Ринат Валиуллин: «Люди знают много языков, но не понимают языка отношений»

Поэт, писатель, художник, филолог, автор романов «В каждом молчании своя истерика», «Где валяются поцелуи», «Соло на одной клавише» и других, Ринат Валиуллин стал известен благодаря соцсетям — цитаты писателя, полные «вкусных языковых мелочей», нашли отклик у многих читателей.

7 апреля в ТРЦ «Южный» Ринат Валиуллин презентовал свой новый роман «Легкомыслие» — размышление о том, что значит быть любовницей и стоит ли ею быть.

cover1__w600

— На встрече вы сказали, приехали в Казань впервые

Я родился в Башкирии, вся моя семья в Башкирии, в Татарии бывал только проездом. Если ехать на машине, то кусок Татарии проезжаешь, а всё остальное – мимо.

— И только сейчас вам удалось посетить наш город?

Да, только сейчас. Так карты легли. Мы погуляли по Кремлю в первый же вечер, по Набережной, мимо Дворца Земледельцев. Красиво… И вчера днём – мимо театра Камала, где эти старые дома. Красиво там, расцветки у домов такие позитивные, весна в городе и как-то на душе легко становится.

— Вы учились на филфаке, и теперь там преподаёте. Скажите, вас эта атмосфера заряжает? 

Филфак – это сад филологических дев, со всеми своими особенностями и проблемами: девушки сталкиваются с мужским непониманием… Моя alma mater — место, куда люди приходят изучать иностранные языки. Они знают много языков, но в то же время не понимают языка отношений. В этом, наверное, самая большая трагедия филфака, потому что мальчиков не хватает. Я считаю, что постоянное общение с противоположным полом даёт свой положительный заряд.

— Вам это общение помогает создавать женские образы?

Я уже говорил, что в моих романах 30% моя личная жизнь, 30% — это истории услышанные, рассказанные и 30% — вымысел.

— Да, эта формула есть в «Легкомыслии». Получается, основная линия – реальность, линия корриды – вымысел, а «подслушка» — это чат.

Да, хоть я это писал и придумывал сам, но основные мысли, которые приводятся в чате – реальны.

— Вы как писатель родом из Сети. Как вы оттуда вышли на печатные страницы? 

Началось всё со страницы, где появлялись иногда какие-то стихи. Эта страница сейчас называется «Стихи для гурманов». На самом деле там сейчас уже проза, но начиналось всё со стихов. Наверное это был тот самый путь, когда ты становишься писателем, известным не потому, что тебя раскручивают, а потому что ты через народ, через признание публики начинаешь выходить «наружу». Первый сборник стихов мне предложил сделать мой друг, он сам оплачивал этот проект. Первый роман был опубликован по предложению питерского издательства Антология, а в прошлом году сотрудничество предложило издательство АСТ, и уже вышло два романа совместно с ним.

wurqp3ady8e

— Сотрудничество с АСТ — это большой прорыв, с чем я вас и поздравляю. Когда вы печатались в питерском издательстве «Антология», то все обложки оформляли сами. Скажите, а в публикации АСТ обложки по—прежнему делаете вы?

Оформление издательское, у них такой регламент, они сами делают серию иллюстраций, чтобы можно было использовать их в дальнейшем. Сейчас выходит роман «Привязанность». Он из другой немножко оперы. Я его написал давно, наконец-то я его закончил, он выйдет в июле. Роман о привязанности людей к дому, работе, столбу… Это нечто абсолютно далёкое от «Легкомыслия», это, наверное, ближе к Пелевину. Здесь именно о несвободе.

— Я заметила, что у писателей-блогеров есть особенность – их проза получается бессюжетной, это наброски мыслей, записки на салфетках. Скажите, с чем это связано?

Мне кажется, это влияние времени. Все наши нынешние маститые писатели появились в 90-х, и они продолжают писать свои романы в классическом ключе. Наверное, это путь блогеров волны нулевых и 10-х — в их стиле что-то должно меняться. Если говорить вообще о наличии сюжета, то лично для меня, как филолога по образованию, больше интересен язык, языковые приёмы, которые не привязаны к сюжету.

— Сюжет как таковой в вашей прозе не держит текст. Вы это делаете просто из любви поиграться со словом или вы пытаетесь придать тексту некий абсурдистский оттенок?

Здесь наверное стоит сказать, что, поскольку я художник-оформитель, то многие законы живописи я попытался перенести в своё повествование. В данном случае это закон золотого сечения: герой находится не лоб в лоб с читателем, а немного в стороне, на линии золотого сечения. Это даёт возможность создать более объёмную картинку. А диалоги – это игра света и тени, что тоже даёт много полутонов, оттенков и делает произведение более лёгким.

— Ваши герои в диалогах друг друга слышат? В «Легкомыслии» было ощущение, что они скорее хотят переврать слова друг друга, выставить свои павлиньи перья. 

Потому что они находятся в разных измерениях. В силу того, что они  в первый раз встретились, они ещё не могут поймать общую волну. Поэтому создаётся впечатление, что она <Саша>, как женщина, несёт что-то своё, а он <Герман> с высоты своего опыта пытается толковать это по своей правде. Это довольно часто происходит в нашей жизни.

— Интересно, хоть и тяжело было читать линию чата. Помогало понимание того, что этот текст построен искусственно, а выглядит как настоящий.

Я очень много внимания уделяю фону, в данном случае чат — это фон, в котором мы живем и на котором происходит действие.  Он даёт общую картину того, что люди вообще об этом думают, звучат разные голоса.

— У меня был вопрос личный, в силу читательской невнимательности: что значит слово Indulto?

Indulto – это помилование быка, есть такое понятие в корриде, оно довольно редко встречается. Я старался максимально понятно объяснить традиции корриды: почему пикадоры выходят на лошадях и т.п. Там есть испанские словечки, я не стал делать сноски, чтобы люди, если заинтересуются, сами отыскали эту информацию.

l0c_4oimwre

— Внутри книга разбита на главы, которые пронумерованы, причём не по порядку, а иногда и дробными числами. Что это значит?

Вообще названия «Психо» — «психолог», «Любо» — «любовница». Некоторые главы следуют не по порядку, я в самом начале книги об этом предупреждаю.   («Клубок из сюжетных линий, прежде чем образовать узор, распадается на узелки, которые всегда последовательны. Лишь иногда они нарушают порядок, чтобы доставить суть романа в нужное время в нужное сердце» — прим.)

— Т.е. можно взять и прочитать это всё в порядке нумерации и тогда что-то изменится? Это очень хороший совет будущему читателю. Вы именуете свою прозу «сенсорной». Пожалуйста, раскройте это понятие. 

Изначально – это от слова «чувство», это как прикосновение к экрану, в данном случае – к тексту, когда хочется проникнуть дальше, глубже. В смысл, в книгу, в текст, чтобы разобраться.

— Как вы относитесь к критике в ваш адрес?

Сейчас её стало меньше, время сделало своё дело… И я в свою очередь постарался.

— Вы прислушивались к мнению людей, исправляли свои тексты в соответствии с критиками? У вас были люди, которые вас направляли?

Нет, я ничего не менял, не подстраивался, но менялся внутри себя. Искал что-то новое, интересное, скорее не для читателя, а для себя.

Про женщин. Насколько я могу судить, вы довольно консервативны в плане разделения мужских и женских ролей: мужчине отводится активная роль, женщине – пассивная, «мужчина действует, женщина – вдохновляет». Вас не обвиняли в том, что вы транслируете гендерные стереотипы?

Если взять фразу «мужчина должен действовать, а женщина – вдохновлять», здесь часто говорят, что никто ничего не должен. Но я с этим не согласен, иначе пропадает взаимодействие между мужчиной и женщиной. Мужчина всё равно будет искать себе музу. Эта связь, мне кажется, работает.

— Такой баланс сил в природе?

Да.

— Именно к этой мысли вы привязываете свои размышления о том, что этот баланс был нарушен начиная с Первой мировой войны, когда женщинам пришлось брать на себя обязанности мужчин. Как вы относитесь к этому дисбалансу в наши дни?

Я спокойно отношусь. Я же не могу пойти против природы, против общества.

— Но своими книгами вы задаёте определенный вектор вашим читательницам.

Это, наверное, единственное, чем я могу помочь. Во многих письмах читатели рассказывают, как мои книги помогли им справиться с депрессией, привели к своим людям. Даже в том же паблике «Стихи для гурманов» многие познакомившиеся там переженились и завели детей.

— То есть вы всё-таки восстанавливаете баланс мужского и женского, если через вас и ваше творчество соединяются люди… 

wcp7rzmndow

О чём мы ещё с вами не поговорили?..

О «Париже»? (Роман «Где валяются поцелуи: Париж», АСТ 2017 — прим.)

— О «Париже», к сожалению, ничего не могу сказать – не читала.

Мне кажется это тоже история довольно интересная, особенно в свете того, что я на прошлой неделе ездил в Париж и абсолютно не думал, насколько совпадёт этот роман с моей поездкой…

— Т.е. вы написали роман, а затем отправились в Париж, где с вами произошло нечто похожее?

Будем считать, что да. Сам роман – это история девушки, которая вышла замуж за иностранца и уехала в Париж. Там она понимает, что это не её человек и что она вышла замуж не за мужчину, а за Париж. На выступлении в Париже я узнал, что у многих женщин именно эта самая проблема. Настолько удивительным было попадание.

cover1__w600-1

— Вы не боитесь однажды сказать всё, что хотели и замолчать?

Нет, ведь у меня есть ещё живопись, сейчас вот проходят две выставки. У меня есть, на что переключиться.

— Вы говорили, что писательство для вас – хобби. В таком случае вы снимаете с себя ответственность перед читателем? Или у  вашей прозы есть цель?

Хочется привести читателя к какому—то позитивному мышлению. Но самоцели такой нет. Хочется, чтобы люди немного вышли за рамки, посмотрели на жизнь иначе.  Вывернуть чуть-чуть этот мир. Это такая известная формула, что обыденные вещи под определенным ракурсом начинают быть интересными.

— Как ваши коллеги и студенты относятся к вашему творчеству?

Относятся хорошо. Раньше студенты на подпись приносили только зачётки, а теперь ещё и книги (смеётся). Я считаю, что это признание.

— Как вы сами себя можете оценить? Какое бы вы отвели себе место в иерархии отечественной литературы?

Среднее. Я сильно не выпячиваюсь. Первый мой роман вышел в 2012 году и пять лет он стабильно допечатывается, стабильно продаётся. Я считаю, что это хороший показатель. Вспоминая современных авторов, многие их романы уходят, переживая только одно издание.

Оставить комментарий