Люди, годы, жизнь

Девяностые годы XX века стали судьбоносными для Татарстана. Наша республика в составе СССР была бесправна. Рамки автономии не позволяли проявить себя в полную мощь.

Перестройка и демократия пробудили национальное самосознание. Мы решили взять себе больше прав, добиться союзного статуса. Попытки определить права республики сверху ни к чему не приводили. И тогда на историческую сцену вышел народ…

РАЗВЕВАЯСЬ ВЫСОКО, НА ВЕКА
Из всех фотографий, на которых за¬печатлены годы борьбы за суверени¬тет, одна мне особо памятна. На ней изображен момент, когда мы впер¬вые подняли Государственный флаг на крышу здания Верхнего Совета Татарстана. На первом плане – Мударис абый Шайхиев, вставший на колени, немного дальше – депутат Марат абый Мулюков; целуя, они приветствуют флаг, который светится зеленым, белым, красными цветами. Не только на колени встанешь, даже расплачешься от счастья! С тех пор, как потеряли государственность, у татар не было своего знамени. После революции, когда стали жить автономной республикой, в Конституции закрепили: «Государственный флаг ТАССР – государственный флаг РСФСР». Не только депутаты, впервые избранные путем честных и прямых выборов, но и весь народ воспринял флаг, утвержденный Парламентом 29 ноября 1991 года, как символ независимого государства татар.
Эта победа далась нелегко. Хорошо, что депутаты, болеющие душой за народ – Фандас Сафиуллин, Фаузия Байрамова, Туфан Миннуллин, Разиль Валеев, Фриль Ахматов – в этом вопросе смогли стать единомышлен-никами руководителей республики. До сих пор звенит в ушах от шума, который подняли возненавидевшие зеленый цвет члены «Народовластия» сразу после того, как Председатель Комиссии представил на обсуждение депутатов проект Государственного флага. Председатель Верховного Совета Фарит Мухаметшин старался успокоить их словами: «Друзья, как бы ни спорили, мы должны уйти с этой сессии с флагом Татарстана». Его заместитель Ренат Харис пламенно зачитал стихи о русско-татарской дружбе. Нет, современные «черносотенцы» не собирались отступать. Самым последним способом достижения цели было прохождение через процедуру Согласительной комиссии. Нам неизвестно, кто и как уговорил тогда непреклонных депутатов. В итоге в комиссии одиннадцать из четырнадцати народных избранников поддержали первоначальный проект. Государственный флаг Татарстана получил право трепетать над зданием Верховного Совета.
Едва дождавшись перерыва заседания Сессии, депутаты, болеющие душой за будущую судьбу своего народа, и сопровождающие их «болельщики» – журналисты поднялись на крышу. Я была единственной женщиной среди них. Когда дошла до последней решетчатой железной ступеньки, остановилась. Возможно, сочла, что не вправе приобщаться к столь святому действию, как прикрепление Государственного флага. А может, просто побоялась, поскольку была в туфлях на высоком каблуке. Хотя, я думаю, у каждого представления должны быть не только участники, но и зрители, которые, аплодируя, поддерживают героев.
На второй же день после этого знаменательного события поэт Фанис Яруллин написал стихотворение, от-ражая приближение мечты миллионов. Если память не изменяет, в нем были такие строки: чтобы огласить на весь мир стремление народа к свободе, флаг независимости подняли высоко – до облаков…

Перевод с татарского Сирины Мухаметзяновой

Полную версию материала читайте в № 5 журнала «Идель»

Оставить комментарий