«Ленинградская акварель» Дмитрия Туманова

Свой поэтический цикл Туманов посвятил близкому человеку, а первое стихотворение нынешний доцент кафедры национальной и глобальной журналистики КФУ написал в семь лет.

Геннадию Васильевичу Жиркову –

дорогому для меня человеку –

этот Петербургский цикл

х х х

На Невский трезубец наколотый город

Меня поманил, и – сдержаться не в силах –

Накину свой плащ, подниму выше ворот:

Сегодня он ждёт там, где время застыло.

Безлюдно и тихо ещё спозаранку.

Сквозь лёгкую дымку Исакий чуть видно.

Пройдусь по Гороховой я, по Казанской,

На Невский сверну и на Думскую выйду…

Мне город знаком. Провожатых не нужно.

Гостиный, пожалуй, пройду стороною.

Вот видится банка подкова-окружность,

Пойду по Садовой на встречу с Сенною.

Где женщину били когда-то кнутами –

Стоит гауптвахта и ватер-клозеты…

Вперёд по Садовой, пока не устану:

Там ждёт Вознесенский, никем не воспетый.

И снова направо – до «Сашкина сада».

Мне купол Исакия дарит сиянье.

Не надо спешить, торопиться не надо,

Сэр Питер любитель неспешных гуляний.

В любую погоду – хоть ведро, хоть слякоть –

Вершу кругосветку. Мне путь этот дорог.

Люблю – и от счастья мне хочется плакать! –

На Невский трезубец наколотый город.

х х х

Этот город – лишь сон, этот город – Zero,

Этот город – придуманный замок.

И по линиям улиц волшебных его

Где-то бродит Прекрасная Дама.

Этот город – в мечтах, этот город – в любви

И в сплетениях тени и света,

Этот город – стальные его корабли,

Этот город – виденье Поэта.

Этот город – как плач, этот город – как стон,

Моя вечная боль и награда,

Государевых тюрем сырой бастион

И холодные ночи Блокады.

Он под просинью неба, где речки изгиб,

Золотится игрушечной главкой,

Но ночами слышней в Инженерном шаги

И рыданья над Зимней канавкой.

Подробнее читайте в сентябрьском  номере журнала «Идель».

Журнал можно приобрести в киосках Горпечати, гипермаркетах «Бэхетле», магазинах «Дейли» и  «Таткнигоиздат».

tumanov2

 

Подписка

Оставить комментарий