например, будет отрицать, что чеченцы – храбрый, воинственный народ? Хотя, наверное, и среди них есть предатели и трусы.

По-моему, героизм татар на войне связан с покорностью… (Полную версию материала читайте в № 2, 2015 — Ред.)

Оставить комментарий