Писательница Гузель Яхина о любимых книгах

Своими историями о любимых книгах делится писательница Гузель Яхина — автор романа «Зулейха открывает глаза» и лауреатка литературной премии «Ясная Поляна».

Наверное, выбор книги на полке — что впустить в себя, с каким автором и героями провести ближайшие несколько дней — это первый серьёзный выбор, который делает человек в своей жизни. Книжный шкаф, библиотека — вот те места, где у ребёнка формируется свобода выбора.

Знаете, чего мне не хватает сегодня, в эру электронных книг и гаджетов? Книжных шкафов. Они незаметно исчезли из нашего обихода, вместе с дисковыми телефонами, домашними радиоточками, бумажными газетами и толстыми подшивками журналов на антресолях. Помните, как это было ещё лет пятнадцать назад? Приходишь в какой-нибудь новый дом в гости и первым делом — к книжным полкам: что читает хозяин? То есть — из чего состоит? Шкаф был маркером «свой-чужой», причём очень точным. Важно было всё: большой шкаф или мелкий (правильный шкаф, конечно, должен быть большим, до потолка или во всю стену). Открытый или закрытый (в настоящем шкафу никаких стеклянных дверец, чтобы протянул руку — и достал). Как стоят в нём книги: в строгом порядке, аккуратно сортированные по цветам и размерам или «живенько», вперемешку. Есть ли на полках «старые любимые» томики, захватанные и разваливающиеся на куски, или сплошные модные подписки. Вот и я, собираясь на интервью, половину книг из своего списка уже не смогла принести — у меня нет их в бумажном виде. Наш шкаф небольшой, в основном там стоят детские издания для дочери.

При подготовке к интервью я поняла, что могла бы составить список любимых книг полностью из сказок и легенд. Любовь к мифологии и фольклору — из детства, когда я поглощала сборники сказок и мифов в невероятных количествах и легко могла на память рисовать родословные греческих богов. Когда пошла в школу, родители обеспокоились моим пристрастием к «несерьёзному» жанру, стали прятать от меня книги сказок и подсовывать что-то более подходящее, с их точки зрения. А я всё равно находила и читала. Возможно, именно благодаря этой детской любви сегодня мне близок юнгианский взгляд.

В школе была я образцовым советским пионером: абонемент в школьную библиотеку, в районную, в городскую. Книга — лучший подарок. Книга — лучший товарищ. Так всё и было, правда. С книгами же был связан и один мой своеобразный детский страх: в книжном шкафу у бабушки и дедушки стояло много могучих томов (собрания сочинений — Маркс, Энгельс, Ленин, Чернышевский…), и я почему-то решила, что ближе к взрослому возрасту все эти книги мне в обязательном порядке нужно будет прочитать, до единой — это пугало.

Во время учёбы в институте на факультете иностранных языков Казанского педагогического института у всех сокурсников, и у меня в том числе, в книжных шкафах появилась отдельная полка — для словарей. И там стояли настоящие сокровища! У кого-то доставшийся в наследство от дипломатического дяди Langenscheidt, у кого-то «отхваченный» на книжной толкучке Девкин, а у кого-то и настоящий Duden, подарок немецкого друга по переписке. С новыми словарями в начале девяностых было туго: за ними гонялись, ими фарцевали, их использовали в качестве взяток. А когда я переезжала в Москву, у меня украли сумку с вещами — самую большую, едва подъёмную; воры не знали, что в ней все мои словари, которые я накопила за годы учёбы.

С возрастом я начала строже относиться к тому, что впускаю в себя: какие книги читаю, какие фильмы смотрю, с какими людьми общаюсь. Мы сами отвечаем за то, кто и что нас окружает. Читаю по-прежнему много, но теперь это в основном нон-фикшн. Для создания исторического сюжета требуется погрузиться в материал, поэтому моё основное чтение сегодня — диссертации, мемуары и научные статьи. Поняла: читаешь сто книг по теме, а используешь в итоге для создания собственного текста одну или две. Но если не прочитаешь остальные девяносто девять, это будет заметно в тексте.

Для удовольствия сейчас читаю мало. Есть авторы, которым доверяю безоговорочно: Людмила Улицкая, Евгений Водолазкин, Елена Чижова, — их книги всегда жду, бегу покупать. Испытываю огромную благодарность к авторам, тексты которых неожиданно оборачиваются тем самым, уже подзабытым, детским удовольствием — забыть обо всём и погрузиться в историю с головой. Последней такой книгой стали для меня «Благоволительницы» Джонатана Литтелла.

Любимые книги Гузели Яхиной

— Братья Гримм «Сказки и легенды»;
— «Путь в один конец. Дневник Д. Бергмана 1941–1942»;
— Клариса Пинокола Эстэс «Бегущая с волками. Женский архетип в мифах и сказаниях»;
— Владимир Желязников «Чучело»
— Эрнест Хэмингуэй «Старик и море»
— Джон Труби «Анатомия истории: 22 шага к созданию успешного сценария»
— Андрей Тарковский «Запечатлённое время»
— Людмила Улицкая «Зелёный шатёр»
— Евгений Водолазкин «Авиатор»
— АЛексей Иванов «Сердце Пармы»

lit-ra.info

Оставить комментарий