ПОВЕРИТЬ ГАРМОНИЮ АЛГЕБРОЙ

Директору камаловского театра Ильфиру Якупову важно знать о  своем зрителе всё. Перед началом каждого спектакля он выходит в зрительный зал, прогуливается в фойе, вглядывается в лица. Большинство из них ему знакомы, но появляются и новые. Он рад каждому. В преддверии 110-летия театра Якупов рассказал нашим читателям, как с помощью математических методов выяснил, что хлеб и зрелища имеют равную ценность, а также о том, как с юных лет любил концертные бригады, имел свое место в литерном ряду,
а позже стал своим и для мэтров, и для младших коллег.– Ильфир Ильшатович, добрый день! Прямо сейчас, в эти дни, в театре проводится масштабный со­циологический опрос. На какие во­просы отвечают зрители? Разве есть еще что-то, чего вы о них не знаете?

– Впервые такой опрос был проведен в 2008 году. Благодаря ему, мы смогли точно узнать, что за зритель к нам приходит, каковы его возраст, социальное положение, ув­лечения. Завсегдатай ли он театра, пришел ли к нам впервые, что ему у нас нравится, а что мы могли бы улучшить. Тогда было обработано пять тысяч бланков, в этом году бу­дет проанализировано столько же. Время идет, меняются экономиче­ские, политические, культуроло­гические реалии, меняется и наш зритель, и мы не может оставаться в стороне от этих изменений. Оту­чившись на MBA, я понял: к театру, как и к любому другому механизму, применимы методы экономики, ста­тистики, социологии. Это только не­посвященному может казаться, что театр и математическая точность несовместимы: как, мол, просчитать эластичность спроса на билеты, как оценить корреляцию между теми или иными факторами? На самом деле инструменты везде одни, и мы ими пользуемся.

– И что же вы выяснили?

– Выясняем многое. И достаточно простые вещи: зависимость запол­няемости зала от тематики, жанра постановки, сезонности, других мо­ментов, и более сложные, например, на какой процент можно повысить стоимость билета с тем, чтобы зри­тель не перестал ходить в театр. Ос­новываемся исключительно на циф­рах, фиксируем которые ежедневно. И знаете, что показало исследова­ние? Нулевую эластичность спроса по цене на билеты! Это означает, что можно бесконечно повышать цену, а зритель все равно останется с нами. Конечно, мы знаем меру (смеется), но, тем не менее, это важное откры­тие. Оно подчеркивает, что посеще­ние театра стоит в одном ряду с важ­нейшими потребностями человека. Человек не может обойтись, напри­мер, без хлеба или без лекарств, он будет покупать их при любой цене. То же самое и с театром…

– А как идет продажа электрон­ных билетов?

– Прекрасно! Мы внедрили ее еще в 2013 году, тогда многие от­неслись к этому скептически. Да, начиналось все с весьма скромных цифр, а сегодня посредством толь­ко нашего сайта ежедневно прода­ется более двухсот билетов! А есть еще сайты-партнеры, на которых тоже можно приобрести билеты. Та­ким образом, цифра электронных продаж еще выше. Электронный билет удобен тем, что купить его можно в любое время, его не нужно обменивать в кассе, сразу идешь в зрительный зал. Кто-то говорил: среди ваших зрителей много по­жилых людей, они-то вряд ли ста­нут потребителями этой услуги. А сегодня и они приходят в театр с распечаткой: кто-то и сам освоил интернет, кому-то помогают дети и внуки. Информацию о количе­стве проданных билетов я изучаю ежедневно. Думаю: как еще можно улучшить продажи? Кстати, инте­ресные данные: первыми раскупа­ются самые дорогие билеты, самые хорошие места. Мы изучаем все: в какое время человек покупает би­лет, ведем отдельную статистику по жанрам, по отдельным спек­таклям. Да, некоторые спектакли не собирают большой кассы, но и они должны быть в репертуаре, это имиджевые постановки. Зато их прекрасно окупают комедии. Все это нужно знать.3f7p7f0pdje

У нас в штате работают прекрас­ные молодые юристы, экономисты, специалисты по маркетингу. Я рад, что это люди с профильным обра­зованием: человек театра – творче­ский, работа с цифрами не для него. Каждый должен заниматься своим делом, и при этом все мы – одна ко­манда. Один в поле не воин, это я точно знаю. Главное в любом деле – это идеи, и я рад, что все мои колле­ги умеют их генерировать. Хочется сказать и вот о чем: многие вещи кажутся очевидными, но не всегда почему-то воплощаются в жизнь. Многому можно научиться из книг, позаимствовать из опыта работы других театров. В том, чтобы не­прерывно совершенствоваться, нет ничего зазорного. Наоборот! Еще Шамиль Зиннурович Закиров учил меня, что нужно постоянно менять­ся. Приведу такой пример: однажды я обратил внимание, что на улице рядом в кафе ароматно пахнет све­жей выпечкой, и человек не хочет, но зайдет вовнутрь. Как перенести этот ход на себя? Сделал так, чтобы у касс звучала бодрая народная му­зыка. Таких нюансов много…

Помню, как на экзамене в МВА членом комиссии был Ильшат Фардиев. Мне удалось его удивить: он тоже считал мир театра чем-то не поддающимся экономической оценке. Тематические книги я с удо­вольствием читаю сам и заставляю читать своих сотрудников. (Показы­вает свежеприобретенную книгу: Владимир Квинт «Стратегическое управление и экономика на глобаль­ном формирующемся рынке»). Вот, еле нашел в издательстве! Нужно быть в курсе происходящего.

– И вы, действительно, каждый вечер выходите в зрительный зал?

– Стараюсь. Мое место здесь, не может быть по-другому.

– Разговариваешь с людьми ис­кусства, и многие говорят: «О своей профессии я мечтал с детства». А вы?

– Конечно, я не мечтал о том, что стану директором театра. Но с дет­ских лет ощущал в себе организатор­ские, лидерские способности. Впер­вые они проявились, когда вместе с братьями и сестрами мы устраива­ли концерты для наших родствен­ников, приглашая к участию всех желающих. Я был и организатором, и конферансье, и артистом. Позже, будучи учеником набережночел­нинской татарской гимназии, уже на более серьезном уровне занимался организацией выступлений. Заметь­те, у меня не было мысли сколотить, например, строительную бригаду. Только концертную!

– Так вы стали студентом Казан­ского института культуры?

– Да. В институт я поступил в 1999 году. Учился на курсе Марсе­ля Салимжанова, у нас преподавали Фарид Бикчантаев, Айдар Хафизов – мэтры нашего театра. Они много­му меня научили, за что я им очень благодарен. Многие спрашивают: «Вы такой молодой, как вам рабо­тается с нашими классиками?» Но мы же знакомы очень давно! Мы не называем друг друга по отчеству, к старшим коллегам я обращаюсь – «абый», молодые обращаются так ко мне. В то же время у нас суще­ствует четкая субординация. Все мы относимся друг к другу очень уважительно. Это важно везде, но в театре – особенно.

– Возвращаясь в 1999 год: тогда вы переехали в Казань из Челнов?

Да. До этого почти не приезжал в Казань, и бывать в театре Камала не доводилось. Конечно, в Челнах постоянно посещал и спектакли чел­нинского театра, и гастрольные – ка­маловского. А тут – дорвался! Стал ходить в театр каждый день. Мы, сту­денты, сидели на первом ряду, тогда он назывался литерным… Артисты нас узнавали, иногда махали со сцены, удивлялись: неужели, мол, и в самом деле каждый день ходите? А мы хо­дили! Хотелось впитать в себя все-все, все увидеть, всему научиться…

– А какой спектакль увидели пер­вым?

– Первым? Не помню! Одно могу сказать: полюбил все. Нет такого, что­бы этот спектакль мне нравился, а тот нет. И до сих пор так. Все одинаково дороги. Иногда у меня интересуются: «Какой спектакль советуешь посмо­треть?» Отвечаю: «Любой! Можешь прямо сегодня прийти в театр, мо­жешь завтра, можешь послезавтра – не пожалеешь!». Обижаюсь, когда спрашивают, хорош ли новый спек­такль. Как не стыдно задавать такой вопрос? Как спектакль может быть плохим? Как я могу сказать такое о своем родном театре? Да, возмож­но, кому-то не близок тот или иной жанр: не любишь драму – сходи на комедию, но плохих спектаклей у нас не бывает в принципе. Рас­страивает, когда журналисты, не разобравшись, огульно ругают по­становку или актеров. Мы ведь все публикации в прессе вывешиваем в театре, артисты читают… Дело не в том, что мы против критики, но и она может быть обоснованной, бе­режной.

– Расскажите, пожалуйста, какие мероприятия пройдут в театре в де­кабре, к юбилею театра.

– Мероприятия к 110-летию теа­тра проходят весь год. Это и нетра­диционное открытие сезона, когда отрывок из легендарной «Голубой шали» был сыгран… в подземке, и выставка «Татарский культурный код: 110 лет первому татарскому теа­тру», которая работает в Музее исто­рии государственности Татарстана. (Кстати, в январе с выставкой смогут познакомиться и москвичи. Она бу­дет работать в самом знаменитом театральном музее нашей страны – музее Бахрушина, а гастроли нашего театра пройдут в столице с 12 по 18 января). Два дня –22 и 23 декабря– у нас будут идти юбилейные вечера. Зрителей ждут экскурсии в закулисье театра, квест-бродилка по самым раз­ным, очень неожиданным помеще­ниям театра. Уверен: там вы еще не были! Присоединяйтесь!

– Спасибо!

Оставить комментарий