Раиль Садриев: «Вы меня еще не знаете…»

Что бывает, когда человек, долгие годы известный аудитории по амплуа карнавального образа – артиста-юмориста, вдруг начинает декламировать стихи?

ai3i4914И делает это ни где-нибудь на привычной сцене драматического театра или филармонии, а в роскошном зале самого знаменитого архитектурного сооружения Казани, где с 1919 года располагается нынешняя Национальная библиотека. Возможно, построенное как верный пример расточительства на деньги романтического героя-любовника Ушкова, здание еще ни видело в своих стенах столь искреннего отношения к жизни, свидетелем которого в минувший понедельник стали друзья, поклонники Раиля Садриева и просто почитатели современной поэзии.

Начиная с 2002 года, руководитель Буинского драматического театра Раил Садриев позиционировал себя в основном как юморист. В его спектаклях, режиссером которых зачастую является он сам, комедийная ситуация по-Гайдаевски выжимается до последней капли, доводя зрителей до гомереческого смеха, далее ситуация превращается в светлую по-Рязановски грусть, вызывая слезы сквозь добрую улыбку, и в финале оставляет Гоголевское послевкусие, только с вектором на оптимизм.

Когда Садриев выступает с сатирическими миниатюрами на эстрадных концертах, его сатира часто носит кумулятивный характер. Запомнилась его миниатюра о взятии Берлина, которая балансирует на грани абсурда. Казалось бы – бородатый анекдот, но он, обогащенный каждый раз новыми «сериями», обещает слушателю взрывной эффект нового финала. Его юмор точно попадает в представление о сути национального характера, напоминая по-восточному мудрого Ходжу Насреддина.

Итак, начиная с нулевых, Садриев прочно утвердился в нашем сознании в образе современного татарского юмориста. И вот вдруг он начинает выступать с программой «Вы еще меня не знаете…», которая больше напоминает моноспектакль, состоящий из стихотворений популярных татарских поэтов 80-х годов прошлого века и современности. Однако было бы ошибочным назвать это представление простым монтажом тематических стихов. Отнюдь. Стихи Ангама Атнабаева, Фаниса Яруллина, Ильдуса Гилязова, Нияза Акмала, Эльмиры Жалиловой, Гульнары Шариповой, использованные в спектакле становятся интертекстуальными вкраплениями в гипертекст, который рассказывает о жизни и смерти, о деревенском быте, о счастье… Это выражение себя, экспрессия.

Так вот бывает: человек, который читает стихи, ломает стереотипы, конструирует новую искренность, при этом, не опошляя ее. Например, культурные клише о татарской деревне, о жизни в ней возвращаются в свой подлинный смысл. Раиль абый эти стихи читает без пафоса, без привычной тривиальной интонации и получается проникновенное, метафизическое прочтение. Смерть в его устах становится повседневным явлением, об этом он говорит много, смакуя каждый аргумент в пользу жизни, и слушателям приходит понимание того, что если смерть оповседневлена и ее эссенция самая стабильная, то жизнь, с точностью до наоборот, становится возвышенной, экзистенциальной, осознанной.

Когда Раиль Садриев говорит, что «мы его еще не знаем», стоит ли здесь упоминать о том, что актер в данной постановке меняет привычное амплуа и о метаморфозах, произошедящих с ним? По-моему, Садриев метафизичен. Он лишь показывает нам разные стороны маски Пьеро и Арлекина. Когда-то Раиль абый сам говорил, что «20 лет назад за такое его просто освистали бы на сцене». Очевидно, пришло время узнать нам друг друга поближе, без прикрас.

 

P.S. Недавно ученые обнаружили, что стихи не только облагораживают нас духовно, но и развивают наш мозг. Они наблюдали нейронную активность в сером веществе добровольцев, читавших шедевры классической поэзии. Стихи заставляли активизироваться зоны мозга, ответственные за воспоминания о прошлом опыте. При чтении поэзии нейроны реагируют буквально на каждое слово. Особо остро мозг реагирует на необычные поэтические обороты.

 

Оставить комментарий