ЛИЧНОЕ ДЕЛО

МАМА
Мне моя жестокая мама всегда говорит:
– Ты унаследовал от меня самое страшное – самоиронию.
– Не может быть, – кричу, – чтобы я так бездарно распорядился наследством!
– Вот именно, – резюмирует моя мудрая мама и улыбается.

НАШ
Однажды ранним апрельским утром мой отец ехал в поезде из Волжска в Казань. Жил он в одном городе, а учился в другом. Лет ему было немного, а дорога, хоть и знакомая, всегда пол¬на сюрпризов. Еще ведь неясно, от какой шпа¬ны проще отбиваться в пустом тамбуре – от волжской или казанской. А тут внезапная оста¬новка состава аккурат между двух станций – явно не к добру. Скорее всего, ограбление поезда: индейцы, ковбойцы, перья, кольты. Мысленно зажмурясь, одиннадцатилетний пу¬тешественник приготовился к встрече с настоя¬щим приключением. И не он один. Озираются бабки с котомками, просыпаются задремавшие работяги. Все пристально смотрят в окна, но там нет ничего необычного – и от этого еще тревожней. Вот кто-то с шумом бежит по ваго-нам и что-то кричит в каждом из них. Каждый новый вагон взрывается ответными криками. Эти крики все ближе. Они нарастают лавиной. Неужели, кого-то уже убили? Или ранили? Проклятая неизвестность! Напряженная ти¬шина обрывается вдруг, как после выстрела. В вагон вбегает человек. Это машинист. Он в слезах. Он задыхается. «Люди! – хрипит он. – Товарищи! Наш! Наш! Наш полетел! То ли Гагарин! То ли татарин! На-а-а-аш! – и шумно спешит дальше, нести пассажирам радостную весть о настоящем чрезвычайном происшествии. 31
НОУ ХАУ
Помню, как же. Учил я личные окончания ла¬тинских глаголов. Была глубокая ночь – всё надбровное пространство было уже заасфаль¬тировано по самый плюсквамперфект: про¬стенькие окончания физически не помещались в голове, тут же выпадая с другой стороны. Зато теперь я помню только их. Все благодаря мне¬моническому приему – тогда он мне, дураку, показался удачным. Надо было просто найти подходящий мотив – и к 2 часам ночи он дей¬ствительно нашелся. «Smoke on the water!» – возопил я так, будто только что случайно на¬строил гитару Ричи Блекмора. И тут же, на счастье соседей, стал величаво декламировать:
o, s, t, mus, tis, nt,
or, ris, tur, mur, mini, ntur!
Совпадение было неполным, но что с того? К этому моменту я готов был положить эту тара-барщину хоть на Сарабанду Баха. Нежная тога колыхалась в такт моим торжествующим прыж¬кам, Сенат спал, боги снисходительно улыба¬лись, глядя сверху на сбрендившего патриция.
Удивительно, но коварный зачет на следу¬ющее утро я сдал успешно. Мне даже не при¬шлось спрашивать экзаменаторшу, любит ли она группу Deep Purple так же страстно, как люблю ее я. Прошли дожди, благородная ла¬тынь легко и незаметно, как и положено вос¬питанной гостье, покинула мой измученный знаниями организм. Но и сегодня, если меня ненароком разбудить посреди ночи, я смогу, завернувшись в простыню, своим скромным бельканто передать вам бесценное знание – и делайте с этим подарком, что хотите! Только не при мне, договорились?

УПРАВДОМ
Мой сосед Андрей – старший по дому. Он очень расстраивается, что не все это понимают. Вот никому ни до чего дела нет. А он один. Потому у нас кризис, а в Европе геи. Ко мне же у соседа особый счет, гамбургский. Он твердо знает, что я на него протекаю. Не беда, что он на третьем этаже, а я на первом. Тут все очевидно. Со¬сед – лицо ответственное. А я наоборот. Он за порядок и дисциплину, а я демонстративно курю и тайно спонсирую энтропию вселенной. Видимо, на его кровные.
– У тебя под окнами рыба тухнет. – сооб¬щает он мне при встрече. – Ты почему рыбу выбросил?
– Зачем это мне? Чтобы всей семьей нюхать ее потом? – возражаю я. Но по его ответствен¬ному лицу вижу: не убедил.
В субботу выгуливаю свою ораву в парке. Всё как положено: визг, грохот, беготня. Сосед с домочадцами прямо по курсу. Дети причесан¬ные, послушные, тихие – смотреть противно. Семья в полном комплекте аккуратно сидит на скамеечке и сосредоточенно читает брошюру. Не иначе, инструкцию по эксплуатации парка.
– Роза ветров тут, – зачем-то докла¬дывает мне Андрей, минуя приветствие, – дышим вот. За их спинами неподвижно воз¬вышаются тополя.
Недавно смотрю: бегает управдом во¬круг машины, в телефон визжит, требует от кого-то срочную дератизацию. Оказалось, крысы под капотом его тойоты перегрыз¬ли провода. Честно говоря, я их понимаю. Крысы не ошибаются. Но не я их инструк¬тировал, начальник, за что ж на меня-то так коситься?
Иду как-то вечером, вижу – опять он.
–Представляешь, – сообщает с подозри¬тельной доверительностью, – сумасшедшая старуха из 28-ой в полицию на меня заяви¬ла, будто я ее изнасиловать обещал. Слушай, подтверди вот здесь, что я не мог! – и бумагу мне сует со своей одинокой подписью.
Понимаю, что пришел мой звездный час.
– Нельзя так женщину разочаровывать, – назидательно изрекаю я и подписываю доку¬мент с полным сознанием собственной пра¬воты.

Комментарии

  1. Алексей Курганов
    Ноя 19, 2017 @ 06:09:56

    Про такие тексты принято говорить: автор — в теме. Поэтому поздравляю.

Оставить комментарий