История и мифы

Однажды приехала к нам в деревню погостить одна девочка. Мне было четырнадцать, и я уже обращал внимание на девочек, поэтому, когда узнал, что она вечером придет в гости к соседям, решил ее «разговорить».

Никогда не выживет тот народ, который воспринимает трактовку своей истории глазами соседа.

Ф. Ницше

Однажды приехала к нам в деревню погостить одна девочка. Мне было четырнадцать, и я уже обращал внимание на девочек, поэтому, когда узнал, что она вечером придет в гости к соседям, решил ее «разговорить». Почему-то у нас беседа с девочками с глазу на глаз назвалась именно так. Раньше-то «разговаривали» через ворота, а теперь можно и рядом постоять. Что ни говори, советской власти уже шестьдесят лет!

Только и другие, оказывается, хотели «разговорить» гостью, и один из них – Халим, который был меня на три года старше… Вечером, в потемках у заветного дома, я заметил еще несколько силуэтов. Я был настроен решительно, и мы с Халимом даже немного подрались. Халим, не ожидавший такого нахальства, ушел домой, размахивая руками… Спустя немного времени и остальные претенденты куда-то делись.

Для меня эта маленькая стычка с Халимом имела большое значение. Рассказанная не один раз таким же, как я, мальчишкам, она обросла фантастическими подробностями и превратилась в настоящую богатырскую схватку. А как иначе – ведь в тот вечер я доказал, что джигит! Правда, ту девочку «разговорить» у меня не получилось, потому что она так и не вышла на улицу и не узнала, какой я герой. Спустя много лет мы встретились с Халимом, и оказалось, что он вообще не помнит того эпизода.

Почему же я пишу о нем так подробно? В тот вечер я стал молодым парнем, попрощался со своим детством. Поверил в свои силы! Поэтому маленькая полянка напротив соседского дома стала для меня все равно что Куликово поле.

Хотя историки до сих пор спорят, где именно имела место битва с Мамаем.  На Куликовом поле не могут найти ее следов, сколько ни копают – нет останков тысяч погибших воинов, кроме нескольких наконечников стрел ничего не находится. Есть также версия, что это сражение состоялось где-то недалеко от Москвы, но тогда почему князя Дмитрия, который в одежде простого ратника прятался под кустом, стали называть Донской?

История любого народа основывается на мифах. Битва на Куликовском поле – символ объединения русских под управлением Москвы, веский аргумент в пользу того, что, лишь объединившись, можно быть независимыми и побеждать. И миф об этой битве был всеми принят спустя целых сто лет после самой битвы.

У нас каждый школьник знает о щите, который князь Олег (настоящее имя Хельг) прибил к воротам Константинополя. Как написано в «Повести временных лет», богатой на выдумки, в 907 году Олег будто бы разгромил войско Византии и, только получив от греков большое количество денег, согласился на мир. В учебники истории это событие вошло как пример того, что русское (варяжское) княжество было в состоянии побеждать сильные соседние страны. Мы восхищены! И спустя тысячу лет мы гордимся тем, что возникло государство, способное так мощно воевать! Считаем себя его наследниками… Правда, согласно историческим источникам, это государство называлось Киевским (Куяба) каганатом, и Хельг был каганом Киева… А где Киев и где мы?! Но это не важно. А событие красивое. История обычно на стороне победителей, но… «В летописи все получилось красиво, но вот беда – греки об этом походе не знали; они его просто не заметили.» (Л. Гумилев. «Древняя Русь и Великая степь», «Мысль», 176 б.). А в Византии информацию о каждом сражении с варварами бережно хранили…

Но ведь прибитие щита не было придумано специально для греков. Оно сохранилось в летописи для того, чтобы в сознании «наследников» отпечаталось, что еще в начале десятого века русское государство выходит на международную арену. И сейчас играет свою важную роль.

Я привел примеры только из русской истории – мы ее лучше знаем. Между тем каждый народ, а точнее, его историки, создают свои исторические мифы. Если народ претендует на величие, помнит о своих геополитических интересах, его история (исторический миф) становится на службу политике. Недавно, чтобы доказать что Крым – издревле русская земля, вспомнили, что князь (каган) Владимир (Вальдемар) крестился в Херсонесе.

А когда нужно было завоевать Астраханское ханство, московские политики того времени заявили, что Астрахань – это древняя Тьмутаракань, дескать, она с самых древних времен была в руках русских князей.

Конечно, есть и настоящие ученые, для которых важна историческая правда, но их труды мало востребованы, большинству населения это просто не нужно. Народ любит сказки! А политики, основываясь на этих сказках, радеют «о пользе государства».

Если начнешь интересоваться историей, поймешь, что  это, по сути, история войн. Вражеские земли всегда объявляются дикими, противники всегда захватчики (особенно тот, кто приходит с востока), а «наши» всегда справедливы, когда они нападают, то всегда защищают свою землю, попутно принося дикарям культуру и образование. Когда распался Советский Союз, те народы, которые получили независимость и которые мечтали о своей независимости, первым делом постарались написать свою «настоящую» историю. Мы восхитились, увидев, что кое-кто повел свою родословную аж от шумеров.

Удивительное дело, если каждый конкретный человек боится старости, то народы просто жаждут быть старше. Все хотят быть красивыми, героическими, умными. И конкретные люди и целые народы.

Когда есть возможность написать свою собственную историю, не так уж и трудно достичь этого эффекта. Бумага все терпит, не краснеет.

Поэтому стремление российских руководителей учить детей во всех школах по одному учебнику истории вполне понятно. Как в Москве проинтерпретируют исторические события, так их и воспринимай, будь добр!

Но это можно реализовать только на территории РФ. А в то, что в украинских учебниках истории Бандера и Шухевич объявлены национальными героями, уже не вмешаешься. И прибалтийские государства по-своему видят свою историю. И Казахстан… Они уже объявили казахами и Чингизхана, и Египетского султана мамлюка Бейбарса. И пусть попробуют теперь сказать о них, что у них не было государственности до Назарбаева! Как не возмутиться? Но разве есть в том вина Путина? Ему в школе не рассказывали о казахских ханах-кочевниках. И я помню: в учебниках было только о том, как советское государство научило читать и писать отставшие народы. Уж не буду рассказывать о том разделе, который был посвящен чудовищным последствиям «татарского ига». Говорят, что в новом едином учебнике этих глав не будет. Кажется, по новой версии, притесняли русских не татары и не монголы, а ордынцы…

Далекая история, она такая… Для того чтобы вдохнуть жизнь в неясные образы, скрытые мглой веков, нужно иметь мощную фантазию. Как я уже говорил, каждый здесь тащит одеяло на себя. А одеяло-то маловато. Реальных исторических фактов сохранилось очень мало. Да и к тем, что сохранились, нужно относиться со здоровым скептицизмом. Потому что и в древние времена, ровно так же как сейчас, летописцы переписывали историю, руководствуясь указаниями начальства. Заложилась традиция при перемене политической ситуации, менять и трактовку истории.

Конечно, сильнее нас трогают попытки внести «коррективы» в описание тех событий, которые произошли не так давно. Особенно задевает за живое, когда пытаются по-разному «интерпретировать» святую для нас тему Великой Отечественной войны. Всегда, когда война позади, количество героев растет и растет. Естетственно, растет и количество стран, желающих именно себе приписать решающую роль в победе над фашизмом. Можно понять, что чем больше проходит времени, тем больше мифов начинает окутывать эту войну. Находятся даже те, кто ставит на одну доску нацистский гитлеровский режим и сталинскую систему. Ни для кого не секрет, что обе эти силы хотели господства над миром. Но бесспорно одно: Советский Союз понес самое большое количество жертв в борьбе с фашисткой Германией и ее союзниками. Их точное число до сих пор не известно. Когда мы росли, говорили, что двадцать миллионов, сейчас приводят цифру в двадцать семь миллионов. Одно время назвали даже сорок миллионов. Сколько бы ни было, человеческий мозг вместить это не в силах. Меня, например, потрясает даже число тех, кто из нашей деревни. Потому что за этой цифрой я вижу людей, неповторимые человеческие жизни. Из нашей маленькой деревни на фронт ушло 164 человека, и 108 из них сложили головы на поле боя. И почти в каждой деревне так.

Никто не сомневается в цифре погибших представителей разных народов Советского Союза. Тем не менее, разве для нас так уж важно, чтобы именно советский народ в других государствах считали главным победителем в той войне? Ничего не поделаешь, они сами пишут свою историю. Самое важное, мы – поколение, чьи деды сложили головы на поле боя! – мы знаем: самая ужасная трагедия последней большой войны коснулась всех простых людей, всю эту тяжесть вынес на своих плечах именно простой народ. Он не бил себя в грудь и не кричал о своей самоотверженности, не пил вино победы, он ушел, так и не увидев счастья.

Война – дурная вещь, и те преступления, которые творятся в ее тени – холодят кровь. Для чего, ради каких целей нужно было объявлять предателями целые народы, живущие в нашей стране, истреблять каждого второго их представителя? И кто должен принести покаяние?

Когда сейчас по площадям проходит военная техника, когда маршируют стройными рядами рослые солдаты, все это забывается, ты чувтствуешь, как поднимается твой боевой дух… а кто-то, наверное, и снова хочет побеждать.

В этом году после парада по улицам городов шли тысячи людей с портретами своих дедов, погибших на войне. «Бессмертный полк». А нас ведь миллионы! И глядя на эти фотографии, никому, наверное, уже не хотелось, ни воевать, ни побеждать.

Нет, человек легче верит захватывающей сказке, чем суровой действительности. В сказках ведь герои не умирают, они женятся на принцессах и садятся на трон.

Комментарии

  1. Розалия
    Дек 10, 2015 @ 12:34:32

    сегодня… другие ценности.. , но я убеждена : «классику никто не отменял»

Оставить комментарий