РАЗГОВЕНИЕ

СУПРУГЕ МУЛЛЫ,  БИБИМАМДУДЕ
Брошенный щенок не даёт уснуть,
Взгляд его растерянный давит грудь.
Вот таким щенком и Апуш глядел,
Провожая маму в последний путь.
Вышел родничок, между гор кружа,
И о камни билась его душа.
На своём пути сирота Апуш
Холода и горя не избежал.
Вот Сосна с Субашем – родимый край,
Речка, над которой звучал курай.
В эту ли речушку в печальный час
Горькую слезу проливал Тукай?
Головы склоняющих – череда,
А на камне выбито на года:
«Матери пророка подобна ты,
Мать поэта, славная Мамдуда!»

ЛЕТИТ К СВОБОДЕ ГОРДАЯ
ДУША
Под сердцем у казанского Кремля –
Соединились в камне смерть и жизнь.
Колючей проволокой окружён,
Поэт и воин гордо смотрит в высь.
Железных пут ему не разорвать,
На теле страшных ран не перечесть.
Не пламенная кровь течёт из них –
А льётся обжигающая песнь.
О, сколько было узников таких,
Нерасторжимых с тяжестью цепей,
И сколько их, героев, полегло,
Чтобы спасти татарских сыновей.
И в память тех безвестных храбрецов,
Кто за свободу голову сложил,
Под сердцем у казанского Кремля
Стоит, как символ, каменный Джалиль.
Седеет мир, уходят времена,
И плоть, и камень в пыль веков кроша.
Назло судьбе и узам вопреки,
Летит к свободе гордая душа!
* * *
Седлали мы коней, не зная скуки
И страха – всё под силу было нам.
Хозяева теперь – чужие руки
Игреневым послушным лошадям.
Сгорали племена, за власть враждуя,
Другие – восставали из огня.
Отдал ты жизнь за землю дорогую,
Кому отдал уздечку от коня?
Нет, нас не одолели бы, я знаю, –
Ведь мой народ выигрывать рождён! –
Не допусти чужих до акбузатов,
До их уздечек и до их стремён!
Когда твой конь крылатой песней признан,
Как можно его имя очернить!
Будь на коне! Любимая Отчизна
Должна свободной, как и прежде, быть!
Увы, в стране творится беззаконье,
Тебя лишили памяти отцов.
Тобой надрессированные кони
Давно несут на крыльях чужаков.
Но мы же племя всадников отважных
И родились, чтоб в битвах побеждать.
А хорошо бы этот мир однажды
Взять под уздцы и крепко оседлать!

1
День угасал, и пост подходил к концу,
Мир в ожиданье томился вестью благой.
На минарете месяц светло блестел,
А в вечереющем небе всходил другой.
К исходу жаркого дня муэдзин пропел,
Он возвестил, наконец-то, желанный миг.
И, обращённые к небу, тысячи рук
Аллах акбар, восклицали, Аллах велик!
Повеявший лёгкой свежестью ветерок
Вдохнул в изнурённое зноем тело жизнь.
Иссушено было горло, и спёкся зев,
Голодному чреву воля теперь – держись!
Божественный вечер, не взвесить пользы твоей
Ни на весах, ни на рожке луны.
Празднество наступает, ломится стол от яств,
Доверху чаши его благом полны.
Полна и душа, растрогана до того,
Что льются слова из самых глубин её.
Горячей молитвой будет она сыта,
И благодарно забьётся сердце твоё.
2
Господи Боже, прости мне мои грехи!
Выдержал пост – Тебя я благодарю!
Огороди же теперь от печалей-бед,
Благословенной сделай мою зарю!
Вслед за счастливым вечером этим пусть
Будут такими все вечера вдали.
Воду, что пил я, бодростью заряди,
Пищу, что ел я, силою надели!
Неизмеримы блага Твои, Господь,
Всею душою славить Тебя готов!
Пусть не иссякнет милость Твоя вовек,
Мы без Тебя – сироты, точней – никто!
Дай же терпения выстоять столько дней,
Сколько в глубоком небе сияет звёзд!
И подари уверенность, чтобы я
С новой зарёй на новый решился пост!
3
Божественный вечер, не взвесить пользы твоей
Ни на весах, ни на рожке луны.
Празднество наступает, ломится стол от яств,
Доверху чаши его благом полны.
Тысячи тысяч нас, и меж нами тот,
Кто управляет судьбами и страной.
Значит, он верует в Бога, подобно нам,
Значит, и он, правитель, вполне земной.
Вышитая тюбетейка – чуть набекрень,
Чётки в его руке – с шёлковым бунчуком.
Глядя на небо, смиренно ладони сжав,
Просит чего и думает он о ком?
Общей молитвой дышит он и живёт,
Милости просит Господа своего.
Будто пример другим и за всех других,
Шепчут заветное слово губы его.
Шепчут заветное слово тысячи губ,
Благодаря Всевышнего без конца.
В воздухе – запах трапезы, а вокруг –
Светлой надежды исполненные сердца!
Сомкнуты руки, взгляд устремлён в небеса,
Кисточка чёток в такт молитве дрожит.
…Скоро на горизонте долгого дня
Алый барашек облака пробежит.
Алыми зорями отполыхают дни,
Время сгорает, и нам сгореть суждено.
В этот священный вечер – на всей земле
Бьются сердца молящихся, как одно!

Комментарии

  1. wapruks
    Сен 16, 2017 @ 11:49:37

    определенной степени «Идель» сейчас является трибуной национально ориентированной татарской интеллигенции.

Оставить комментарий