«Камал мэктэбе»: Может ли татарский спектакль играться на русском языке?

Зульфат Хаким, Искандер Гилязов, Милеуша Хабутдинова и актеры театра Камала приняли участие в обсуждении знакового спектакля «Немая кукушка» на проекте «Камал мэктэбе» («Школа театрального зрителя»).

telsez-kuke-a5-kr_2

23 февраля вечером в малом зале Татарского государственного академического театра имени Г. Камала состоялся показ видеозаписи спектакля по пьесе Зульфата Хакима в постановке Фарида Бикчантаева «Немая кукушка». 15 лет спустя тема «безъязычия» татар не утратила своей актуальности – напротив, звучит особенно остро и злободневно.

Премьера спектакля в 2004 году состоялась в непростом историческом контексте: только-только придуман Facebook, Владимир Путин второй раз стал Президентом России, Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша, Словакия, Словения, Чехия и Эстония вошли в состав Европейского союза. Продолжается Вторая чеченская война.

o-fazylzhan_-isk-kheyrullin-_1_

Напомним, на советско-финской войне встречаются два татарина-земляка, Зариф воюет за Советский Союз, Зиятдин – на стороне финнов. Оба – снайперы, «кукушки» (потому что сидят на деревьях и выслеживают врага). Зиятдин уже собирался нажать на курок, но жизнь Зарифу спасла татарская песня, которую он запел. Драматические события в постановке поданы в излюбленном мелодраматическом ключе. Как напомнили организаторы показа, в спектакле много разговоров, много иностранцев, эмигрантов, звучит русская и немецкая речь (еще больше иноязычия в оригинальном тексте Зульфата Хакима, которые сходу посчитали трудным для сценического воплощения), различные татарские говоры.

g-gayfetdinova_-o-fazylzhan

Видеозапись постановки, длящейся более двух часов, организаторами была сокращена – зрителям «школы» были представлены фрагменты, по котором читалась сюжетная линия. Показ эпизодов перемежался комментариями участников и создателей спектакля.

28383268_1742094169183530_1721681435_n

Первым выступил исполнитель роли молодого Зарифа заслуженный артист РТ Олег Фазылзянов. Как признался артист, для него предложение сыграть эту роль стало неожиданностью – тогда он работал в Нижнекамском татарском драматическом театре. «Фарид Рафкатович прислал мне пьесу на двести с лишним страниц, и я прочитал ее за два часа. Я решил, что по этому материалу можно было снять кино. Я еще не знал, что эта пьеса получила первое место в конкурсе “Новая татарская пьеса”, на тот момент об этом еще не объявляли. Разумеется, я согласился без разговоров», – поделился спикер воспоминаниями. Он признался, что работа над ролью для него была сложной, были моменты,когда он просил режиссера снять его с этой роли. «Новый театр, новые артисты, новые приемы. Приемы Фарида были мне чужды, я был воспитан в системе Станиславского, а Фарид – по Чехову. А сейчас сижу, смотрю на себя и приятно удивлен. Обычно я не люблю на свою работу смотреть, но тут есть интересные места», – пошутил он.

n-dunaev_-e-shakirov-_1_

Предваряя следующий эпизод, модератор встречи Радиф Кашапов предложил публике подумать над тремя вопросами: «Родина татар, разбросанных по всему миру – это только Татарстан?», «Объединила ли эта война людей?», «Может ли играть татарский театр спектакли на русском языке?». Последний вопрос во многом был продиктован тем, что в данном спектакле много диалогов на русском языке.

nemaya-kukushka-zarif

Исполнитель роли Зарифа в зрелом возрасте ­– Народный артист РТ и РФ, лау­ре­ат пре­мии Ту­кая Азгар Шакиров поблагодарил зрителей, пришедших на просмотр. Он сообщил, что советско-финская война была захватнической. Потери советской армии исчислялись сотнями тысяч, тогда как финны потеряли более двух десятков человек. «И в этой истории встречаются два татарина, один воюет за СССР, другой – за Финляндию. Эта тема стала для меня самой волнующей и важной. Два соплеменника должны друг друга убить. Прошу отнестись к теме очень серьезно. Это вам не комедия!», – подчеркнул аксакал.

После показа очередного отрывка, исполнитель роли капитана Зимина (и его внука) – народный артист Татарстана Искандер Хайруллин отметил, что задача актера – сделать персонаж живым. «Наша работа не доносить какую-то мысль, пусть это делают театроведы. Задача актера – сделать героя объемным, живым. Человек имеет разные стороны. Я за себя часто краснею, а временами горжусь собой. И если зритель увидел в моем персонаже симпатичные стороны – это здорово, значит, цель достигнута», – сказал он.

28383423_1742094152516865_1351115230_n

Даже в сокращенном варианте материал воспринимается очень остро – зрители не могли удержаться от слез и от смеха. Финальные слова Зарифа, сказанные уже пожилому Зимину, не могут оставит равнодушным: «Живи двести лет! Чтобы понять все, что ты не понял. И еще понадобится время, чтобы прийти к покаянию». «Если мы все останемся без языка? Песню, оставившую винтовку без языка, можно ли убить?!», – эти слова заставляют всерьез задуматься даже тех, кому безразличен родной язык.

«Очень тронул меня этот спектакль», – признался бизнесмен и музыкант из Финляндии Дениз Бадретдин. «Кровь, язык и литература – это то, что нас объединяет. События, описанные в этом произведении, происходили на самом деле. Мы – сергачские мишары, но мы – татары. С казанскими, башкирскими и другими татарами – один народ», – подчеркнул Бадретдин.

isk-kheyrullin_-e-shakirov

Рассказывая о том, как создавалась пьеса, Зульфат Хаким сообщил, что над этой темой он начал задумываться еще в юности. «Финская война была тайной. А тайна всегда вызывает интерес. Я встречался с дедом моего друга, участвовавшим в этой войне. Мы с ним проговорили всю ночь. Я тогда сразу подумал о двоих татарах, встретившихся по разные стороны баррикад, и решил об этом написать. Это было в начале 80-х. Тогда найти информацию по этой теме было трудно – не было интернета, не было книг. А после Перестройки стали смелее об этом говорить. И я начал писать в начале 90-х. Но пришлось отложить материал, потому что нужно было как-то жить и зарабатывать на жизнь. В конце 90-х я вернулся к пьесе и дописал ее в 2001 году. Я плакал на читке своей пьесы», – признался Зульфат Хаким. Драматург благодарен Фариду Бикчантаеву за постановку и считает, что режиссер проделал колоссальную работу над инсценировкой непростого материала. Автор также подчеркнул, что без русского языка невозможно было бы передать весь драматизм истории. «Не было бы такого эффекта встречи двух татар», – сказал он.

kyke0002

Говоря об исторической правде в этой пьесе, историк Искандер Гилязов выразил мысль, что такое событие вполне могло произойти. Татары рассыпаны по всему миру. И в войнах с Россией они могли выступать на стороне тех государств, в которых живут. «Мы должны трезво смотреть на историю и извлекать из нее уроки», – сказал он.

Глубокий символизм в спектакле отметил журналист и общественный деятель Рустам Айсин. «В этой миниатюре – судьба нашего народа, который был когда-то империей завоевателей. Наши ханства воевали и между собой. В этом спектакле два татарина воюют друг с другом. На мой взгляд, это тоже символ», – сказал он. Спикер с сожалением отметил сегодняшние баталии татар в соцсетях, назвал это трагедией и призвал объединиться. Он также считает, что спектакль «Немая кукушка» стал бы сегодня объединяющим фактором, если бы можно было его представить татарам, живущим в разных регионах.

o-fazylzhan_-g-gayfetdinova

Председатель Всемирного форума татарской молодежи Табрис Яруллин не видит никакой трагедии в том, чтобы татарские спектакли игрались на русском или каком-либо другом языке. «Если язык открывает для тебя мир, это прекрасно. Если же язык ставит тебя в рамки – это не правильно», – сказал он.

Журналист, доцент кафедры татарской литературы Высшей школы татаристики и тюркологии им. Габдуллы Тукая Казанского федерального университета Милеуша Хабутдинова отметила, что не стоит искать историческую правду в этом спектакле. Она подчеркнула, что сегодня татары действительно стали «немыми кукушками», превратив свой язык в кухонный, именно поэтому, по ее мнению, стало возможным такое легкомысленное исполнение песни «Кыр казлары» на фестивале «Узгэреш жиле». По словам Милеуши Хабутдиновой, эта песня символизирует разбросанность татар по всему миру и тоску по родине, но современное поколение татар этого уже не чувствует и не знает. «В наших школах не преподают подлинную историю татар, у нашей молодежи уже нет тех бабушек, которые были очевидцами тех событий», – с сожалением отметила она. Спикер поблагодарила Зульфата Хакима за произведение и попросила не занижать планку и писать на подобные исторические темы. «Потому что те, кто пришел после вас, историю уже не знают»,  – сказала она.

Это был третий показ проекта «Камал мэктэбе» («Школа театрального зрителя»). Напомним, первым был показан спектакль Дамира Сиразиева «Плаха» по произведению Чингиза Айтматова, вторым – «Старик из деревни Альдермыш». Школу продолжит спектакль по пьесе Гаяза Исхаки «Курчак туе» 9 марта.

 

Оставить комментарий