Нурбек Батулла: Среди театров Татарстана я не знаю ни одного по-настоящему ненормального!

Молодой, амбициозный и талантливый татарский хореограф получил блестящее образование в Санкт-Петербурге и вернулся в Казань с новыми идеями.

Молодой, амбициозный и талантливый татарский хореограф получил блестящее образование в Санкт-Петербурге и вернулся в Казань с новыми идеями.

Возмутитель спокойствия Татарского ТЮЗа, теперь уже трижды номинант «Золотой маски» Нурбек Батулла привез из Петербурга в Казань радикальные идеи, во многом подрывающие основу репертуарного театра. В отличие от многих «молодых», он не устраивает революций и не спешит насильно внедрять свои взгляды где-либо. Как признает сам хореограф, у него в голове пока не сложилось твердой системы оправдавших себя убеждений, а значит, рано менять целый мир.

Нурбек родился в семье знаменитого татарского писателя и драматурга Рабита Батуллы. Выпускник Казанского хореографического училища три сезона отработал в балетной труппе Театра оперы и балета имени Мусы Джалиля. В 2010 году уехал в Санкт-Петербург. Учился на балетмейстера в консерватории имени Римского-Корсакова, но окончил всего два курса из пяти. Впереди ждал еще один вызов – поступление на актерский курс Ларисы Грачевой в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства. На этот раз все было доведено до конца. По окончании академии в 2016 году Нурбеку поступило предложение вернуться в Казань в качестве хореографа Татарского ТЮЗа. Уже на родной земле танцовщик принял приглашение Туфана Имамутдинова, исполнив главную роль в пластическом моноспектакле «Алиф» («Зов начала») о трагедии перехода татарского алфавита с арабицы на латиницу. Спектакль был номинирован на «Золотую маску» трижды, в том числе и за актерскую работу Нурбека.

По словам артиста, на сценах театров Казани и Татарстана в целом он видит хороших актеров, но, к сожалению, каждый из них играет в своей разрозненной школе. Они совсем не представляются ему единым живым организмом. Для молодого балетмейстера важен процесс производства спектакля, важно происходящее с актерами во время репетиций. Перед тем как приступить к спектаклю, к читкам, актер должен полностью очиститься от бытовой жизни, «изменить состояние сознания», считает танцовщик. Если актер не транслирует в зал «измененное состояние сознания», если своей игрой не может выдернуть зрителя из его будничной суетливой жизни, то театр работает неправильно. Он начинает выполнять функцию социальной сети: быть для зрителя способом не оставаться наедине с собой. При таком развитии событий театр становится в один ряд с телевизором.

«Мне бы не хотелось кого-то обидеть. Это не только мое субъективное мнение, но и мнение молодежи: я думаю, что в Казани нет нормального театра. Нет, не так: в Казани все театры – нормальные, а так быть не должно. Я вижу спектакли неплохие, я вижу интересную режиссерскую задумку, я вижу неплохие декорации, интересный материал, но я не вижу честного воплощения, – рассказал Нурбек Батулла. – Нет ощущения, что ты пришел в секту, не цепляет. В Мензелинске, например, прошла очень хорошая постановка – «Иблис». Приезжал «якутский Тарантино», как его называют, Сергей Потапов. Очень симпатичный спектакль, который претендует на неразвлекательную категорию, но через 20 минут после его начала я смог понять, чем живут актеры, бытовую часть их жизни, их мысли, а не мысли их героев».

Проблема, как считает артист, заключается в самой сущности репертуарного театра, руководителям которого необходимо отчитаться о выпуске определенного количества постановок в год, из-за чего многие театры живут в постоянной суете и спешке. «Лекарством» от театрального недуга Батулла называет отказ от нормированности, сроков, долгового отчета. Актер не в состоянии что-то сказать зрителю, если сам живет в такой же суете, как и он, не обременяя себя «духовной гигиеной» в стенах театра.

«Я никого не обвиняю и ни к чему не призываю, у каждого театра своя жизнь, но я хочу жить по-другому. Можно сказать, что проблема в Большом брате, Министерстве культуры или системе. Но это будет не совсем правдой. Далеко не каждый актер согласится жить так, как живу я. И дело не в зарплате, дело в человеке. Я не разделяю творчество и личную жизнь, и только такой путь я вижу для себя как для актера, артиста, хореографа. Фраза «театр для всех» скорее подходит для развлекательного театра. Для моего театра нужно больше: дикое желание понять и развиваться. Желание получить энергию, которая будет двигать тебя. Театр и существует ради обмена энергией между миром идей и зрителем. Те, кто на сцене, становятся проводниками», – подвел черту Нурбек Батулла.

С полной версией интервью можно ознакомиться в печатной версии декабрьского номера журнала «Идель».

sntat.ru

Оставить комментарий