Казанская акварель Гайши Рахманкуловой

Гайша Абдрахмановна Рахманкулова (1913-1991)… Имя, навсегда вошедшее в историю татарской культуры. Ей было суждено стать первой профессиональной татарской художницей. Долгая, наполненная событиями жизнь, и признание, обязательное упоминание в энциклопедиях, искусствоведческие статьи, присвоение звания народного художника Татарстана.

О творчестве Гайши Рахмануловой

Но творчество Гайши Рахмануловой не ушло вместе с XX веком. Совсем недавно, летом 2014 года, в Национальной художественной галерее «Хәзинә» успешно прошла приуроченная к 100-летию художницы выставка 48 её акварельных работ. В начале 2015 года состоялась выставка и в Елабуге. Изданы основательные каталоги, дающие ретроспективное представление о творческом пути Гайши Рахманкуловой. Но главное – имя её живо для всех ценителей татарского изобразительного искусства. Сразу вспоминаются теплые акварели – жанр, утвердившийся в Татарстане во многом благодаря Гайше Рахманкуловой. Разные сюжеты запечатлены в её работах, но всегда узнаваем авторский почерк, мастерство, равновесие света и ритма.

Гусятницы. Из серии Люди Кырлая. 1978 год

Трудно быть первопроходцем. Очевидно, еще трудней – женщиной-основоп оложником в новом для татарской культуры жанре. Конечно, не думалось в 1930-е гг. Гайше Рахманкуловой, что она становится первой татарской художницей. Подлинное искусство не может жить лишь историческими категориями, и неисповедимы пути талантливого человека, сумевшего разгадать свое призвание. Но и время благоволило молодой Гайше, которая перебирается в 1931 году в Казань из Уфы, входит в казанский художественный мир и быстро обретает успех.

В своей краткой автобиографии, датированной ноябрем 1945 года, Гайша Рахманкулова отмечала, что родилась в селе Кармаскалы Уфимской губернии в крестьянской семье и что ее семья занималась хлебопашеством. Уже много позднее, почти в конце жизни, Гайша Абдрахмановна смогла рассказать свою подлинную родословную, связанную с уфимским купечеством: «Мой дед был потомственным почетным гражданином Уфы, ещё в начале века у него была своя мукомольная фабрика, своя электростанция.. . Помню наш большой, розовый дом с зелёной крышей и множеством высоких труб на ней. Дом был построен дедом, имел три подъезда… Белые большие двери, коридоры, комнаты, их было много, просторный зал, дорогие обои — белые, крупные ромашки, с серебром, много окон, на подоконниках — герани, большие пальмы. На полу огромный ковёр, орган, рояль и бархатные альбомы… было много больших зеркал, печи везде были изразцовые…».

До восьми лет Гайша жила в родном селе, затем семья переехала в Уфу. В хаосе Гражданской войны и лишений удалось выжить. Затем Казань, жизнь в Адмиралтейской слободе, мечта получить образование.

Улица Баумана

Но обстоятельства были сильнее, и пришлось вновь выживать в пока еще чужом городе, постепенно становившемся родным. Гайша работала на казанских заводах – Пороховом, затем на Вахитовском (бывшем заводе братьев Крестовниковых), стенографисткой в газете «Красная Татария», в горсовете. Лишь в 1936 году она поступила в Казанское художественное училище. Выпуск её курса совпал с началом войны, пришлось отложить новую мечту о поступлении в Академию. Её академией стала сама жизнь.

Гайша Рахманкулова в годы войны

Чего только не делала в первые годы войны Гайша: оформляла агитационные плакаты на призывных пунктах и в избах-читальнях по всей республике, работала художником на меховом комбинате. И опять удача. Еще в училище она участвовала в выставках, а теперь, в суровом 1942 году , её принимают в Союз художников СССР. Каждый год она участвует в выставках – республиканских, распространенных тогда зональных, где экспонировались работы мастеров из областей и республик Поволжья. Гайша Рахманкулова вошла в число ведущих художников послевоенного Татарстана. В её полотнах отражалась прошедшая война, жизнь в тылу, она создавала талантливые портреты. Из работ этого периода особую известность имеет картина «Весна в Казани». До сих пор казанцы любуются уютным уголком города, сохранившимся на полотне Гайши Рахманкуловой.

Но 1940-50-е гг. были лишь прелюдией её подлинной судьбы.

…Только настоящий мастер может позволить себе начать все с нуля, оставить в прошлом свои прежние приемы и наработки, обрести художественную свободу. Так смогла и Гайша Рахманкулова почти в 50 лет начать свою новую творческую жизнь.

В 1961 году в Казани проходила выставка художников-аквар елистов из Латвии и Эстонии. Сама художница вспоминала: «Я была совершенно покорена этой выставкой… Я начала буквально с нуля… Из этой выставки я кое-что поняла, попробовала дома писать акварелью. В процессе работы открывались другие формы письма, а позже – колоссальные возможности акварели».

Очень быстро стало очевидно, насколько акварель – её природная техника. И все жанры стали подвластны Гайше Рахманкуловой благодаря акварели. Сочные, колоритные и неизменно теплые работы художницы передавали облик людей и, казалось, наглядно выражали сам дух татарской культуры. Она обрела себя и до конца жизни уже не изменяла своему сокровищу – акварели, лишь изредка работая маслом.

Фасахат апа Ц ветеран труда. 1986 год.

Её казанские улицы и старые башни Кремля, яркие занавески деревенских изб, праздничные натюрморты, камаловские актеры, Сара Садыкова и жители тукаевского Кырлая, благодаря честному труду которых держится земля, – все это стало классикой татарского искусства. Талант Гайши Рахманкуловой помогал почувствовать радость и родство от причастности к этому миру, раскрашивал суетную черно-белую жизнь большинства людей. Удивительно точно сравнила казанский искусствовед Дина Хисамова картины Рахманкуловой с музыкой Салиха Сайдашева и Сары Садыковой, с их умением выразить тончайшие струны татарской души, ощущение праздника, характера и настроения.

Выставки, показавшие мир

… Если впечатления от выставки прибалтийских художников в 1961 году стали для Гайши Рахманкуловой поворотными в творчестве, то 1962 год показал ей мир. Понятно, сколь важны впечатления и поездки для любого человека, но вдвойне – для художника. В составе группы казанских художников Гайша Рахманкулова побывала в круизном путешествии – редчайшем событии для советского человека того времени. Итогом поездки стали более шестидесяти работ с видами Парижа, Неаполя, Стамбула, Мальты, Афин, панорамы Атлантического океана и Адриатического моря. И все выносила она из впечатлений жизни для своего искусства – Гурзуф, Русский Север, весенний Пятигорск, облик татарских деревень в родном Поволжье, общение с Верой Минкиной, Рашидой Зиганшиной, Гаухар Камаловой, Равилем Шарафиевым и наблюдения за их игрой в театре. Актеры вообще были близки ей, облики их проявлялись на акварелях Гайшы Рахманкуловой экспрессивными, в движении, передающими известные сценические образы.

Портрет актрисы Рашиды Зиганшиной в роли матери Мусы Джалиля.

Гайше Рахманкуловой суждено было стать первой татарской профессиональной художницей. Сколько теперь знаменитых волшебниц, творящих в Казани (очень люблю их и надеюсь посвятить материал одной из них – Рушан Якуповой). Несколько поколений, признанные далеко за пределами Татарстана работы, приобщение к разным жанрам… Но в начале пути была казанская акварель Гайши Рахманкуловой.

Оставить комментарий