Марк Зарецкий: «Пускай останусь без жены и крова…»

Марк Зарецкий – культовая фигура для поэтического сообщества Казани. Через литературное объединение при музее Горького, которым он руководил долгие годы, прошли многие известные писатели и поэты. Зарецкий — автор двух поэтических книг «Речь» и «Азарт».

 

 

1-mark-zaretskij

ДАЛАДА

Как матери сердце, со мной

Слова поговорки чужой:
Ана кунеле – балада,
Бала кунеле – далада.
Да это же душу свихнуть,
Какую щемящую суть
Сумела татарская речь
В певучее слово облечь!

Какой растолкует толмач,
Кто это уносится вскачь?!
А степь под копытом коня
Запела, джигита маня:

Ана кунеле – балада,
Бала кунеле – далада.
Да разве же дело в словах?
Но слово со словом сцепи:
Сердца матерей – в сыновьях,
А сердце сыновье – в степи.
Ковыльной волною века
Тихонько уходят, пока
Тоской и надеждой разлук
Пустой наполняется звук.
Спасибо, гудящий вокзал,
За то, что негромко сказал:

Ана кунеле – балада,
Бала кунеле – далада.
Выстукивают поезда,
Подмигивает звезда:
Ана кунеле – балада,
Бала кунеле – далада.
И в космос глухой впопыхах,
Как в песню чужую вступи:
Сердца матерей – в сыновьях,
А сердце сыновье – в степи.

* далада (тат.) – в степи

1-b-avtograf-m-zaretskogo-i-pota-i-krovi

ТВОРЧЕСТВО

Пускай останусь без жены и крова,

Есть женщина, которая всегда,
Усталого, издёрганного, злого,
Так горячо обнять меня готова,
Что с ней любое горе не беда.

Наедине бываем очень редко,
Встречаемся обычно по ночам,
Когда уснёт сварливая соседка,
Когда чуть слышно тает сигаретка
И шар земной елозит по плечам.

Тогда, совсем забыв о свете белом,
В ночах, объятых пламенем страстей,
Рождённых нашим духом, нашим телом,
Довольны этим каторжным уделом,
Мы делаем не выродков, детей.

Уже давно я этой дурью маюсь,
Опять петух горланит за окном,
Меня от дела оторвать пытаясь,
Нет, ребятишек принесёт не аист,
Когда так сладко бабе с мужиком.

Дурак, которому на свете легче,
К труду нечеловечьему готов,
Наверное и время не излечит,
Её люблю я с каждым годом крепче,
Она всегда любила дураков.

Есть женщина по имени Работа,
Жестокая в неистовой любви.
Ну, сколько там ещё до эшафота?
Свиданью с ней всегда мешает кто-то,
А встретимся – попробуй оторви!

1-v-avtograf-m-zaretskogo-interesno-chego-vo-imya

 

Оставить комментарий