Джоан Баэз — голос непотерянного поколения

60 лет назад, вышел дебютный альбом Джоан Баэз, признанный одним из лучших в истории фолка. Наш постоянный обозреватель напоминает читателям «Идель» о  начале славного пути певицы в музыке.

Начало пути: 1957-1965

За считанные месяцы Джоан Баэз из никому не известной исполнительницы фолк-баллад она превратилась в «королеву фолксингеров» и стала символом протестного движения в США.

Джоан Баэз–одна из самых ярких и талантливых певиц 20 века, более 50 лет  заслуженно носящей титул «королевы фолксингеров».   Стоит один раз услышать ее песни, и понимаешь, что перед тобой то – самое живое, настоящее искусство, которому, увы, почти не осталось места в современной жизни, тем более, в шоу-бизнесе. Первое, что бросается в глаза при знакомстве с биографией Баэз это то, насколько щедро одарила ее природа, наделив не только эффектной и запоминающейся внешностью, но и редким музыкальным даром, фактически предопределившим ее дальнейшую жизнь. Мало того, Джоан оказалась еще и невероятно доброй и отважной женщиной, сумевший на личном примере вдохновить миллионы людей на борьбу за свои гражданские права и свободы. Впрочем, обо всем по порядку.

rsri2mdy9eqtnmby1375xwdlxke

Джоан родилась 9 января 1941 года в городе Стейтен Айлед штата Нью-Йорк. Она была средней из трех дочерей в семье Альберта Винисио Баэз и Джоан Чендос Бридж. Отец Джоан – мексиканец, сын священника, был ученым и изобретателем, преподававшим физику и математику во множестве университетов США. Также он регулярно участвовал в пацифистских акциях против «Холодной войны» в пятидесятые и войны во Вьетнаме в шестидесятые, за что не раз подвергался арестам. В своей автобиографии «Daybreak» Баэз призналась, что принципиальность отца, всегда открыто выражавшего свою гражданскую позицию, оказала решающее влияние на формирование ее характера и политических взглядов. «Папе я также обязана интересом к музыке – вспоминает певица. В 1956 году он купил  первую гитару, которая стала для меня настоящей отдушиной в школьные годы, и помогла преодолеть внутренние комплексы».

Joan Baez , Amerikaanse zangeres tijdens persconferentie *26 april 1966

Joan Baez , Amerikaanse zangeres tijdens persconferentie
*26 april 1966

Школу Джоан не любила: в основном из-за переездов, когда всякий раз она оказывалась «новенькой», и нередко подвергалась остракизму со стороны других учеников – одни считали её недостаточно белой, другие – недостаточно черной. С этого времени, по словам Баэз, в ней поселилась ненависть к любым формам расовой дискриминации.

Также певица вспоминает, что в детстве любила слушать с матерью классическую музыку (Вивальди, Моцарт, Шопен) и песни Гэрри Белафонте (именно его творчество зародило в ней интерес к фолку).  Однако особого интереса к истории музыки, ее корням она никогда не питала: «Мне нет особенного дела до того, откуда пришла песня и почему она появилась на свет, и мне даже безразлично, о чем она повествует. Всё, что меня интересует, – это то, как она звучит и какие заложены в ней чувства» (из интервью журналу «Times» 1962 года).

Друзья и знакомые Баэз отмечают, что с раннего возраста она прекрасно осозdgl8vdmxuaevoxh

Друзья и знакомые Баэз отмечают, что с раннего возраста она прекрасно осознавала свой талант и самобытность, и не сомневалась в успехе.   Уже в 1958 году, семнадцатилетняя Джоан записала 19 песен и отнесла их издателям, которые почему-то этот материал отвергли, посчитав его сырым и недоработанным. Зато в 1964 году, когда имя Баэз было уже известно всему миру, эти записи под названием «Joan Baez In San Francisco. The Original First Recordings Of Joan Baez» вышли официально под лейблом «Evropa» и за считанные дни раскуплены поклонниками фолка.  Кто еще их не слушал, советую это сделать (в первую очередь рекомендую обратить внимание на композиции: «Island In The Sun», «I Gave My Love A Cherry», «Scarlett Ribbons» и «Every Night»).

В конце лета 1958 года Баэз поступила в Школу изящных искусств и драмы (Fine Arts School of Drama) при Бостонском университете, однако проучилась там недолго, всего несколько месяцев. Учеба показалась ей слишком скучной и пресной, по сравнению с музыкой, которая теперь занимала главное место в ее жизни. Джоан практически ежедневно посещала клубы и кофехаузы, где выступали фолксингеры – Golden Vanity, Ballad Room, Club 47 – училась у них новым приемам, манере держаться на сцене, разучивала новые песни.  Баэз вспоминает, что в те дни репетировала сутками напролет, ей не терпелось самой скорее выйти на сцену.

5817985-joan-baez

В первый раз это случилось в клубе «Club47», который впоследствии (во многом благодаря Джоан) превратился в один из центров фолк–возрождения. Ее выступление настолько понравилось посетителям, что администрация клуба предложила Баэз участвовать хедлайнером в еженедельном воскресном шоу. Очевидцы отмечают, что зрителей поражала и очаровывала не только ее игра на гитаре и неповторимый голос, но и яркая, запоминающаяся внешность. Все вместе это оказывало на публику неизгладимое впечатление.

В 1959 году Баэз познакомилась с фолк-музыкантом Билли Вудом, с которым вскоре записала совместный альбом «Folksingers Round Harvard Square». Эта пластинка в отдельных источниках названа дебютным альбомом Джоан, ведь подавляющее большинство песен здесь она исполнила сама: «On The Banks Of The Ohio», «Oh! What A Beautiful City», «Lowlands», «Black Is The Color», «What You Gonna Call Your Pretty Little Baby», «Sail Away Ladies», «Virgin Mary» и др. Впоследствии некоторые треки из этого альбома были заново записаны Баэз для других пластинок, но многие слушатели (я не исключение) уверены, что именно на «Folksingers Round Harvard Square» они звучат наилучшим образом.

1118full-joan-baez

Тем временем известность Джоан, как музыканта и исполнителя народных песен неуклонно росла вверх. В июне 1959 года она по приглашению Альберта Гроссмана выступила с серией концертов в принадлежащем ему чикагском клубе «Gate Of Horn». В этом же клубе состоялась ее судьбоносная встреча с фолксингером Бобом Гибсоном, который был настолько восхищен талантом Баэз, что без раздумий предложил ей вместе с ним поучаствовать на Ньюпортском фестивале народной песни, после которого Джоан, что называется, проснулась знаменитой. Запись ее совместного выступления с Гибсоном вышла  на пластинках «Virgin Mary Had One Son»и «We Are Crossing The Jordan River» (лейбл «Vanguard»).

Вот как очевидцы вспоминают это историческое событие: «Джоан Баэз поднялась на сцену необъявленная и неизвестная, не значащаяся в программе фестиваля, а когда она направилась обратно за кулисы, её провожали уже как настоящего артиста, невероятно взволновавшего аудиторию» (музыкальный критик Стадс Таркел).

Еще более красноречиво о выступлении Баэз на Ньюпортском фестивале в своей автобиографии отозвался небезызвестный Боб Дилан «…Я не мог оторвать от нее глаз, мне даже моргать не хотелось. Выглядела она дьявольски – блестящие черные волосы, свисающие до изгиба узких бедер, поникшие густые изогнутые ресницы, уж явно не тряпичная кукла. Я буквально заторчал от одной ее внешности. Да еще голос. Голос, отгонявший злых духов. Она будто прибыла с другой планеты».

Через год, в 1960 году, на лейбле «Vanguard» вышел ее дебютный студийный альбом под названием «Joan Baez», который по праву считается одним из лучших в истории фолк-рока. В его записи, кстати, принял участие ветеран фолка, бессменный участник группы «Weavers» Фред Хеллерман. Даже не знаю, как подступиться к этой эпохальной пластинке, но одно можно сказать точно: никогда еще (да и позднее, пожалуй) голос певицы не звучал так мощно и пронзительно, а репертуар не был настолько удачно подобран. Что ни песня, то хит: «All My Trials» (аж муражки по коже!), «Silver Dagger», «East Virginia», «Fare Thee Well», «John Riley», «Wildwood Flower», «House of The Rising Sun» (последняя баллада через несколько лет прославит группу «The Animals»).  Нельзя не отметить и виртуозную игру Баэз на гитаре, которую отмечали даже те, кто изначально был к ней скептично настроен.

Альбом «Joan Baez» имел значительный успех в Америке. Но самое главное, Баэз стала невероятно популярной среди прогрессивной молодежи, в основном, студентов, которые были поражены ее энергетикой, голосом и исполнительским мастерством.  Фактически она оказалась первой из фолксингеров, кто был признан новым поколением, уставшим от предсказуемости и отстраненности певцов прежней формации. Пожалуй, точнее всех об этом в своих мемуарах написал все тот же Дилан, которому самому на тот момент было всего 20 лет:  «Ее альбом расходился на ура, и этот успех был вполне объясним. Певицами в фолк-музыке считались Пегги Сигер, Джин Ритчи, Барбара Дэйн, а им не очень удавалось наладить контакт с современной толпой. А Джоан ни на кого не походила. И не было никого, на неё похожего. Сразу шотландка и мексиканка, она походила на божественную икону, а пела она так, что голос долетал до Господа Бога; и, кроме того, изумительно играла на музыкальных инструментах.…Я считал, что ей повезло – повезло с ранних лет заняться правильной фолк-музыкой, влезть в нее по уши, научиться искусно играть и петь, превыше всякой критики, не подпадая под категории. С нею никто тогда рядом не стоял. Когда она пела, у тебя отвисала челюсть…».

Второй альбом Баэз «Joan Baez, vol.2», вышедший в сентябре 1961 года, не обманул ожидания публики, и в чем-то оказался даже лучше предыдущего.  Он добрался до 13 строчки «Bilboard» и номинировался на «Грэмми» в номинации «Лучшее современное фолк исполнение». Параллельно Джоан активно гастролировала по Америке, и практически каждый ее концерт становился событием.  Чтобы представить себе, что испытывали зрители на этих концертах, советую послушать концертный альбом певицы «Joan Baez. In Concert», выпущенный в сентябре 1962 года. Незабываемые ощущения, скажу я вам.

23 ноября 1962 портрет Баэз появился на обложке одного из самых популярных и влиятельных журналов — TIME Magazine, что, безусловно, свидетельствовало о национальном признании ее таланта.  «Тайм» писал: «Ее голос столь же ясен как воздух осенью, яркое, сильное, нетренированное и волнующее сопрано. Она не носит никакой косметики, и ее длинные темные волосы висят как драпировка, разделенная вокруг ее длинного миндального лица…».

Следующий этап в жизни Баэз неразрывно связан с именем Боба Дилана, с которым в 1963 году у нее возникли не только творческие, но и личные отношения (подробнее об их романе можно прочитать в продолжении автобиографии Баэз «And A Voice to Sing With: A Memoir», 2009г.). Вместе с ним она с триумфом выступила на Монтерее, а затем и на Ньюпортском фестивале (июнь 1963). Запись последнего, к счастью, сохранилась. Особенно трогательным на этом концерте является финальное исполнение Джоан и Бобом песни «With God On Our Side», которую вместе с ними хором поют тысячи людей, в том числе классики фолк музыки Пит Сигер, Питер Ярроу, Пол Стуки и Мэри Трэвис.

28 августа 1963 года Баэз и Дилан приняли участие в знаменитом «Марше на Вашингтон», организованном правозащитными и профсоюзными организациями в защиту прав афорамериканцев. На этой акции доктор Мартин Лютер Кинг, вдохновлявший Джоан с ранних лет, произнес свою историческую речь «У меня есть в мечта, а сама Баэз вместе с многотысячной толпой исполнила песню «We Shall Overcome», которая в 60-е годы стала гимном правозащитного движения в Америке. Акция вызвала настолько мощный резонанс в обществе (шутка ли, в шествие участвовало более 300 тысяч человек), что власть была вынуждена принять законы, устанавливающих равные избирательные и гражданские права для афроамериканцев и белого населения. Впоследствии Баэз не раз отмечала, что «Марш на Вашингтон» стал переломным событием в ее жизни. Именно тогда она приняла решение посвятить свою жизнь борьбе за права и свободы граждан, и бороться с несправедливостью во всех ее проявлениях.

В ее репертуаре появляется значительное количество протестных песен, а концерты постепенно все больше напоминают митинги. Осенью у Баэз выходит новый live–альбом «Joan Baez. In Concert. Vol.2», в котором такие песни вышли на первый план: «We Shall Overcome», «Battle Little Baby» «With God On Our Side» и др. Несколько композиций на пластинке («Don’t Think Twice, It’s All Righ», «With God On Our Side», «Tomorrow Is A Long Time») принадлежат перу Дилана. Он же написал комментарий к альбому, в очередной раз выразив свое восхищение творчеством и личностью Баэз.

Весь 1964 год Джоан активно участвует в акциях против участия США во вьетнамской войне. Ее протест заходит настолько далеко, что она даже отказывается уплачивать налог на доход, мотивируя это тем, что большая его часть идет на оплату боевых действий. В ответ Департамент по налогам и сборам наложил арест на ее имущество, и пригрозил его полной конфискацией, однако Баэз оставалась непреклонна, и не платила налог в течение следующих 5 лет. В открытом письме, опубликованном тогда в печати, она заявляла: «Я не верю в войну! Войны и так уж слишком долго разрушают и сжигают, ломают и поглощают все на своем пути, слишком долго приносят бесконечное горе мужчинам, женщинам, детям. Наше современное оружие может превратить человека в щепотку пепла за какую-нибудь долю секунды, может сделать так, что у женщины выпадут волосы, а ее ребенок родится уродом. Я больше не вношу мою долю в гонку вооружений».  Среди других значимых событий 1964 года–участие Джоан в студенческих акциях в защиту свободы слова в Беркли (Калифорния), митингах против Положения «Proposition 14», узаконивавшего сегрегированное проживание белых и черных граждан, выступление в качестве хэдлайнера на очередном Ньюпортском фестивале, а также знакомство с музыкантами группы «Beatles» и совместное путешествие с ними по городам Новой Англии в рамках американского тура.

Нужно отдать должное Баэз, в отличие от большинства своих коллег, того же Дилана, например, она пронесла идеалы 60-х годов через всю свою жизнь, отважно участвуя в борьбе за гражданские права не только в Америке, но и во всем мире, в том числе в Советском союзе (так, в 1973 году Джоан написала песню «Наталья» о советской правозащитнице и поэтессе Наталье Горбаневской, заключённой тогда в психбольницу за участие в митинге против введения советских войск в Чехословакию).  За свою принципиальную позицию Баэз не раз подвергалась арестам, некоторые ее концерты отменялись под «благовидным» предлогом, но никакие меры не способны были остановить гражданскую активность певицы. Впоследствии в интервью журналу «Melody Maker» она призналась, что с некоторых пор политика стала играть определяющую роль в ее жизни: «Не буду скрывать, я считаю себя прежде всего политиком. Мне нравится, когда обо мне говорят как о пацифисте. Я не возражаю, когда меня называют фолксингером, но музыка имеет для меня второстепенное значение… …Пение никак не связано с моим стремлением оставаться человеком, да я бы и не допустила этого. Знаю, что многих бесит мое вмешательство в политику, – но с моей стороны нечестно претворяться, будто я только певица.  Другие критикуют меня за то, что я не традиционный фолксингер. Что ж, я не была рождена в кресле-качалке или в чем-либо еще в этом духе, что дает вам право считаться аутентичным фолксингером. Но я люблю петь… На самом деле, фолк-музыка не очень меня интересует. Я редко её слушаю, потому что значительная её часть плоха».

В конце 1964 году выходит новый альбом Баэз под названием «Joan Baez/5», на котором помимо лирических баллад записаны и политические песни молодых авторов Фила Окса и Ричарда Фариньи — There But For Fortune и Birmingham Sunday. Это был последний альбом Джоан, записанный исключительно в акустиком формате. Впоследствии под влиянием «электрической гитары Дилана» и музыки «Beatles» она начнет активно экспериментировать со звуком и приглашать сессионных музыкантов для записи своих пластинок. Наилучшего результата в этом ей удастся достичь на десятом студийном альбоме «Any Day Now» (1968г.), состоящем исключительно из песен Дилана. Альбом явился своеобразным итогом их непростых отношений «любви-ненависти», которые с переменным успехом продолжались несколько лет. Как справедливо отмечает Валерий Пилигин в пятом томе «Очерков об англо-американской музыке пятидесятых и шестидесятых годов XX века»  «… музыкальном плане альбом значительно отличается от записей певицы начала 60-х. Раньше она пела лишь под аккомпанемент своей гитары, а теперь с ней играют профессиональные сессионщики из Нэшвилла, которые обеспечили каждому треку индивидуальное звучание, используя богатый арсенал инструментов — мандолину, скрипку, гавайскую гитару, электрический ситар, орган и др. Но центральное место, конечно же, занимает голос Джоан: чистый, прозрачный, мощный».

Завершим историю о юношеских годах Джоан Баэз цитатой из ее автобиографии «And A Voice to Sing With: A Memoir», которая, на мой взгляд, как нельзя лучше характеризует личность и жизненное кредо «королевы фолксингеров»: «Жизнь представляется мне рекой со стремнинами, омутами, водоворотами. В них — красота и полнозвучность, но в них и боль и горечь людской доли…: Когда я слышу выражение «спокойствие духа», мне на ум приходит такой образ: некто нашел в стороне от реки старицу, бывшее русло, удобно устроился в ней и говорит, что обрел покой. Я, наверное, кажусь циничной, но это не так. Просто мне думается, что спокойствие духа, если, конечно, себя не обманывать, нельзя найти, изолировавшись, отмахнувшись от всего остального мира. Нельзя не слышать зова реки. Поэтому я стараюсь мыслить реалистически, не считать спокойствие духа конечной целью, чем-то таким, что, однажды достигнув, человек обретает навсегда. Нет, друзья. Я искренне считаю, что жизнь — это борьба с сильным течением. Бывает очень тяжело, иногда приходится многим жертвовать. Дело, о котором я говорю, требует убежденности, потому что, когда вы прыгаете в реку, когда вы говорите: «Человек человеку брат, и я готов посвятить свою жизнь брату своему», ваша жизнь обретает смысл, и вы становитесь честным перед собой. Тогда, собственно, начинается страшная, волнующая и радостная штука — жизнь. Повторяю: будет боль, боль и еще раз боль, но будет и радость, радость и еще раз радость».

Удивительный человек, вы не находите?

58f9388b30671-image

PS: Если вас заинтересовало творчество Баэз, советую познакомиться с ее обширной дискографией в Интернете. Здесь можно найти песни на любой, даже самый взыскательный вкус. Кстати, несмотря на почтенный возраст, Баэз до сих пор активно гастролирует, и регулярно выпускает новые альбомы. И голос ее звучит так же мощно и проникновенно, как в юности. Приятно, что некоторые вещи в жизни не меняются.

Оставить комментарий