Год Культуры

Наконец-то закончился Год культуры, и своим чередом наступает Год литературы. Тем, кто не знает, скажу, что, по решению наших государственных мужей, 2015 год был объявлен Годом литературы. Оргкомитет по его проведению возглявляет депутат госдумы РФ Сергей Нарышкин.

Из разных регионов в этот комитет поступило уже около двух тысяч предложений. Имеется в виду проведение книжных ярмарок и литературных вечеров с широким размахом. Мероприятия, короче. Наверное, и Татарстан не остался в стороне от этих достойных дел. Увидиеть торжество литературы нам еще только предстоит. В прошлом году по просьбе миистерства культуры я написал гимн «Года культуры»:

Тысячелетья священной веры
лучами озарят рассвет.
Культуры славный год – дорога к правде,
Культура – жизни нашей свет.
(музыка Э. Низамова, перевод Л.Газизовой)

Тожество за торжеством!
Конечно, раз Год культуры проводится в российском масштабе, его организаторы, в первую очередь, думают о русской культуре. Потому что, как нам сообщает советник Путина по культуре В. Толстой, «именно русское слово, русский язык и литература, прежде всего, связывали воедино народы нашего многонационального государства». Мы с татарским словом, татарским языком и татарской культурой не можем претендовать на такую глобальную роль, однако в деле объединения разных народов вряд ли можно отрицать и значение их культур… Существует множество подтверждений тому, что, если народ теряет свой язык, литературу, он и сам рано или поздно сходит с исторической сцены.
Ни для кого не секрет, что за последние пару десятилетий роль культуры в обществе заметно ослабла. Тому много причин. Об этом много пишут, много говорят. Но шевелится во мне червь подозрения: кто сказал, что роль культуры должна быть такой уж большой? Разумеется, в связи с этим можно вспомнить советскую эпоху, рассмотреть ее как пример. Да. Были и такие времена. Литература (точнее, писатели) обладала высоким социальным статусом. Не приходится удивляться и тому, что в тоталитарном обществе литература, особенно поэзия, имела высокий престиж. Люди, лишенные возможности слышать свободное слово и независимые суждения, стали искать в художественных произведениях намеки, иносказания, учились понимать «эзопов язык».
В тюрьме стихи звучат совсем по-другому.
Меня, наверное, обвинят в излишней оптимистичности, но я думаю, что в ближайшее время роль литературы в обществе снова резко возрастет.
В эпоху интернета, конечно, литература не может претендовать на сакральность. Там она превращается в самую настоящую масс-культуру. Сегодня можно задохнуться от обилия во всемирной паутине всякого рода текстов, чем-то напоминающих прозу или стихи. В наше время читателей не так много, как писателей. Истошный рев о том, что литература умирает, – это просто истерика тех, кто остался у подножия этой громадной скалы. «Литература живет!», – кричу я им. Литература – это ведь не какой-то монолит, она состоит из сотен, тысяч художественных произведений. Они разные; большинство, как и во все времена, почти не имеет художественной ценности.
Мы жалуемся, что мало читателей. Давайте снова вспомним советские времена, и от зависти у нас перехватит дыхание – какие были огромные тиражи! Каждое написанное произведение ждали как из печки пирожка. Помните непрерывно проходящие читательские конференции?!
Пожилые помнят. Если брать в общем советская литература превозносила советскую идеологию, служила советскиой системе. Теперь другие ценности. Но и теперь литература, стремящаяся служить, – на коне. Например, сценарии для сериалов, которые способны «приклеить» к экранам большинство населения страны, пишут именно такие «услужливые» литераторы.
В квартире каждого уважающего себя интеллигентного человека раньше была библиотека. Входишь: на книжных полках, за стеклом, стоят тома, тисненные золотом. Но многие ли хозяева хоть раз открывали их? Это была мода. Дефицитные книги служили показателем состоятельности человека. Если раньше хвастались собранием сочинений Дюма или Пикуля, то теперь у порога ставят дорогие машины.
А читателей книг, настоящих читателей, и раньше было не так уж много и теперь столько же. Разница только в том, что татарская интеллигенция сегодня, в основном, читает по-русски.
А тех, кто «пожирает» романы с нехитрым детективным или любовным сюжетом, и раньше были тьмы и сейчас так же. Только какое отношение все это имеет к литературе? Нам затыкают рот, мол, оценку произведению дает читатель! То есть народ. Раз читают, значит, и у таких книг есть право на существование. Они развлекают, успокаивают, помогают скоротать время. Но… Сталин, который высоко ценил литературу и поднял ее значение в обществе (печальным доказательством тому служит и множество жертв среди писателей в годы репрессий), сказал: «Ну и что, народ смотрит и балаган. Что ж, и балаган тоже включить в искусство?» (из воспоминаний К. Симонова).
Это так. Только каждый писатель мечтает, чтобы его книги прочло как можно больше читателей. А тиражи должны, кроме всего прочего, и обеспечить его существование, как писателя. Как написать настоящее художественное произведение, которое будет интересно большому количеству читателей? Определенного ответа нет. Для этого нужен особый талант. А может быть, и его недостаточно. Если вспомнить историю литературы, многие, очень талантливые, как выяснилось позже, писатели умерли в нищете и безвестности, так и не вкусив успеха.
Да, читателей книг стало меньше. На одной из встреч кто-то крикнул из зала: «Надо писать так, чтобы читали!». Понятно, что он никогда не брал в руки книги, но обвиняет в своем невежестве других. Темные, неграмотные люди часто бывают агрессивными.
Умение и желание читать книги связано, в первую очередь, с системой образования (со школой!) и воспитанием. Говорят, в Германии и Голландии много читателей, а в Италии меньше. Да и мы уже не «самый читающий народ в мире». А если говорить конкретно о татарах… В то время как татарских школ становится все меньше и меньше, этот вопрос просто неуместен. Даже в деревнях, где раньше наш язык жил и звенел, как чистый ручей, он все меньше и меньше используется.
Но все равно хочется войти в новый год с радостным сердцем. Кроме того, это ведь Год литературы! Для нас – тех, кто связал свою жизнь с литературой, его объявление внушает надежду. Пусть путь писателя тернист, но, пожелаем, чтобы год литературы был для нас удачным. Разве экономический кризис, политическая напряженность не являются знаками этого? В тяжелые времена ценность литературы только возрастает. Наверное, настоящая цель объявления Года литературы тоже в этом… в желании сделать роль литературы в обществе более значительной!
Ставшая уже расхожей фраза гласит: «Если можешь не писать, не пиши!». Настоящий писатель возьмет в руки перо, даже если у него останется один-единственный читатель.
Даже если этот единственный читатель – он сам…

Ркаил ЗАЙДУЛЛА

Оставить комментарий