Квест длиной в 43 километра: как доехать с работы домой в Куюки

Единственная возможность для многих жителей поселков Салмачи и Куюки добраться до Казани — воспользоваться автобусом 90-го маршрута. Вот только путешествие длиною 43 километра порою становится настоящей проверкой на прочность пассажиров — автобусы просто не рассчитаны на такое количество людей. В ситуации попытался разобраться корреспондент журнала «Идель».

810447482

Я, как обычно, стоял на своей остановке в ожидании автобуса. Пять минут… Руки замёрзли и пришлось надевать перчатки. Десять минут… Подошли люди. Будет кого обгонять, пока сам догоняешь дверь девяностого маршрута – маленькой красной коробчонки на колёсах, примерно в два раза меньше автобусов других маршрутов. Через пятнадцать минут я топтался вокруг от нетерпения, угрюмо посматривая на толпу и мысленно выискивая потенциальных соперников: старушек и стариков, которых придётся пропустить; парней, у которых один шаг как полтора моих. Через двадцать минут отстранённо отметил, что музыка в наушниках начала играть заново. Но мне всё равно – я напряжённо вглядываюсь в поворот, из-за которого должен появиться красный, как пожарная машина, автобус.

Вся толпа, и я в том числе, жаждала одного: занять места поудобней. А если очень повезет, то и сесть – но это в полдесятого утра казалось несбыточной мечтой, великим чудом, которое позволило бы сказать: – да, утро выдалось прекрасным.

А вот и «девяностый»! Однако, фальстарт – едет он в сторону Куюков, деревни на отшибе Казани. Значит, мой автобус приедет минут через семь, не раньше. В оставшееся время начинаю продумывать стратегическую позицию: куда встать, чтобы успеть пропустить старшее поколение, но быть первым среди «молодняка». В итоге, заходим, толкаясь и шипя друг на друга, разочарованно отмечая крах недавних мечтаний – все сидячие места заняты. Нет, утро выдалось явно паршивым.

Встал так, чтобы можно было или шагнуть к месту у окна – с поручнем – или же сесть на освободившееся кресло. Сквозь музыку слышу, как кто-то шипит на мою сумку, мол, мешает, но высказать прямо в лицо боится. А мне что делать? Не на слякотный же пол ставить! А держать в руках – занемеют так, что конспектировать лекции я потом точно не смогу – проверено.

И вдруг – чуть меньшее, но всё же чудо! Неожиданно освободилось место у окна. Стоять там очень удобно! Но если в автобус заявится толпа таких же злых и суровых пассажиров, как я немногим ранее, пиши пропало. А лучше составь завещание, так как никто не обещает целые ребра по прибытии на Tuqay Square (название станции следует произносить немного пафосным тоном автобусного динамика, который, как нам всем кажется с утра, снисходительно посмеивается над нами, и этим ещё больше всех раздражает).

В тот самый момент, когда я с грацией слона несся к вожделенному месту у окна, вдруг раздался голос…

– Молодой человек, а кому место уступали?!

Обернулся: мама с красной коляской. Рыжая, настырная, в глазах – огонь полыхает. Но самое страшное – с коляской! Уступить – уступлю, не сложно. Извинюсь даже – и впрямь виноват! Проблема – в жуткой нехватке места. Коляска – это шесть школьников с огромными рюкзаками. Теперь мы все будем ненавидеть друг друга, сжимаясь в плотную человеческую массу. Прибывающие на остановках новые пассажиры лишь присоединятся к толпе: будут ненавидеть всех и вся и дистиллировать самую чистую мизантропию, которую только можно найти в казанских пробках.

Кое-как утрамбовавшись, толпа уже было приготовилась горестно вздыхать, мечтая о том, чтобы отменить «вот это вот всё», только бы не ехать в пункт назначения, но не тут-то было: игнорируя переполненность, в автобус пытается зайти девушка с голубой коляской. Блондинка, глаза испуганные, кажется, вот-вот уедет со своей коляской отсюда – от греха подальше. Толпа поняла: горестно вздыхать в самых что ни на есть шекспировских традициях не получится. Получится только пародировать сиплое дыхание раненного. Та, рыжая – не может подвинуться. Мне опять кричат:

– Уйди-уйди, коляска заедет!

«Да ушёл, ушёл!» – думаю я, делая шаг назад и закрывая глаза. Открываю – на моём месте, как ни в чём не бывало, стоит женщина, которую ранее толпа старательно вдавливала в мужчину у окна. А тот даже не думал от него отойти. Эти двое и мешали красной коляске подвинуться на столь нужные всему автобусу три четвертых метра – ведь иначе не тронемся же!

Но толпа – особенно в автобусе – бессмысленна и беспощадна.

– Да подвинься ты! – кричит всё старшее поколение с конца автобуса рыжей. Именно ей.

– Куда я подвинусь, тут места совсем нет! – остервенело кричит мамочка, продолжая утрамбовывать мужчину.

– Вдоль поставь! Поперёк! – слышатся советы со всего автобуса.

– Не поместится!

– Поместится!

У каждого свое понимание ситуации, часто не совпадающее с чужим! Кондуктор же снова начал увещевать рыжую:

– Ну подвиньтесь вы!

И тут не выдержал я. Во-первых, надоело стоять, во-вторых, я опаздывал, в-третьих… Было банально стыдно за эпизод в самом начале.

– А может, мужчина с женщиной наконец-то уйдут от окна?! Места-то нет!

Мужчина с женщиной кое-как, боком, протиснулись мимо, чуть не стерев мне нос. Я только протянул руку – подвинуть коляску, как зашипели, мол, коляску она может и сама подвинуть. Ну ладно, извините…

Тем временем, мамы начали задушевную беседу: кто, куда и зачем едет. А голоса так и звенят от… злобы или напряжения, не знаю. Но обстановка в автобусе – хоть иди докладывай расстановку военсил маршалу!

Буквально через остановку или две рыжая с кряхтением и криками еле выбралась наружу, вытолкав при этом половину автобуса на улицу, мне же на предложение помочь спустить коляску с высокого порога автобуса только грозно ответила:

– Не надо!

Видно, толпа в автобусе сильно накрутила!

Но тут – Prospect Pobedy stop! Раньше я задавался вопросом, почему не Prospect of the Victory, ведь «так же правильно!» Но потом меня три раза чуть не сломали о поручень, и этот крайне оторванный от объективной реальности вопрос покинул мой философствующий мозг.

Prospect Pobedy stop! Понимаю, что это шанс вырваться из ада на колёсах, и только делаю широкий шаг, как замечаю, что выходит и та, вторая мамочка. На автомате предлагаю спустить коляску, и в ответ получаю:

– Да, было бы неплохо!

И, не знаю, поверите ли вы мне или нет, но ответ был не злым и язвительным, а очень даже радостным! Видимо, эта девушка, также как и я, обрадовалась тому, что может покинуть этот филиал ада на Земле, и её настроение резко поменяло вектор.

И вот мы вышли. Слышу:

– Большое спасибо!

– Да не за что! – бросаю я в ответ и вдыхаю полной грудью воздух, который кажется едва ли не свежее, чем в Альпах.

Вырвался!

photo_2018-03-29_14-36-30

 

 

Вот вы сейчас думаете: «Ещё один! Пишут тут, о том, какие мы все злые, а сами-то!». А вот и нет. Знаете, когда я вышел из автобуса и услышал слова искренней благодарности от девушки, то вот о чём подумал: ведь неплохие и незлые люди в автобусах! Злых людей вообще на свете не бывает, бывают обстоятельства, которые делают нас злыми. Какие обстоятельства?

Очень длинные обстоятельства – маршрут почти в 43 километра. Очень маленькие обстоятельства: тот же автобус – ПАЗик 3237 серии, вмещающий смехотворное количество в 55 человек. Сравните это с НефАЗом 5299 серии, который вмещает 115 человек!

К началу 2018 года на линию обещано поставить 11 автобусов (раньше рассекало 9 ПАЗиков) с интервалом в 14 минут. Но какой от этого толк, если автобусы не работают одновременно? Не всегда все «девяностые» выходят на маршрут. «Это зависит от нагрузки». Это зависит от нагрузки, а ты стой и мёрзни (или медленно умирай из-за жары) в центре города или на самой его окраине. Однако и выпускать все автобусы – тоже бессмысленно: ведь в полдень «девяностые» ходят исхудавшей тенью самих себя в час пик – нагрузки банально нет. И это проблема! Она решаема в теории: в транспортном плане Казани есть маршрут №90а, рассчитанный на периферию – жилой массив Привольный, Вишневка, Новая Вишневка. 90а устроил бы всех – уменьшил бы путь маршрута №90, увеличил частоту транспорта в Привольном и Вишневках.

«Для ввода указанного маршрута необходимо выполнение условий безопасности дорожного движения. Существующие дороги до жилого массива Привольный в настоящее время не соответствуют требованиям Правил безопасной перевозки пассажиров. Для переезда через р.Нокса необходимо строительство моста. Ширина проезжей части по имеющейся улично-дорожной сети составляет не менее 6 метров, освещение и тротуары для движения пешеходов отсутствуют, остановочные пункты ожидания не оборудованы заездными карманами, остановочными площадками и павильонами ожидания» (из официального ответа мэрии г. Казань журналу «Идель»).

А строить дороги и мост, с нуля создавать тротуары, ставить на них освещение и павильоны ожидания – слишком дорого для частных перевозчиков, которым город предлагает свой маршрут №90а.

Однако и это решение – не панацея, ведь поселок Куюки никто в планах не предусмотрел!

«В настоящее время ОАО «Научно-исследовательский институт автомобильного транспорта» разрабатывает новую маршрутную сеть городского пассажирского транспорта. По итогам работы институтом будут представлены рекомендации по необходимой работе по обеспечению населения транспортным обслуживанием при существующих условиях» (из официального ответа мэрии г. Казани журналу «Идель»).

Решит ли ОАО «Научно-исследовательский институт автомобильного транспорта» проблемы маршрута №90? Не всплывут ли другие проблемы и не появятся ли новые? Хочется надеяться, что интересы жителей пригородных поселков будут учтены.

Оставить комментарий