«КУДЕСНИЦА НЕМЕРКНУЩИХ ПОБЕД, ПОСЛУШНИЦА НЕУЛОВИМЫХ ГРАЦИЙ»

Солистка татарского балета Айсылу Мирхафизхан выросла в театральной семье, всегда много читала, отличалась артистизмом и музыкальностью. В 11 лет ее отдали в Казанское хореографическое училище, после окончания которого в 2011 году она была приглашена в прославленную труппу ТГАТОиБ им. М. Джалиля. Здесь она оттачивала свое мастерство в кордебалете, постепенно став второй солисткой, создавала образы, отмеченные изяществом, юмором, лирическим драматизмом. Танцовщица – ученица народ­ных артистов РТ И. Хакимовой, В. Бортякова, Л. Мухаметгалее­вой и С. Хантимировой. Каждый из этих мастеров внес огромный вклад в творческое воспитание бу­дущей артистки. До сих пор Айсылу прислушивается к мнению своих педагогов. А «балетная мама», как в шутку и любя называет Айсылу Са­нию Хантимирову, ее самый стро­гий критик.images-6

– Айсылу, выбор в пользу бале­та в твоей жизни – случайность или закономерность?

– В детстве мне нравились мно­гие профессии, хотелось быть то поваром, то ветеринаром, то учи­тельницей, то врачом. Я ходила в многочисленные кружки, му­зыкальную школу, пела, танцева­ла, везде успевала, была отлич­ницей и маминой гордостью. Моя мама– профессиональная драмати­ческая актриса, она прекрасно по­нимала, что необходимо творчески развиваться во всех направлени­ях. Я ходила заниматься хореогра­фией в детскую студию ансамбля «Казань», осваивала и классику, и народные танцы, овладела степом. Где-то в 6 классе стала уставать от столь плотного графика… Однажды я пришла домой заплаканная и за­явила маме, что бросаю школу. Был конец сентября, и мама позвонила в хореографическое училище, что­бы мои данные посмотрели опыт­ные педагоги. Повезло: меня при­гласила на просмотр сама Нинель Юлтыева, тогда художественный руководитель хореографического училища. Я была принята и зачис­лена в 1/5класс. Мне было 11 лет, и педагоги спросили: «А вдруг не сможешь учиться?» Я твердо знала, что у меня все получится.

– За что ты благодарна профессии?

– Наша профессия удивительна тем, что в ней ежедневно можно бесконечно совершенствоваться и видеть свой результат. Танцовщик должен каждый день становиться чуточку лучше. Как писал Льюис Кэролл, нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте. А чтобы куда-то попасть, нужно бе­жать еще быстрее. Чтобы чего-то добиться в хореографии, нужно ра­ботать сверх своих возможностей, прикладывать огромные усилия, воспитывать волю и характер. Ба­лерины очень выносливые. Я бла­годарна своей профессии за то, что она постоянно заставляет двигать­ся вперед. Приятным бонусом, если сюда можно применить этот термин, для актера всегда является уни­кальная возможность проживать на сцене ты – цыганка, завтра – мать Джу­льетты, послезавтра – злая фея или сама Джульетта и т.д. Это сложно, но интересно. Перевоплощение – потрясающая вещь!

srwjticpxnzr-5

– Что в работе самое сложное?

– Специфика состоит в том, что здесь всегда есть место критике и аналитике. Сложно все делать зано­во, с «чистого листа», как говорится, превозмогая боль и усталость, по­тому что здесь все условно и зыбко. Если сегодня что-то не получилось, необходимо постоянно это делать заново через силу, через «не могу больше». Почти все балерины – са­моеды, стремятся к идеалу, плачут, если что-то не получается, но снова выходят на сцену и дарят зрителю волшебство танца. Сложно посто­янно работать над собой и верить в себя, но это вечная тема….

– Максимилиан Волошин од­нажды сказал, что танец – это та­кой же экстаз тела, как молитва – экстаз души. Ты согласна?

– Танец – это действительно мо­литва, в нем есть что-то сакральное. Чтобы прийти к такому пониманию, артисту необходимо совершен­ствовать тело, изучить его возмож­ности. Это следующий уровень со­знания. Это полная свобода в танце, когда не думаешь о лишнем и про­сто живешь на сцене в единении с музыкой. Это, конечно, высшее ма­стерство. К этому я стремлюсь.

– Эффективность результата за­висит от работоспособности?

– Безусловно! Можно добиться всего, если иметь желание, упор­ство и систематический подход к делу. Необходимо ежедневно ра­ботать над собой. Пропустишь пару дней, обленишься – результат тут же сказывается в работе.

– У артистов балета есть профес­сиональные секреты? В чем ваш?

По-моему, в этом мире секре­тов уже не осталось (смеется), всем все известно. Нужно просто действовать.

– В чем больше всего нуждается артист балета?

– Ему всегда нужно танцевать. Жду гастролей, потому что еже­дневно испытываю адреналин, сце­на лечит, сцена помогает, держит на плаву. Всегда есть ощущение нуж­ности зрителю. Когда много танцу­ешь, приходит вдохновение, лег­кость, экстаз, упоение, радость.

– У вашего сердца и души есть привилегии в музыке?

– Обожаю Шопена. Проверен­ная годами классика очень близка моему сердцу.

– Вдохновение – это божествен­ное проявление?

– Вдохновение дает крылья. Это, как говорят, «небесная искра в подарок» от Творца. Вдохнове­ние приходит от музыки. Если слы­шать и слушать музыку, то можно найти правильную линию образа.

В голову приходят новые нюансы или нужное состояние именно от музыки. Музыка направляет, она же и вдохновляет. Нельзя упускать мгновение, когда приходит вдохно­вение. Обожаю танцевать под силь­ные произведения великих компо­зиторов. Иногда, когда танцую, аж мурашки по коже.

– В балете есть конфликт мечты и действительности?

– Есть. Это когда ты мечтаешь о достижении совершенства, а в дей­ствительности тебе еще работать и работать. И чем больше дости­гаешь, тем больше нарастает этот конфликт.

– Расскажите о конкурсе, в кото­ром вы принимали участие. Что он дал вам с профессиональной точ­ки зрения?

– Я являюсь лауреатом Всерос­сийского конкурса артистов балета и хореографов в номинации «Ха­рактерный танец». Проходил кон­курс в Москве под руководством легендарного Ю.Н. Григоровича. Получить медаль от столь компе­тентного жюри, в состав которого входили такие известные мастера российского и мирового балета, как В. Гордеев, А. Петухов, М. Леонова, Н. Цискаридзе и другие, для меня, конечно, огромная честь. Конкурс – это прежде всего длительная под­готовка, а также расширение круго­зора, свежее дыхание, возможность поучиться у коллег. А также новые знакомства и новые друзья. Это здорово.

– Путь балерины как путь саму­рая: дорога вечного воздержания. Вы срывались хотя бы раз?

– Если вы имеете в виду дисци­плину, то я ей жестко подчиняюсь, не могу себе позволить грубость по отношению к старшим. Крайне редко возражаю балетмейстерам или педагогам, стараюсь запомнить все замечания, внимательно изу­чаю партию, не упуская деталей. Ба­лет в русском понимании и воспи­тании – это всегда ДИСЦИПЛИНА.

– Многие говорят: «Театр – это мое государство». Вы согласны? Для меня театр – это очень лич­ное, я считаю его не государством, а храмом, в котором все направ­лено на благо и служение красоте. Когда творишь на сцене, прибли­жаешься к Создателю, а это при­носит умиротворение и гармонию.

– Профессия балерины очень сложная. Не жалеете о выбо­ре? Чем бы хотели заниматься в будущем?

– Я счастлива на сцене и никог­да не жалела о выборе профессии. А что касается будущего, сейчас я стараюсь максимально впитывать в себя все новые знания и навы­ки, которые будут являться фунда­ментом моей будущей профессии после завершения карьеры бале­рины. Мне интересны театр, дра­ма, музыка, живопись, психология и многое другое. Я получаю удо­вольствие от процесса учебы и, на­верно, всегда буду любознатель­ной ученицей.

Оставить комментарий