Про нациестроительство

Тема нациестроительства – достаточно скользкая. Я рискую вызвать   гнев праведных националистов, которые составили себе некое божество – каждый из своей нации, но все же попробую это божество разоблачить.

photo5294424577285400771

Хочу сразу постулировать одну вещь: нации в современном смысле этого слова появились совсем недавно. До того, как определённые силы, определённые круги начали строить совершенно новую общность в сфере человеческих взаимоотношений, назвав её нацией, не было никаких наций. И не было никаких отдельных русских, отдельных французов и англичан. Были племена, роды, религиозные и территориальные объединения – всё; не было никаких глобальных всемирных народов – никаких наций, распределённых по территории всей земли. Поэтому, когда нам рассказывают сказки про древних, неважно кого, русов, укров, татар, башкир или каких-нибудь полинезийских папуасов, – это всё неправда.

Пророческое послание изменило существующее положение дел. Разрозненные группки, процветавшие в узких ареалах, объединились в огромную общность под названием мусульмане. Например, мусульмане пророка Моисея – это была общность, объединённая в первую очередь религией; не какой-то другой компонентой, а именно религией. А потом пошла общность так называемых христиан, первых христиан. Мы как мусульмане говорим, что это были мусульмане, единобожники, которые несли в свет пророческое откровение Иисуса, мир Ему. Это была тоже уже гораздо более широкая общность – колоссальный прорыв в строительстве больших человеческих образований.

Да, в Коране сказано: «Мы создали вас народами…» Но здесь большая терминологическая разница. Под одним словом могут скрываться совершенно разные понятия. Во-первых, словосочетание «разными народами» – это перевод. Кто-то мог перевести «разными нациями», но от этого коранический термин не стал бы обозначать нацию в современном смысле.

35889014

«Вавилонская башня» Питер Брюгель, 1563 г.

Коренной перелом и появление первой нации имели место позднее. Естественно, ее делали по определённым лекалам – какие-то люди с какой-то целью провели колоссальную работу. Если задать читателю вопрос и дать немножко времени подумать, что это была за нация, подавляющее большинство, предполагаю, назовут… Но это была не она. Не буду мучить – это были не евреи, это были французы. Первая нация в современном понимании слова – французы.

Когда зарождался Западный проект, его идеологи запустили совершенно новый механизм объединения людей, позволивший им создать государство нового типа, которое смогло противостоять предыдущим имперским проектам. Похоже на крушение СССР. Все помнят, какой махиной была Коммунистическая партия Советского Союза – эти кремлёвские старцы, обладающие всей полнотой власти. Но тут врываются какие-то комсомольцы из каких-то центров научно-технического творчества молодежи: «Партия, дай порулить!» – и рушат всё, возникает противовес.

Западный проект создал нации, чтобы создать государства. И первым государством была Франция. А до того имелись какие-то гасконцы, нормандцы, бретонцы и прочие товарищи – это была кучка каких-то территорий с кучкой народов. Когда же их взяли и объединили в единую нацию, назвав французами, придали им атрибуты современной нации, то капитализация территорий, на которых появилось французское королевство, выросла в разы. И это новое образование стало гегемоном практически мгновенно.

Чуть отклонюсь в сторону. Все считают, что европейцы – это какой-то древний этнос. А что представляла из себя Европа во времена Средневековья? На самом деле, это было козье пастбище, где не было ни культуры, ни цивилизации, ни образования, ни нормальных народов. Были дикие племена типа германцев, галлов, которые с молодецким уханьем разбивали дубинами головы друг другу. Потом пришли серьёзные люди со знаниями и сделали из кучек галльских племён французов. И Франция как королевство вышла на первые роли и очень долго была номером один на европейском политическом пространстве.

Так в чём смысл французской нации, в чём её отличие? В том, что её комплектовали не на основе одного элемента, например – религиозной принадлежности или этнической, а на основе полного комплекса. Что такое комплекс признаков нации первого уровня? Во-первых – территориальное единство: люди признают, что именно Франция их родина. Откуда это пошло? Естественно, с Жанны д’Дарк: Çà belle France! – за прекрасную Францию! – это момент рождения   французской нации. Когда толпы самых разных людей из самых разных племён, каких-то городов, деревень и феодов собрались под знаменем Франции.

ingres_coronation_charles_vii

«Жанна д’Арк на коронации Карла VII» Жан Огюст Доминик Энгр, 1854 г.

Итак, первое – территориальное единство. Второе, безусловно, религиозная общность. Без религиозной общности нет нации первого уровня. Третье – это культурная общность.

Самый простой пример. Когда делали англичан, запустили проект «Шекспир». Я надеюсь, те люди, кто чуть-чуть это дело изучал, понимают: торговец Вильям Шекспир не писал свои пьес. Это был  некий человек, которого предъявили: мол, он писал. А над корпусом пьес работал целый институт в современном понятии, целая группа учёных под управлением Фрэнсиса Бэкона, которая и запустила новый культурный код, создала новую культурную общность, вокруг которой и объединились англичане как нация.

542px-first_folio

Мартин Друшаут, 1623 г.

Четвертое – это этнический компонент: примерно одинаковый этнический состав племён. Грубо говоря, нельзя было сделать французов из нормандцев и китайцев. Они бы банально не понимали друг друга. Они внешне отличались, их невозможно было объединить. А вот гасконцев и шампанцев удалось объединить в одну нацию. И то гасконцы какое-то время (все, наверное, читали «Трех мушкетеров») пытались себя выделять в отдельную категорию. Но сам факт: эти четыре признака – основа нации первого уровня. Естественно, нациестроительство осуществляется сверху – не снизу.

Когда появились русские? Кто сделал русских из всех этих вятичей, кривичей, муромы и подобной чуди белоглазой? – Николай I. Во времена Николая I после Наполеоновских войн появилась русская нация. Все технологии притащили оттуда, похитив их у французов. Вернее – взяв в трофей, победители же. И Николай I, безусловно, создал нацию первого уровня, объединяющую в себе все четыре признака. Нет в этом сомнений. Но мы говорим о русских – до 1917-го года. После два признака у них были выбиты, и поэтому сейчас – это остаток великой нации: россияне. Правда, в последнее время пытаются вновь сделать русских – ступить в ту же реку дважды, не получается.

Возьмём другой пример, близкий всем нам. Что такое татары – это нация второго уровня. Почему? Татар делали в XIX веке: этническая компонента в наличии – тюркский элемент, причем в основном городской и сельский торговый элемент – по большей части татар делали из них. Я имею в виду – поволжских, чтобы все понимали – не сибирских, не крымских. Территориальный элемент тоже в наличии: Казань – столица татар; культурный код, культурная общность имеются – джадидисты запустили: Фатих Амирхан, Гаяз Исхаки и, конечно, Габдулла Тукай. Всё вроде нормально.

Но четвёртого компонента нету! Когда делали татар, когда джадидизм процветал, из татар вышибали ислам. Поэтому татарин сейчас не воспринимает себя мусульманином: да-да-да, мои дедушки-бабушки были мусульманами, а я современный – я татарин. То есть раньше говорили «мусульманский народ», а сейчас говорят «татарин». И где-то там, на задворках самосознания, какие-то кусочки так называемого этнического ислама: раз в год сходить в мечеть, на могилке водочки попить, ещё что-нибудь – такой тип ислама, и все.   Из татар поэтому не получилось нации первого уровня. Потому что не дали! Ну кто такой татарин на сегодняшний день? Это этнический тюрок, который считает Казань своей столицей и признаёт, что Габдулла Тукай – великий поэт, – всё, татарский язык знать совершенно не обязательно.

Отдельная большая тема – зачем вообще поволжских татар делали.  Поволжских татар сделало чиновничество Российской империи, потому что надо было поддержать экспансию империи в Туркестан. Был создан народ, который показал пример всем остальным: каким образом тюрок-мусульманин может мирно сосуществовать с русскими в русской культурной, социальной и государственной парадигме. Почему не взяли башкир? Потому что предки современных башкир не были торговцами – купеческим элементом.

Наброшу немного и башкирским националистам. Я долго смеялся, когда один из известных башкирских националистов написал такую забавную вещь. Он сказал: «Татары – это новодельная нация, они молодые – поэтому такие шустрые. А вот мы, башкиры, древние – уставший этнос, который растерял свою пассионарность». Что сказать, уважаемые башкирские националисты, – с такими друзьями и врагов не надо.

Естественно, башкиры – тоже новодел. И тоже нация второго уровня, безусловно: тоже есть этническая компонента, есть какие-то элементы культурного кода, есть элементы территориальные. Начиналось всё это уже после революции, при советской власти, когда дробили тюрков на части. Всё это навязывалось, продолжилось – попытки были в новейшее время.

Если каждый непредвзято посмотрит, он во многом со мной согласится.

Тимур Gazi

Тимур Gazi (Шангареев) родился в 1966 году. Окончил Уфимский государственный авиационный технический университет. Работает руководителем Информационно-аналитического центра «Новое Прочтение». Занимается исследованием общественно-политических процессов и разработкой исламского интеллектуального метода. Своими идеями делится на канале YouTube в видеоблоге «Теория Проектов». Живет в Уфе.

От редакции. Далеко не все мысли, высказанные в статье, считаем бесспорными. Из сказанного автором однозначно верно одно – нация представляет собой продукт развития народов в новое и новейшее время.

Далее идут спорные утверждения. Во-первых, в тексте перепутаны понятия «народ» («этнос») и «нация». Как известно, «народ» является понятием культурным, «нация» – социально-политическим и в какой-то мере – социально-экономическим. Те, критерии, что Gazi  предлагает для нации, применимы к этносам, на основе которых возникают нации. Но на уровень нации, как правило, переходит лишь один критерий – общий язык, ибо для языка свойственна универсальная функция цемента при строительстве здания, неважно, будет ли это дом народа или дом нации. Основными же критериями нации являются, помимо языка, более высокий уровень территориальной, политико-правовой и экономической интегрированности народа и наличие у него собственной государственности.

Главной мыслью статьи Gazi является то, что религия (в случае татар и других тюрков – ислам) является ключевым фактором в формировании нации. Однако история, прежде всего авраамических религий, показывает, что это не так. Только в иудаизме национальное и религиозное начало резко интегрированы. Ни историческое христианство, ни исторический ислам не сформировали наций. Они были восприняты на уровне племенной структуры обществ и способствовали формированию из племен народов. Но отнюдь не наций. Более того, даже в эпоху своего расцвета в IX-XII веках Арабский халифат не был до конца единым, а на сегодняшний день мы имеем 23 арабские страны, в которых, несмотря на общность религии и языка, растет локальное национальное самосознание и оформляются местные диалекты языка (при сохранении общего, литературного), причем носители этих диалектов могут иногда и не понять друг друга.

Вообще, в арабском языке наиболее близким к понятию нации является понятие «умма», в наиболее полном смысле означающее общность надэтническую, объединенную общими религиозными идеями и сформированными на их основе политическими, социальными и хозяйственными принципами.

Что же касается цитируемого автором 13-го аята, 49-й суры священного Корана («О, люди! Мы создали вас мужчиной и женщиной, народами и племенами»), то здесь наиболее конкретным переводом будет «племенами и народностями», то есть общностями,   различающимися в языковом и культурном отношении.

Некоторое непонимание может вызвать термин «мусульмане пророка Моисея», а также первых христиан, о которых мы говорим: «Это были мусульмане-единобожники». Действительно, есть такие определения в литературе о раннем исламе, как «мусульмане шариата Мусы» (иудеи), «мусульмане шариата Исы» (христиане). Эти определения относятся к относительно небольшому кругу последователей Благословенного Пророка, принявших его миссию по восстановлению строгого Единобожия, но остававшихся в своих исповеданиях. Причем подобные определения характерны для первого, «мекканского», периода исламского призыва. В «мединский» период, особенно после краха проекта создания «двойственной общины» (араб. «уммайн иснейн») довольно четко определилось размежевание ислама с иудеями, затем с другими монотеистическими религиями.

Та же самая неточность возникает, когда Gazi начинает говорить о формировании наций у европейцев и русских. Иначе говоря, он привязывает критерии, характерные для народа, к понятию нации. Gazi пишет о том, как формировались нации у французов, англичан. Дескать, ходили какие-то дикие галлы, англы, саксы, но пришли «серьезные люди» и сделали из них нацию. Затем автор смущает читателя следующей мыслью: мол, этническое единство плюс такие фигуры, как Жанна д’Арк во Франции и Шекспир в Англии, – и все, готова нация. Хотя в  реальной истории французам для того, чтобы стать нацией, пришлось пережить абсолютизм, Просвещение, три революции и реставрацию монархии. А британская нация началась не с Шекспира, а гораздо раньше – в 1215 году с Великой хартии вольностей, которая сформулировала гражданский суверенитет и демократические основы отношений с властью как национальную ценность.

Что же касается того, что нормандец с китайцем не могут создать французскую нацию, – верно. Для времен, описываемых в «Трех мушкетерах» Дюма. Но не для истории последних двух столетий. Именно по такому принципу сформировалась американская нация. Именно по этому пути в послевоенное время идут европейские нации, интегрируя в себя иноэтничный элемент в той мере, в которой он становится полноценной частью наций, при этом не теряя своего культурного своеобразия. И в сегодняшнем Париже можно видеть китайцев и вьетнамцев, которые вполне себе французы.

Далее. «Кто сделал русских из всех этих вятичей, кривичей, муромы и чуди белоглазой?» – вопрошает Тимур Gazi. Из перечисленных им только вятичи и кривичи являются славянскими племенами; финно-угры  мурома были ассимилированы еще в XII веке, а с «чудью белоглазой» – темна вода во облацех. К тому же факты показывают, что процесс формирования русской нации начался в середине XVII века, в царствование Алексея Михайловича, получил большой стимул реформами Петра I, определившими в течение XVIII века создание того государства (а государство – один из важнейших признаков нации), которое просуществовало до 1917 года.

Тем не менее, несмотря на обозначенные спорные моменты,   полагаем интересным знакомство любителей политической полемики  с идеями Тимура Gazi – представителя татарской диаспоры Башкортостана.

 

Подготовила Галина Зайнуллина.

Оставить комментарий