Сюжеты и герои Магдалины Мавровской

Магдалина Константиновна Мавровская (1914-2012) была современницей нескольких поколений казанских художников. И всегда оставалась актуальной для ценителей её работ. 98 прожитых лет, большая часть из которых посвящена искусству. Запечатлев виды старой Казани, обращаясь к литературным сюжетам, Магдалина Мавровская не поддавалась конъюнктуре, а работала лишь по велению души. Успех связан и с удачно выбранной ею графикой, становлению которой в Татарстане она посвятила жизнь. Хотя были и красочные акварели, именно черно- белые графические работы, мастерски передающие пейзажи, героев, облики улиц, определили особое значение Магдалины Мавровской в искусстве.

mainПризнание сопутствовало Магдалине Мавровской всег­да. Семь персональных выставок; одна из наиболее масштабных прошла в 1984 году. В 2014 году к 100-ле­тию художницы состоялась ретроспектива её работ в Национальной художественной галерее «Хазинэ». В фон­дах Государственного музея изобразительных искусств РТ хранится около 170 графических листов, представля­ющих различные темы и периоды её творчества. Работы Мавровской изучают, бережно собран и издан каталог недавней выставки.

Век Магдалины Мавровской хорошо исследован, ис­кусствоведам и историкам искусства известны основные вехи её пути.

Начало – в семье православного священника, благода­ря чему и получила девочка редкое библейское имя ми­роносицы Магдалины. На Урале, в селе Маминское Ша­дринского уезда Пермской губернии (ныне Свердловской области), и родилась весной 1914 года будущая худож­ница. Здесь стоит особо сказать об отце — Константине Александровиче Мавровском, окончившем Пермскую ду­ховную академию. Его однокурсником по академии был знаменитый уральский сказочник Павел Петрович Бажов. После окончания академии Мавровский и Бажов препо­давали в епархиальном духовном училище, где готовили учительниц начальных классов. Мавровский учил Закону Божьему, Бажов – русскому языку. Весь уклад просвещен­ного провинциального духовенства, привычка к чтению,красота уральской природы определили судьбу Магдалины.dsc04799

Сторож Мустафа Юнусов. Иллюстрация к рассказу М. Горького «Случай из жизни Макара». 1961.

… Репрессии против духовенства не обошли стороной Мавровских. Несколько лет Константин Алексан­дрович провёл в лагерях, а после чу­десного, но еще не столь редкого для начала 30-х гг. освобождения с семь­ей перебирается в Казань.

Город Магдалина познавала с ка­рандашом в руках – бродила по ка­занским улицам, рисовала башни Кремля, силуэты особняков и хра­мов, заглядывала в колоритные та­тарские слободы. Из впечатлений ранней юности появится много лет спустя её уникальный цикл «Казань в недалеком прошлом» («Старая Ка­зань», 1987), в котором есть подлин­ный графический шедевр – «Федо­ровский монастырь».

Все закономерно, и Магдали­на Мавровская поступает в Та­тарский техникум искусств (ныне Казанское художественное учи­лище им. Н.И. Фешина). В реалиях соцреализма она не только не зате­рялась, но и нашла свое особое ме­сто среди целой плеяды казанских художников-ровесников. С военного 1942 года Мавровская – постоянный участник выставок ТАССР, а потом и зональных, и всероссийских.

Были замечательные акварель­ные натюрморты, портреты Мари­ны Цветаевой, кавалерист-девицы Надежды Дуровой и даже Фиделя Кастро, но главными для Магдали­ны Мавровской оставались тихие графические серии. Уже упомяну­тая выше «Казань в недалеком про­шлом», пейзажная серия рисунков «Абрамцево», «Булгары», «Башни Казанского Кремля». Была серия, на­веянная временем и идеологией – «Деревня Кокушкино — место пер­вой ссылки В.И. Ульянова-Ленина». Но и она выполнены мастерски, без тени принуждения и поспешности.

Магдалину Константиновну хоро­шо знали и любили в казанских ли­тературных музеях. Её акварельные работы, посвященные толстовским местам Казани, были созданы еще в начале 1950-х гг. и имели боль­шой успех.

Но главными стали Тукай и Горь­кий. К их образам и произведениям Магдалина Мавровская возвраща­лась в течение всей жизни. Пейзажи родникового Заказанья, где худож­ница подолгу жила, проникаясь ми­ром и бытом татарской деревни. Серии «Тукай в детстве», «Юность Тукая», портрет «Последняя весна» – все это стало частью богатой тради­ции восприятия художниками об­раза поэта.

… «Физически я родился в Ниж­нем Новгороде. Но духовно – в Ка­зани. Казань – любимейший из моих «университетов» – эти слова Горько­го стали путеводными в творчестве художницы. Без имени Магдалины Мавровской нельзя представить и историю Литературно-мемориаль­ного музея А.М. Горького в Казани, недавно обновленного и привле­кающего туристов со всего света. В 1944-53 гг. Мавровская работала здесь художником-оформителем и участвовала в создании нескольких заметных в послевоенной Казани выставок. Дружба с горьковским музеем не прекращалась в тече­ние всей жизни, многие её работы находятся в фондах. Здание музея оставалось для Мавровской родным домом до конца жизни. В 1981 году здесь прошла выставка её работ.dsc04797

Ибрагим. Иллюстрация к повести М. Горького «Жизнь Матвея Кожемякина». 1961.

Магдалине Константиновне по­счастливилось застать еще людей, знавших Горького, включая его со­временника по казанской жизни, хозяина пекарни, у которого рабо­тал Алеша Пешков в 1886–1887 гг., Андрея Степановича Деренкова. Знала она и жену Горького Екатерину Павловну Пешкову, дочь Шаляпина – Ирину Федоровну Шаляпину. Бесе­ды с ними помогали глубже понять казанский период жизни Горького, определили художественные инте­ресы на долгие годы.

Работы, посвященные Горькому и его произведениям, создавались в разные времена. «Встреча Маши Де­ренковой с Алексеем Пешковым» – еще в 1945 году; через год появятся иллюстрации к пьесе «На дне», к по­вести «Мои университеты»; в пер­вой половине 1950-х гг. – к расска­зам «Коновалов», «По Руси (Молодой Горький)». Через много лет сложится ценнейшая графическая серия «Горь­ковские места в Казани» (1976–79). Это офорты: «Старая пристань, где Алексей Пешков работал грузчи­ком», «Подвал-пекарня», «Ночлежка на бывшей Мокрой улице», «Сад ге­неральши Корнэ», «Развалины быв­шего стекольного завода», «Казан­ский университет» и др. листы.

Но для читателей журнала «Идель» мы напомним или, быть может, впервые покажем любопыт­ные работы из другой горьковской серии Магдалины Мавровской – «Образы татар в произведениях М. Горького» (1958–1959). Немного позднее (в 1961-1962) Мавровская вернётся к этой теме в новом тех­ническом исполнении: «Ибрагим», «Сторож Али Юнусов», «Хаби» и др. Обратите внимание, как точно показан художницей джадидский образ читающего газету Юнуса Са­битова, из горьковского «Евграфа Букеева» – одного из набросков будущей пьесы «Егор Булычов и другие»!

В одно время с ней творили большие казанские художники, даже если вспомнить только гра­фиков: мастер книжной иллюстра­ции Байназар Альменов; недавно ушедшая Ирина Колмогорцева, чьи тукаевские работы давно призна­ны и любимы в республике; Татьяна Андреевна Зуева и другие авторы.images-1

Юнус Сабитов. Иллюстрация к произведению М. Горького  «Евграф Букеев» (1961)

Магдалина Мавровская среди них – часть истории художествен­ного процесса Татарстана XX века, и отдельно – негаснущая свеча ма­стера, чьи работы привлекают людей вновь и вновь, дарят тепло, учат по­нимать культуру и родной город.

 

Оставить комментарий