«КАЖДЫЙ МУЗЫКАНТ ДОЛЖЕН САМОРЕАЛИЗОВЫВАТЬСЯ»

В последние годы классическая музыка всё чаще покидает стены концертных залов и становится достоянием широкой публики. Кавер-версии эстрадных хитов звучат в кафе, на улицах и переходах метро. Дуэт ViolinCellо оказался одним из тех, кто попал в это русло и сумел найти своё место среди множества подобных музыкантов.

bezymyannyj

Алишер, Эльвира, добрый день! Расскажите, как началась ваша совместная работа?

 Эльвира: Один наш общий знакомый пианист искал себе скрипача и виолончелиста, чтобы играть классическую музыку.

Алишер: Я заканчивал консерваторию и тоже ходил на репетиции. Мы переписывались с Элей после репетиции в социальной сети, скорее шутя.

Эльвира: Алишер мне написал и предложил попробовать сделать что-нибудь интересное, например, как модный сейчас проект виолончелистов «2Cellos». Я согласилась, но с условием, что мы будем играть ирландскую музыку. Ещё в институте я начала увлекаться ирландской и шотландской музыкой, ездила на курсы в Шотландию, чтобы познакомиться с носителями этой культуры.

Алишер: Ирландская и шотландская музыка, кстати, хорошо звучит с виолончелью.

Эльвира: Да. Когда я ездила на курсы, там преподавали именно виолончель со скрипкой и то, как в этом дуэте играется подобная музыка. Первая репетиция, с которой и начался наш дуэт, была 15 апреля 2015 года.

Алишер: Начали потихоньку собираться, искать композиции из других репертуаров, в т.ч. и группы 2Cellos, потому что там как раз два инструмента, и это то, что нам можно было сразу сыграть.

Эльвира: Первый наш репертуар состоял из четырёх композиций, и мы после пары репетиций решили попробовать, показать себя. Первой концертной площадкой стал Парк Горького. Он оказался достаточно хорошим местом для выступления, потому что там много детей, много молодёжи…

Алишер: И мало музыкантов! (смеется).

На тот момент вы уже начали делать собственные каверы?

Эльвира: Вначале мы использовали образцы 2Cellos и Дэвида Гаретта. Играли Nirvana, U2, Muse. Но всё равно мы адаптировали под себя их аранжировки, потому что у нас другой звук: нет электронных примочек, и мы стараемся своими силами добиться достаточно мощного звучания.

Где вы ещё выступали?

Алишер: Первой нашей крупной площадкой стал кинотеатр «Мир», у них как раз были недели национального кино. С сентября по январь мы играли там на открытиях фестивалей. Самой значимой тогда для нас была встреча с Кшиштофом Занусси (польский режиссер, сценарист, лауреат Венецианского кинофестиваля), который достаточно высоко оценил игру нашего дуэта. Затем было трибьют-шоу в «Корстоне», где мы были на разогреве у других кавер-групп.

Эльвира: Были трибьюты AC\ DC, Metallica и Depeshe Mode, и к каждому из них мы учили несколь ко композиций этих групп. Так расширялся наш репертуар.

Алишер: Depeshe mode, кстати, одна из наших особенностей, по- тому что их мало кто играет. Потом в марте был телевизионный кон- курс «Музыкальный слэм» на канале «ТНВ», в котором мы дошли до финала. Были выступления на городских фестивалях ко Дню семьи, на рок-концерте у Театра Кукол. Эльвира: В апреле этого года мы выступали на «Территории ночного вещания» (Программа на канале «ТНВ»). Но в основном мы выступаем на небольших площадках, таких как «New York Time Cafe», «Циферблат» на Щапова, «Что делать?», «Квартирник».

Для вас работа – это способ заработка или возможность рас- крыть свой потенциал?

Эльвира: Каждый музыкант должен самореализовываться, по-стоянно достигать новых точек в своей карьере, и наш дуэт как раз помогает нам в этом. Сначала мы вообще не знали, сможем ли мы этим заработать денег. Нет такого, чтобы мы хотели стать мировыми звёздами и ездить в турне.

Алишер: Многие знают, что игра в ансамбле дает рост музыканту, хотелось играть и классику, и рок, попробовать всё.

Эльвира: Да, говорят, что в дуэте сложнее играть, потому что ты не один и тебе всегда надо слушать своего партнёра…

 Алишер: В плане развития: мы начинали с каких-то «попсовых» вещей, а потом уже взялись за классику. Вернулись к истокам.

 Стали серьёзно подходить к вопросу: что может сыграть дуэт скрипки и виолончели? Не только рок или джаз. Самое сложное – это классика.

Эльвира: Особенно для меня, потому что я училась на эстрадно-джазовом. Алишер: Я потому Элю и пригласил, что она заканчивала другой вуз и у неё был хороший педагог, который научил её играть и то, и другое: и классическую музыку, и джазовую. В консерватории у меня были тогда такие друзья, которые верили в классику, были академичны, суховаты. На улицу с этим не выйдешь, нужно прочувствовать жизнь. А с Элей мы как раз обменивались опытом.

 Что больше востребовано у слушателя: классика или каверы?

Алишер: Я прихожу к мнению, что если проникнуться музыкой и играть так, как будто ты сам её написал, любая музыка будет восприниматься хорошо.

Сейчас даже в Казани очень много коллективов, исполняющих каверы. В чём причина такой популярности?

Алишер: Мне кажется, что дело и в некой инерции. То есть ребята из консерватории или школы музыки часто видят нас или другие коллективы и задают себе вопрос: «А почему я так не могу?». К тому же у всех музыкантов есть желание попробовать себя «в деле». Перфоманс закаляет характер. Но нам приходится как-то конкурировать, учить новые песни, удивлять.

Есть ли что-то, что отличает вас от всех других подобных групп? Чем вы удивляете?

Эльвира: Нас отличает то, что у нас в репертуаре есть кельтская музыка. Никто не умеет играть её так, как мы.

Алишер: У нас есть Depeshe Mode, редкие песни One Republic. Если мы играем какого-то артиста, то играем не только то, что популярно и постоянно на слуху. У нас есть каверы, за которые ещё никто не брался.

Эльвира: Многие берут за основу готовый репертуар известных коллективов, а мы стараемся делать свои аранжировки и этим удивлять.

Алишер: Что, конечно же, трудно, потому что у всех та же виолончель, та же скрипка, и может показаться, что средства ограниченны.

Эльвира: Не подумайте, что мы сильно конкурируем со всеми подобными музыкантами. Наоборот, мы даже дружим. Например, с трио «Злачное место» мы играем в молодёжном оркестре. Мы стараемся жить дружно. Все мы музыканты, всем надо играть, надо выступать. Не скажу, что это работа такая, это скорее творческая отдушина. Мы, конечно, стараемся продвинуться и по коммерческой стезе…

Алишер: Но не будем забывать, что все музыканты начинали с та- кой творческой отдушины.

 Какие у вас планы на будущее?

Эльвира: Мы хотим записать студийные версии наших собственных аранжировок популярных песен. Снять клип, открыть канал на YouTube, выступать в других городах.

Большое вам спасибо! Даже по тому, как вы подхватываете друг друга в разговоре, видно, что вы команда. Надеюсь, что вы найдёте свой неповторимый голос и сможете раскрыть свой потенциал по максимуму.

Оставить комментарий