Лиза Тихонова (стихи)

Кто ты?

Я хочу стать твоею защитницей,

Хочу быть твоим нежным рыцарем,

Вот она, мечта… Да…

И сражаться в ракушечном панцире

С золотистым пшеничным колосом

Вместо меча, меча…

От ударов судьбы закрывать щитом,

Прочь отгонять дурные мысли, сны,

Злые рубить слова.

Я прошу, будь же моим хранителем,

Белокрылым лучистым ангелом,

Навсегда, навсегда.

Мне у ручья привиделась богиня

Мне у ручья привиделась богиня,

Речная нимфа, чудо мироздания,

И наблюдая, затаив дыханье,

Я притаился, глаз не отрывая.

Дрожало небо, и эфир искрился,

Рассвет впуская, словно бы на праздник,

В душистый мир, где над водой клубится

Туман и говор птичий дразнит.

Завидовал я солнечному свету,

Когда, ступней коснувшись, он

Скользнул к алеющим ланитам,

Лаская нежно светлый взор.

Любовь моя, моя Богиня!

Прошу, молю тебя… Останься.

Не убегай. Не отрекайся.

И хоть бы миг с тобою быть,

Твоей неразделимой частью.
Кто ты?

Кто ты?

Упрямый, с кривыми зубами,

Вросший в землю,

Как одуванчик, корнями.

Лучистый, немного дикий.

Кто ты?

Старательно пыхтящий,

Вырывающий клочки травы под ногами,

Потный, грязный, безумно красивый,

И кем-то, кажется, до боли любимый.

Кто ты?

Сын ли далекой звезды,

Холодной и бледнолицей,

Скрытый от глаз чужих,

Вуалью ночной прохлады.

Или потока горного,

Рокочущего вне времени.

Вскормленный бронзовой грудью

Буйных ветров с севера.

И за какие грехи вырвали подлецы,

Бросив к ногам твоим,

С нервами оголенными

Сердце и душу мои.

О, за какие грехи…

С тоской и нежностью.

С тоской и нежностью гляжу я

На тебя, мой милый,

Легко ладонью провожу

По коже загрубелой.

Дитя мое, ты — ясный луч,

Прекрасное создание…

В миг скорый вырвался из рук —

И в мир! Без колебания.

С тоской и нежностью гляжу я

На тебя, мой милый,

Я колыбельную пою,

Как будто бы молитву.
Высокий свод собора

Высокий свод собора

Дрожит не в силах сделать вздох,

Сойдя с ума от горя, вздора,

Который столько лет он нес.

И смотрит, тихо плача, дождь.

Уснут ночных небес покровы.

Рассвет… Он робко ступит на порог.

Сорвав железные затворы.

Влюбленность

Чувство, такое светлое,

Затопило меня изнутри.

И что-то грустное, нежное,

Проросло из моей груди.

Я присяду на корточки

и зацвету…

Чтоб спустились на плечи мне райские птицы,

Корни в рыхлую землю пущу,

Стану петь о судьбе небылицы.

Звездам
О, бархатное небо,

Небо, полное призраков,

Мерцающих, жгучих искорок,

Ждущих молчаливо.

Безначальные, бесконечные,

Они помнят мгновения,

Каждой жизни, прожитой миром,

Глаза каждого неспящего.
Габриэль не трубит
Габриэль не трубит,

Все вокруг — тишина,

Только ухнет сова,

Роща в дымке не спит.

Рвутся солнца лучи

Прочь от облаков,

Прочь от скал и углов,

Глашатаи зари.

Арарат стоит,

Неподвижный, глядит,

В глубь страны чужой.

Белоснежно немой.

Восход
Ступает румяный восход,

Ступает босыми ногами.

Тихонько дует в оконце

Своей прохладою ранней

Душистый и белый ветер.

И врозь разбегаются звезды-

Гордой луны глашатаи.

Мои сны
Над верхушками острыми

И над тучами мятыми,

Там, где звезды бледные

Меж потоками млечными,

Там брожу во сне я часами,

в плед Тумана закутавшись,

Вместе с девами-лунами,

Смеясь, перешептываясь.

Ожидание

Скоро луч золотой

В черноту горизонта

Разольет свое тело,

Вздрогнет сырое небо.

Я и ты
Я и ты — мы из разных вселенных,

Мы с тобой, словно два корабля,

В океане бездонном столкнулись,

Беспокойных и шумных волнах.

Дали мы молчаливую клятву,

Взглядом встретившись в скорбной толпе,

Что не станем мы больше бояться,

Друг за друга сгорим на костре.

Слабость, прочь! Смертный бой

С силой страшной нас уже ждет,

За свободу, за равенство, братство.

За любовь в конце — то концов.

Одуванчикам
Корнями в землю впиваясь,

Вдыхая нежными листьями,

Лето, лучистое, пестрое,

Дети луны и солнца растут

Везде, где небо в зелени.

Не срывайте цветов одуванчиков,

Не плетите венков. Не нужно.

Пусть становятся мягкими звездами,

Сферами совершенно воздушными.
Ода времени
Дети Севера, смотрите,

Как бетонная луна

Тихо плачется пустыне,

Книзу катится слеза.

Пик за оголенным пиком,

Смотрят горы молчуны,

На сомненья сего мира,

И сожженные мосты.

Сильно солнце постарело,

Больше нету в нем тепла,

Талой кровью его алой

Налилися небеса.

Что-то темное, чудное

Ждет планету впереди,

Не конец и не начало,

Все неясно, как бы сны.

Что любовь, а что страданье?

Чувства, мысли к алтарю,

К Молоху на пожирание,

Беспощадному царю.

Святой Грузии
Свята земля твоя, Грузия!

Святы горы твои, объятые

Легкими облачками, небом

Лазурным, чистым.

Святы люди твои

Со спелыми фруктами – лицами.

Смелыми и прекрасными,

Гранатово – алыми душами.

О, святы, святы,

Святы песни твои!

Крахмальных вершин луны,

Мелодии звездной ночи,

Созревшего урожая,

Молочного слабого блеянья.

Свята душа твоя, Грузия!

Мила, нежна и любяща…

Свята любовь моя

К тебе — о Грузия!

Тень его в поле упала…

Тень его в поле упала!

Споткнулась, больше не встала.

В туманах бессонный Сант-Яго

месяцем мял апельсины,

Чтоб мякотью их заливало

Небесные, хладные щели.

Что ты плачешь, Гранада?

Кому теперь эти слезы?

Бездвижен твой Фредерико…

Тяжелым ботинком истоптан.

Не пуля порвала сердце

Из потных ладоней солдата.

Крикливая, злая сила

Изрешетила страдальца.

Спи, душа Фредерико.

Земля заберет твое тело.

Щебетом соловьиным

Признает любимого сына.

Тихою звездной ночью

Вены нутро наполнит.

Спи, мой Фредерико.

Эхо твое не замолкнет.
Грянула осень
Деревья скорбят об усопших,

Землю вокруг осыпая

Жухлой листвой шуршащей.

Несется поверху ветер,

С темного неба сметая,

Самые хрупкие звезды.

Грянула, грянула осень!

Стрекозам
Стрекозы, стрекозы — сестрицы,

Слышите: осень стучится

Ветра свирелью,

шуршащей походкой

В двери усадеб, пыльные окна?
Не плачьте, милые девы
Капли дождя на окнах,

Точно девичьи слезы.

Веет от них прозрачной

И бесконечной тоскою.

Ах, как умирали деревья,

Землю вокруг осыпая,

Желтою, жухлой листвою…

Не плачьте, милые девы.

Нам всем хоронить страданье

В неотогретом теле.
Не плачьте, милые девы.

Обо мне и тебе

Ты —

Древо, вросшее корнями в звезды,

В ветвях — нагие ветра и тени.

Я,

Дорогой долгой измученный,

Под живой листвой прилегший…

Ты

Нежность гранатовой чешуи

Напои теплом своим. Напои!

Я

Из-под ребер бледных вытолчу

Для тебя влагой испитую душу.

Ты,

Милый друг, расти,

Пой, не жди весны,

Цвети, цвети для других,

В объятия истлевший скелет заключи.

песнь звездной ночи
Среди сосен, ветра и звезд

Я найду себе дом,

Среди пений и выцветших грез,

Синих призрачных гор

На воде серебрится колос,

Тень луны – царицы созвездий —

Бархатистый и ласковый голос

Колыхает деревьев ветви.

«Что молчишь ты, звезда пилигримов?

Отчего так печальна, угрюма?»-

Повторяя ночные припевы,

Вопрошал я у темного неба.
Расскажи
Расскажи о внезапном рассвете,

О танцующих серафимах

На стенах любимой квартиры,

О лучах, уснувших на пятках.

Расскажи о камнях, растущих

Под землей глубоко в пещерах,

Как они на цветы похожи,

Как хрупки они и прекрасны.

Расскажи своим голосом нежным

Обо всех чудесах на свете,

Обещаю слушать прилежно,

Только бы не болело сердце.

Высоко кипит синева
Высоко кипит синева,

А земля в кристаллы воды

Завернулась в зелень травы,

Точно лето и осень сошлись.

На плечах их пушистый плед

Белокурой девы зимы.

А весна в моем сердце живет,

Стоит только взглянуть в окно,

На счастливом лице расцветет.
Найду себе друга из синего ситца

Под сводом небесным на дикой земле,

Где явью нам кажутся юности грезы

И близко колючие, жгучие звезды

Цветут в глазах и сердцах у людей,

Найду себе друга из синего ситца,

Печаль и сомненья чью душу терзают,

Мы станем молчать, и мы станем молиться,

За все, что живет, и за все, что страдает.

Стая псов
Стая псов скиталась по оврагам,

Лапами взрыхляя грязный снег.

Ни с одним не встретились мы взглядом,

Ни один не замедлял свой бег.

Обращение
Небо мое, зачем так высОко?

Зачем целуешь в озябшие губы?

Песня моя, птичья… как глупо!

Кому это нужно: ночь и сугробы?

Отведи меня к алтарю, молю,

Не найти покорней весне жену.
Ода шестилапым
По весне в изумрудных панцирях

Толпы безмозглых рыцарей

Воевали с столбами фонарными.

Прошлым летом

На ладонь мне присели

Желтозадые звезды.

И стеклянными крыльями,

Белым золотом,

Измяли небо стрекозы.

Где ангелы непригвождённые,

Разнобокие, разнопыльные,

Беспокойные и трепещущие,

Души древние, души детские?

И куда подевались- то

Скоты божии в крапинку рыжие?

Всех зима забрала, всех зима

Завывающая да без стрекота.
Розовый кварц
На стенах розовый кварц

Свои распускал бутоны.

Окна чужих домов —

Теперь прозрачные соты.

Кактусами заросло наше море.

На сотни осколков разбито солнце.

Лиловой тоской заливало небо.

Так грустно. Так нежно…

Рухнул ветер на спящие груди,

Скатился к босым ногам и

Свежим глотком — поцелуем

Меня пробудил ото сна.

Ты сказал, что собрал все звезды,

Уложив их в холщовый мешок,

Обещал на рассвете в подарок

Их вплести мне в темные косы.
Братцам — звездам

Украдите меня, звезды милые,

Чтобы домом родным мне было небо,

Приютите меня, звезды бледные,

Стану вам помогать усердно.

Шерсть счешу и из нитей мягких

Шаль свяжу, на плечи накину

Луне, от буйных ветров сберегу.

Украдите меня, звезды славные.

На земле, братцы, очень душно.

Тяжело мне без милой матери.

В крепостях под землей одиноко.
Морю
Сколько миль брела по пустыне…

Все истрескались стопы, ладони,

Сотни раз моими глазами

Издыхало в агонии солнце.

Сколько миль брела по пустыне…

Чтобы снова услышать, как волны

Окропляют брызгами скалы,

Чтоб навек затеряться в прибое…

Твоей солью, о, море,

Не залечишь раны.

Так зачем же тогда мы

Умоляем о вечном покое?
Утром

С кличем победным ворвалось утро

На солнечной колеснице с флагом пурпурным.

Прочь согнало с небесного лона

Скрюченный месяц, бледные звезды.

Сон ускользал беззвучно, неспешно,

Цепляясь шелковой розовой лентой

За пальцы дрожащие, выступы в скалах.

Атлант расправляет плечи,

И я поднимаю веки.

Вершинам Грузии

Нежные, синие призраки

Смотрят сквозь дымку, безликие,

Вслед ускользающим путникам.

Прочь,

Прочь змеиными тропками.

Город хорош весной с утреца

Город хорош весной с утреца,

когда идешь, напевая, в школу,

Когда пусты квадратные глазницы зданий.

Малой играет на гитаре.

Am фальцетом грязно, бесподобно

И если крикнешь, голову задрав,

Утонет вопль в синем небе.

От солнца кто-то откусил чуть больше половины.

И крякнув, лед — теперь осколки.

Сакура — к ветру.

Весенним утром

Разбуди меня, милый,

Нежным порывом.

Твои глаза.

В глазах огромных

Жгучей черничной ночи

живая душа.

Цветы.

Пустошь заросла:

Вся в рубинах, жемчугах,

Мягких на ощупь.

Последний день
Иней. Застряли

Посреди улицы мы,

Небо пьяное!

Типология

Я знаю этих людей…

Одни – волшебники.

Души их сделаны

Из деревянных щепок,

Крошек пастели,

Дрожащей струны,

Мякоти апельсинов.

Сердца их полны

Янтарем дикой лилии.

(Я знаю этих людей…)

Я знаю этих людей,

Нет, щеглов!

С алыми лицами,

С сердцами нервными,

Плетут они гнезда свои

Ломкими мыслями.

( Я знаю этих людей).

Я знаю этих людей,

Всех в золоте, звездах,

Мерцают они так чисто,

Словно гладь воды

На них опрокинули.

(Я знаю этих людей)

Я знаю этих людей,

Они так страдают!

Они умирают…

в небесной лазури,

Ох, как страдают,

Ох, как любят они, святы!

Оставить комментарий