Дыхание дьявола

Писатели и политики любят красиво называть тот период времени, на который пришлась их кипучая деятельность. Вся наша жизнь поделена на такие отрезки. «В эпоху застоя…», «оттепель была недолгой…», «благодаря гласностии перестройке…» – вот то, чем раньше пестрили все газеты. Теперь вроде бы наши газеты сбросили с себя пафосность, уже позабылись некогда «горячие» лозунги, власти официально закончили «перессорку» (читай «перестройку»), а люди, привыкшие к вечному ожиданию коммунизма, вдруг оказались в прострации: не за кем идти, нечем головы забивать, некому честь отдавать… И главное, время наше осталось никак не названным! И даже новое название страны все как-то произносят с неуверенностью, – а вдруг завтра опять переименуют?!

Я лично понимаю эту растерянность, и мне искренне жаль людей, обманутых и брошенных на произвол судьбы.

У жизни  свои  законы: «была гладь да божья благодать – и вдруг…» На примере России это особенно хорошо видно. Были и до этого «темные» времена, может быть, даже и пострашнее наших.

Иду я по улице и ловлю себя на мысли, будто отброшены мы на столение назад, в годы разрухи и гражданской войны. Петляющие очереди за хлебом. Кое-где уже стоят с ночи. Женщины кричат, дети плачут… Все это было нам знакомо лишь по кинофильмам да по учебникам истории.

Политиканы, конечно, боятся, они ведь, выглядывая в окна машин, видят, как озлоблены лица! И успокаивают, как могут, — нам бы только перезимовать, а там… И мы опять верим… Верим, придет весна, хоть теплее будет, и то хорошо, а там, глядишь, до Казани дойдет ихняя гуманитарная помощь, если, конечно, прорвет голодные кордоны Петербурга, Москвы, да еще нашей местной мафии.

Потерпи, жизнь будет лучше…  Сам знаю,  закон такой есть: «если сейчас тебе плохо, то, значит, скоро будет хорошо!» Вот, жду, когда будет хорошо…

Но что странно, с одной стороны я как бы инстиктивно, по приривычке,  продолжаю верить этим бредням, а с другой – во мне уже начинает расти, как волна, новое сознание – мое НЕВЕРИЕ! Я и боюсь его, и радуюсь. И знаю, не я один такой.

 «Утратившие веру – объединяйтесь!» Если нас будет больше, мы горы свернем!

Но к сожалению, не видно пока, кто бы мог поднять наш город на революцию (не будем считать разных психопатов и параноиков). Ну, а зачем, скажите, еще одна революция? Ведь известно же, что ни одна революция в нашей стране не приносила народу облегчения, хотя все они совершались «во имя его»! После каждого переворота народу становилось жить все хуже и хуже, и только те подстрекатели, которые ее делали, значительно улучшали свое материальное положение. Спустя год-два они начинали обставлять себя роскошью, рысками и красивыми женщинами, зачастую прямо из «барской спальни».

Да и сейчас много таких, кто хочет «раздуть» хотя бы не «мировой пожар», а маленькую локальную революцию, чтобы опять заняться экспроприацией! Слово-то какое выдумали, а на самом деле, это всего навсего — обыкновенный грабеж (совершаемый не ночью, а средь бела дня).

Что касается всевозможных слов-перевертышей,  то  в этом наши «революционеры» большие мастера. Вчера — коммунист, сегодня — демократ а завтро национальный патриот! Таких людей в фольклоре называют оборотнями.

Общество наше во все времена состояло из богатых и бедных. Одно время были евс-Елизаровы, Алафузовы, потом появился Корейко, позднее к таковым можно было отнести Галину Брежневу и т. д. Но сейчас богатых стало значительно больше, они любят коней, обожают собачек и показывают их по Центральному телевидению раз по десять на дню… Но появилось еще больше обнищавших инженеров, учителей, рабочих…

Сегодня Россия — как бал в большом особняке, где до утра — свечи, музыка, брызги шампанского, а в окна заглядывают замерзшие люди в ожидании подачек с барского стола…

Баре злорадно бросают: «От каждого по способностям… — нас ведь так в школе учили! А вы, лентяи, просто работать не хотите. А вот на Западе…»

Знаем, ведь сколько лет смотрим, пуская слюнки, на этот Запад… Каждое начинание, совет, идущие оттуда, принимаем безоговорочно, на ура. Одним словом… хотим жить цивилизованно, как иа Западе!

Но боюсь, что все это и останется пустыми мечтами. В стране, где не соблюдаются права человека, разве можно построить процветающее общество? А сколько пробовали «в обход» разными методами сделать это! Но только все кровью залили и хороших людей угробили, а многие из тех, которые выжили, теперь составляют цвет развитых стран.

Сейчас этот чертов социализм как в воду канул, а капитализм, которым нас с детского сада пугали, так и не пришел. И чудится мне, что сейчас у нас самый что ни на есть «развитой» феодализм!

Мы «скатились» в эти времена, известные своим мракобесием, деспотичностью, кострами… А шли-то мы совсем в другую сторону!

Есть такая детская игра в фишки. Бросил кубик, сходил фишкой столько-то ходов и «поехал» в обратную сторону. Начинай теперь все сначала! А сосед твой уже на финише! Обидно…

В этой повальной неопределенности, безнадежности на пьедестал, на котором еще недавно стояли неприкосновенные истуканы, поднимаются новые «герои» — безнравственность и безверие.

Города наши захлестнуло насилие. Один милицейский чин очень точно заметил: «А как же, ведь водка стала стоить стольник!» Вот и снимают шапки, сапоги, если надо, то и убивают…»

Что делается с нашим народом? Но не буду брюзжать, как старик, тем более что и критиковать свое время, ругать молодежь не ново. Так, еще египетский фараон на пергаментных свитках писал — ох, дескать, как портится молодежь! Представляете, наши с вами прапрапра… дедушки уже начинали портиться! Если бы так было беспрерывно, то человечество вряд ли бы дотянуло до XX столетия…

В жизни, как известно, Добро извечно борется со Злом и бывает, что даже побеждает. Вспомним Золотую Орду, эпоху Ренессанса в Италии… Когда торжествовали святость и благочестивость, возрождались забытые или поверженные ценности, истины. И земля наша тогда как будто вновь оживала…

Но вот приходит Ночь и опять книги горят на кострах, толпы беженцев снимаются с насиженных мест, реки переполняются кровью…

В какое время мы живем?!

По телевизору — окно в цивилизованный мир! — какие-то сказочные страны показывают: там фейерверк, карнавал, смех… А в зеркальных магазинах товаров, конечно, больше, чем покупателей… Вот, вижу, президенты встречаются, какие-то документы подписывают…

А ты тут, как будто в дремучем лесу, в берлоге сидишь и скулишь от тоски и голода… Единственное «развлечение», это прочитать в местной газетенке раздел криминальной хроники: вчера сорвали тридцать две шапки (так, на две больше, чем вчера: троих убили, двоих  изнасиловали)…

«Мой дом — моя крепость!» — так, кажется, говорят англичане. Я им завидую. Мы и дома не можем чувствовать себя в безопасности. Государство нас защитить не в силах, говорят, штат МВД не укомплектован, нет машин, не хватает наручников… А будем самозащищаться подручными средствами, — за это могут и посадить!

Бьют тебя по одной щеке, а ты, давай, подставляй другую! — так кажется, советовал Иисус…

Кое-кто говорит, что воры только богатых грабят. Вам, мол, нечего беспокоиться. Но, извините… Допустим, профессиональный вор, конечно, чтобы лишнего не рисковать, будет пользоваться услугами наводчика и пойдет «брать» только «важный объект». Но ведь среди воров есть начинающие, дилетанты, им-то надо на ком-то тренировать свое мастерство. Вот, мы как раз для них и подходим. У нас и двери послабее, и ультрасовременной сигнализации нет, и телохранителей, и бультерьера за десять тысяч…

Короче, бери не хочу!

А весь богатейший ассортимент защиты квартиры от воров, разумеется, в наличии как раз у богатого…

Интересно, что преступность у нас растет не за счет профессиональных преступников (таковых во все времена было значительно меньше), а за счет людей, утративших свои идеалы и веру в завтрашний день. Эти стали преступниками поневоле, они просто поставлены в такие условия…

Люди нищают, кто-то, конечно, будет искать дополнительную работу, кто-то рыться в помойке, кто-то покончит с собой, а кто-то просто сорвет шапку с головы прохожего… Так и живем, выкручиваемся, как можем…

Как нас учили теоретики социализма, «человек познается в экстремальных условиях!»  Вот, эти условия и наступили…

Теперь для человека взять чужое стало делом обычным. Что ему до какой-то мифической совести, чести, он уже унизился окончательно дороговизной, бесконечными стояниями в очередях за хлебом, за водкой…

Но   он    не   бандит,    он   обычный    человек,    которого   грызут   такие   же   серые и, как и каждого из нас: как прокормить семью, где купить, где достать… Вместе с ухудшением жизни ухудшается и сам человек!

В рассказе Галимджана Ибрагимова «Люди» говорится о том, как голод убивает в человеке все человеческое. Один несчастный сошел из-за голода с ума, заколол своего ребенка и сварил его в казане.

Голод на нашей земле был самым жестоким правителем. Наши прадеды голодали, отцы голодали и мы… Да, только в шестидесятых был такой кратковременный период, когда народ стал есть досыта, но в те времена и нравственность наша еще не пала так низко, как сейчас.

У нашей демократии (подчеркну — у нашей) есть свои отрицательные стороны, которые проявились лишь в этих условиях. Наш советский человек, еще только вчера распрощавшийся с кандалами, воспринимает свободу как-то очень примитивно: делай что хочешь!

Так что же значит, демократия нам не подходит? Затаившиеся диктаторы только и ждут, когда она развалит наше общество окончательно, и мы сами запросим кандалы! Они так и заявляют: либо анархия, либо кандалы… Конечно, называют последнее слово несколько иначе — порядок, дисциплина!

…Моя младшая сестра ехала на междугородном автобусе, и около деревни Шо-мырша автобус потерпел аварию. «КамАЗ», управляемый пьяным водителем, столкнулся с «Икарусом». Несколько человек, сидящих впереди, погибли, раненые выползали из покореженного салона и падали на снег. В глубине салона были такие, кто не получил даже царапинки. Вы думаете, они бросились помогать пострадавшим? Да, они бросились, но только… за шапками! Они снимали с умерших или с тех, кто лежал в бессознании одежду, «шмоняли» в сумках…

Во время войны мародеров стреляли, а в мирное время к ним относятся спокойно… Мертвым ведь одежда не нужна, а раненые и тому рады, что живы остались!

Всевышний создал нас, по своему образу и подобию. Все люди чем-то похожи друг на друга. В каждого изначально заложено семя доброты и веры, и каждого из нас «обжег» своим ледяным дыханием дьявол. В годы мировых катаклизмов дыхание это рвется наружу, опаляя все живое вокруг. Загляните себе в душу, я уверен, многие из вас испугаются самих себя!

И нет у дьявола никаких национальных признаков. Гитлеры есть в каждой нации. Чем, собственно, отличается армянин, роющийся в карманах несчастного, придавленного при землетрясении, от татарина, снимающего шапку с погибшего при аварии пассажира?..

Безверие, как удушливый дым, душит наши сердца, судьба испытывает нас, выдержим ли?!

Неверие в завтрашний день — это пуля в будущее. Она убьет не сегодня-завтра, и даже через несколько лет!

Мы шли все это время ложным путем и теперь нам трудно — с нас сходит все наносное, ложное, как нарост. Вбивали себе в голову какие-то идиотские лозунги, а теперь голова наша непривычно пуста…

Любая религия учит только хорошему, жаль, что люди умеют так переворачивать хорошее, что оно вдруг превращается в плохое…

В одну казанскую среднюю школу пришел православный поп и, несмотря на то, что здесь учатся, кроме русских, и дети татар, всех подряд перекрестил. Разве это нравственно?

Когда в газете «Советская культура» митрополит Питирим, восхваляя святого Иосифа Волоцкого, говорит: «Среди всех русских святых у него особое место. Ои вел общество к  высоким  целям…» — разве это не  является  оскорблением  религиозных  чувств  татар?!

Между прочим этот «святой» приказывал убивать не только тех, кто нес «ересь», но и тех, кто не доносил на «еретиков»!

Летом прошлого года мощи другого русского святого Серафима Саровского торжественно перенесли из Москвы в Дивеевский монастырь. В этом шествии принимала участие группа молодцев, одетых под черную сотню! Для православных она, скорее, «белая» сотня, ведь этот «ОМОН» помогал очищать русские земли от «поганых» и делать еврейские погромы…

Сегодня дьявол рядится в Бога, злые дела выдаются за добрые… Как разглядеть сквозь эту копоть истину, как приблизиться к Всевышнему? Не молчи, душа, подскажи мне!..         .

С Авторизованный перевод с татарского

А. ХАИРОВА.

№ 3-4, 1992 год

Оставить комментарий