С кем и где вы, труженики пера?

Недавно мне уже довелось публично высказаться о присуждении Нобелевской премии по литературе за 2015 год Светлане Алексиевич – белорусской писательнице, родившейся на Украине, живущей преимущественно в Европе и пишущей на русском языке.

лианНе вижу смысла умножать сущности и повторяться. Если кратко, то премия, на мой взгляд, вручена вполне справедливо, и лишь волна общей истерии и неодолимое желание найти и предать анафеме  внешних и внутренних врагов отечества  могла вызвать тот шквал негатива, который в российских СМИ сопровождал решение Нобелевского комитета.

Что характерно, особую ретивость проявили, так сказать, коллеги по цеху – писатели. Вне зависимости от политических взглядов и эстетических вкусов набросились они на Алексиевич, словно та, по меньшей мере, продала нашим «зарубежным партнерам» (читай – буржуинам) страшную военную тайну. Одни и вправду упрекали в предательстве, осквернении всего самого светлого, очернении  нашей прекрасной истории. Другие обвиняли в конъюнктуре, заказном характере тем. Заодно досталось и Нобелевскому комитету: мол, знаем, как в ваших палестинах становятся лауреатами. Но все сходились в одном – писатель Алексиевич никудышный, да и не писатель вовсе, так, журналист. Надо заметить, впрочем, что высказывались в основном писатели в лучшем случае второго ряда, чьи шансы на нобелевку равны нулю. Действительно серьезные игроки, как Владимир Сорокин,  воли эмоциям не давали, реагировали сдержанно, хмуро-положительно.едавно мне уже довелось публично высказаться о присуждении Нобелевской премии по литературе за 2015 год Светлане Алексиевич – белорусской писательнице, родившейся на Украине, живущей преимущественно в Европе и пишущей на русском языке. Не вижу смысла умножать сущности и повторяться. Если кратко, то премия, на мой взгляд, вручена вполне справедливо, и лишь волна общей истерии и неодолимое желание найти и предать анафеме  внешних и внутренних врагов отечества  могла вызвать тот шквал негатива, который в российских СМИ сопровождал решение Нобелевского комитета.

Во всем этом стоит разобраться. Не ради того, чтобы в очередной раз вступить в спор с носителями имперской идеи или утонченными эстетами  и чтобы дать читателю возможность представить литературные реалии европейской цивилизации. Русскоязычный читатель сегодня дезориентирован, как, собственно, среднестатистический россиянин, как, собственно, любой бесправный гражданин, живущий в условиях потемкинской демократии. Дезориентирован относительно места своей страны и ее культуры под солнцем. Не то, чтобы современную русскоязычную литературу совсем не знали на Западе, но и лидерские позиции она давным-давно утратила. . . Продолжение статьи вы можете прочитать в ноябрьском номере журнала «Идель»

Оставить комментарий