ДУРЫ МЫ ДУРЫ… Женская новогодняя сказка с судьбой.

Пьеса написана по реальным монологам, которые собирались четыре года актерами театра, в 2015 году. Дамиру Салимзянову неинтересен вербатим в чистом виде, поэтому он взял монологи и написал полноценную пьесу с развитием характеров. В театре «Парафраз» города Глазов спектакль по этой пьесе шел до 2017 года и был одним из самых успешных – принимал участие во внеконкурсной программе «Золотой маски», имел успешную гастрольную и фестивальную судьбу, а также был хорошо принят и зрителями, и критиками. В 2017 году пьеса была поставлена театром-студией «Подиум» в Дмитровграде. 11 мая 2018 года ожидается премьера спектакля в театре «Мастеровые» Набережных Челнов.

16

Основано на реальных историях.

Действующие лица:

Татьяна

Наиля

Лариса

Стасик

Юлька

Хор

При необходимости Хор играет всех, кто ещё появится в этой истории.

  2014 г.

ТАНЯ. Из-за чего угодно могу расплакаться. В кино, в жизни… Новости какие-нибудь… Или вон иду из садика домой… Старый район. Дома там двухэтажные сталинские. Всё на улице слыхать, чего там. И вот часто слышу в разных даже квартирах — мать на ребёнка орёт, ругается… Матом иногда даже… А он ей в ответ чего-то — бу-бу-бу невнятное, а она орёт… Хочется даже крикнуть им прямо туда — да что вы делаете-то! Кто вырастет-то, если привыкнет, что с детства орут на него… Мать родная орёт… Хочется крикнуть, а как?.. Кто ты для них, что б так влезать… Ну и слёзы накатываются, комок к горлу… Или новости любые… Много сейчас таких новостей страшных… Два года назад с Ольгой поехали в Турцию. Впервые я в Турцию тогда ездила. Она путёвку уцепила у знакомой в турфирме горящую. Дёшево очень. На двоих, ну, ей в тот момент не с кем в плане мужика было, она меня зазвала…. Мне тогда тоже было не с кем… Теперь уже есть, конечно. Там же с Вячеславом и познакомились. До сих пор вместе. Вот. Гуляем там как-то вечером с Вячеславом, с Ольгой и там ещё один мужчина был. Не важно. Гуляем вечером уже в этих лабиринтах… Ну, рынок этот, магазинчики их, как лабиринты. Идём, болтаем, и ребёнок, вот малыш совсем такой вот стоит, смотрит, и за меня ухватился так — «ма…» Губёшки доржат… У меня тоже в момент всё забилось… Сердце… Я его на руки — где -говорю — мама твоя… Ну, тихонько, конечно, что бы ещё больше-то не напугался… А он и сказать больше ничего не может — «ма…» И даже не понятно русский-нет, понимает нет… Всё «ма… ма…» Вячеслав пытается у него на руке браслет рассмотреть, хоть понять из какого отеля, а тот ручки сжал так, и не увидеть… Рассмотрели наконец. Вячеслав говорит — да это с нами отель рядом… Вячеслав в другом отеле был, не с нами… Говорит, давай отведём в отель на ресепшн, там найдём родителей точно. А я — ага, говорю, а мать небось тут бегает — с ума сойдёт вообще, где ребёнок… Никуда, говорю, не пойду, пока мать не найдём! Хоть до утра, говорю, тут буду. И кричу — люди, кто ребёнка потерял? Чей ребёнок? Кто потерял?.. И свет вдруг ещё вырубили весь, темно. Там же очень вечером-ночью темно. Вячеслав, Ольга, мужик этот, который с Ольгой, мобильники включили, светим ими, кричим — кто потерял! Ребёнок всё — мама, мама… Никто не отзывается вообще! Тут выходит из этих закоулков мужик здоровенный, на руках совсем маленький ещё ребёнок, и такой — Максимка, ты тут что ли? Максимка! И тут на наших напоролись. Максимка от меня как к отцу прямо побежал, вот так прижался и замер. Всё. Где у них мать вообще не понятно. Ладно, бог с ними, нашлись. И вот отвернулись мы от них, пошли, и вдруг с Ольгой разом, как заревём… Пока искали-орали — ни слезинки, хотя внутри там клокотало аж всё. А тут разом обе в голос, в четыре ручья… Вот я такая. Из-за всего могу. Нет, пока делать что-то надо, и можно ещё что-то делать, как-то само сдерживается, а потом… Ну или если не поделаешь уже ничего… Не дай-то бог… Да. Не дай-то бог…

НАИЛЯ. Даже иногда стыдно просто. Показывают,  да, весь этот кошмар… Там вот в Одессе было, в этом… Не Донбас, а как его… Донецк. Да. Ведь вот ужас же, да… Люди вообще невиноватые гибнут… То есть все разное говорят, кто там виноват, мы тут правду-то всё равно не узнаем, но люди-то погибают. Факт же, да? И вот смотришь про это всякие там новости, репортажи, да… И жутко, конечно… И аж волосы прямо ощущение такое, что шевелятся. Иногда да, бывает такое… Но вот что бы плакать — никогда такого не было. То есть понимаешь и горе, и это… Трагедия, да, но вот не плачешь. А как Радик там в рейсе задерживается где-то, да не позвонит — всё. Фонтан. Он ещё историй нарасскажет, чего у них только не бывает на дорогах — всё! Нафантазировала себе всего — реву, как дура. Вот трагедии реальные — не плачу, а тут чуть-чуть и в слёзы… Да. Даже щас вон уже… Заговорила и всё… Вон уже слёзки на колёсках… Тут Айдар, брат, кино какое-то скачал… Не знаю, там нудное какое-то… Не наше, импортное… И вот там поп этот… священник их католический… А там же разоблачения были эти… Ну, что у них там священники педофилили и всё такое, да… Папа римский ещё извинялся публично… Ну, не суть, там в фильме к этому священнику такой приходит… Не знаю… Мужик в общем, которого в детстве тоже какой-то видимо священник тоже… Ну понятно, да? И он такой с пистолетом стоит и этого священника спрашивает, вот собаку у тебя убили… А у него собаку убили. У попа. У попа была собака, короче… Чё к чему вспомнила… И смех, и грех… Короче, говорит, собаку у тебя убили — ты плакал? Священник такой — да, плакал. А тот — а про детей, которых священники принуждали читал — плакал? Тот — нет. Ну и пристрелил мужик попа этого, хотя его самого-то в детстве не он, а другой… Не суть, короче… Я это к тому, что как бы… Своё-то личное горе, он даже если меньше, всё равно больнее… Мне из-за этого иногда даже стыдно бывает, а всё равно… Чего тут сделаешь…

ЛАРИСА. Вообще не плачу. Я и в детстве только если в кино с собаками что-то сделают такое плакала. Ну, или с животными вообще. Про коня что-то такое помню. Про рысь ещё было. Белый Бим — ни в жизнь пересматривать не буду, так ревела в детстве. А вот из-за чего-то там по жизни — никогда не плакала. Не, там ещё в молодости история была… Тоже ревела. Вот наверное тогда весь лимит слёз и израсходовала. Теперь вообще не плачу. Мне, что бы заплакать, надо ужраться крепко… Не знаю даже… В ванной от всех закрыться, душ пустить… Ну вот тогда, только… Да и то, не помню уже, когда такое в последний раз было. Вообще не думала, что тут жить останусь… В Москву, разумеется после школы уехала, а там дурака проваляла. Крепко я там сглупила. Это мягко говоря. Отчислили. И это из МИСИС а! Вообще наш институт. Там все наши, кто хотел в Москве зацепиться. А меня отчислили вообще с треском. То есть понимаешь, на сколько я там… Накосячила… Не хочу подробности вспоминать. До сих пор стыдно. Ну, вот тогда, кстати и проревелась в последний раз, как следует. Неделю где-то ревела. Чуть приостановлюсь, и по новой. Вот. Нет, там можно конечно было придумать что-то, зацепиться в столице нашей родины… Не, на эмоциях уехала. Тут ещё мама масла в огонь подлила. Короче и родила тут… Вальку… В честь святого блин Валентина… И пед наш закончила… С ребёнком куда уже, какая Москва? И филфак мне этот тоже ни в звезду, ни в красную армию… Теперь диспетчером в такси. Говорю грамотно… В падежах не путаюсь. А потом этот нарисовался… Валера блин… Пришло блин счастье, откуда не ждали… И с ребёнком взял, и меня любит, и всё в дом, и всё-то всё-то… Исчадье блин рая! Все — ох, Лариска, повезло… А мне иногда придушить его ночью хочется… И ведь на самом деле не придерёшься — всё для меня. А я и понять не могу, чего меня в нём бесит, но бесит зверски. Он какой-то… Не мужик он какой-то. Я даже провоцировала его. Изменяла нарочно так, что бы он знал. Так он… Нет бы пришёл там, морду набил мне, ему… Нет он ревёт — Ларисочка не бросай меня… Вот — он у нас за двоих ревёт. Вот про поплакать — это к нему.  Хотя, с другой стороны, конечно понимаю — кроме него меня, наверное никто не выдержит. Может с другим мужиком и я бы другой была… Теперь не узнать уже. В моём возрасте люди уже не меняются. Да и раньше было не узнать… Если б могли знать что да как будет, все бы счастливые были… Наверное…

ХОР.

Кто нить судьбы играючи прядёт,

Из нитей ткёт ковёр с узором дивным

И может оборвать в любой момент

Любую нить? Кто эти чудо-мойры?

Где их найти? Когда бы это знать

Могли мы… И могли бы разыскать

Тех, кто в чудные странные узоры

И наши с вами ниточки вписал,

Тогда, наверное, на многие вопросы

Могли бы мы ответы получить…

Но нет. Увы. Найти их невозможно

И потому приходится самим

Искать ответы на вопросы жизни —

Куда идём, зачем и далеко ль

Ещё идти. И верную ль дорогу

Избрали мы… И где он — верный путь.

Вопросов много, а ответы сами

Себе даём и верим иногда,

Что это были верные ответы.

Но здесь сегодня будет всё не так.

Не так, как мы привыкли, потому что

Сегодня здесь ткать полотно судьбы

Придётся вам. Да, вам, не удивляйтесь.

Купив билет и заявившись в зал,

Вы ненадолго получили право

Влиять на судьбы действующих лиц.

Сегодня здесь от вас зависеть будут

Поступки их, их встречи, их судьба…

Они стремиться будут, как и все мы

К тому, что могут счастием назвать,

И им казаться будет, что от действий

От их зависит что-то, но увы…

Сегодня их судьбу вершите вы.

Как это будет? Будет очень просто.

Когда придёт решающий момент,

Мы действие спектакля остановим

И вам предложим несколько путей

Возможных для развития сюжета.

Вы будете за них голосовать,

И путь набравший большинство для наших

Героев станет жизнью и судьбой.

Подробности потом. Мы умолкаем,

Что бы начать. Готовы?.. Начинаем.

_____________________________________________________________________________

ТАНЯ. (Говорит по мобильнику.) Не приедешь? А я тут всё уже… И мясо как ты любишь… И… Да-да, понимаю, конечно… Бизнес, это… Да, конечно, да… Слав, ты смотри, надорвёшься ведь… А то может хоть после приедешь… Нет… Ну, да-да, понятно… Там морозы у вас, я в интернете смотрела… Ну, как сможешь, сразу приезжай. У меня подарок… Да… Всё, всё… Нет, Слав, всё понимаю, что ты. Работай, только себя береги там… Всё, всё… Целую тебя очень-очень. Приезжай скорее. Слав, подожди!.. Я очень скучаю и люблю тебя. Да… Всё. С наступающим, я ещё позвоню. Пока.

НАИЛЯ. (Говорит по мобильнику.) Да как так, Радик?.. Мы же к Хакиму-абы должны… Не-не, одна-то я туда точно не пойду… Фира опять учить будет… Чё у вас там на трассе вообще не объехать?.. Ну понятно, понятно… Просто спросила. Глупой татарке можно… Ладно, чё, тебя дождусь, вместе уже к Хакиму и… Не-не, нормально. Лучше дома подожду… Конечно накрыла. Русику пока позвоню, Алине… Дак, Радик, ты чё? Сам позвони, чё приветы-то от отца передавать… Как в разводе ровно… Сам позвони, поздравь… Там, вообще-то, ближе к двенадцати всегда сеть перегружена… Ладно, давай, кто первый дозвонится, тот и передаст… Короче, выбирайся, жду. Пока.

 

 

ЛАРИСА. (Говорит по мобильнику.) Да дома, видимо. Романтик мой прогнулся по самое не балуй.

ТАНЯ. (Говорит по мобильнику.) В смысле?

ЛАРИСА. Прихожу со смены, а тут пир духа. Свечи, цветы, жратва, бухло. Типа наш первый новый год наедине. Тет-а-тет. Валера, уйди! Чё уставился? Я с Танькой говорю, не с тобой.

ТАНЯ. Ты чего там ругаешься?

ЛАРИСА. Да бесит!

ТАНЯ. А Валёк в Москве остался что ли?

ЛАРИСА. На каникулы приедет. Ничего-ничего. Пусть учится. Нечего с матери дурной пример брать. Пусть положительный пример берёт. Валера, выруби свою «Энигму»! Романтик хренов!

ТАНЯ. Ларис, ну что ты его шпыняешь-то вечно? Старается же…

ЛАРИСА. Да бесит! Тань, он тут в костюме рассекает, в фартуке. Наготовил всего, будто нас тут толпа. Да ну его! Твой-то альфа-самец приехал уже?

ТАНЯ. Не получается у него приехать.

ЛАРИСА. Что значит не получается. Ты ж говорила…

ТАНЯ. Там, бизнес у него. Какая-то встреча важная. С бизнесменами тоже там какими-то.

ЛАРИСА. Фигня какая-то. Чё за бизнес в новый год?

ТАНЯ. Ну вот так вот… Там типа под настроение и договариваются о делах… Ну, Вячеслав же умеет обаятельно всё это…

ЛАРИСА. Так ты одна что ли будешь?

ТАНЯ. Ну… Да.

ЛАРИСА. Погоди-ка… Валера! Валера! Блин, то в ноздри лезет, то не дозовёшься! Чего — «А…»? Это у тебя что? В салате… Нет, вон в том салате это что зелёное? Петрушка? А понюхать не судьба? Ты специально что ли?.. Что — «Что?» Киндза, вот что!  Это нарочно что ли?

ТАНЯ. Ларис, ты чего там?

ЛАРИСА. Тань, не, ну надо быть таким идиотом, нет? Ведь знает, что киндзу вообще не переношу! Для меня если запах рядом, всё — рвотный рефлекс! Не переношу этот запах! И герань ещё. Ты небось ещё и букет герани припас? Нет? Знаешь что, Валер… Вот умеешь ты в душу нагадить! Танюха вон вообще в шоке!

ТАНЯ. Ларис, меня не впутывай.

ЛАРИСА. Расслабься. Валер, слушай сюда. Иди ты, знаешь куда со своей киндзой… И не вздумай реветь, не поможет. Тань, короче жди, я к тебе.

ТАНЯ. Ларис, ты в праздник-то его зачем так?

ЛАРИСА. Достал. Всё. Щас с фирмы, кто поближе вызову и к тебе. Давай!

 

НАИЛЯ. (Говорит по мобильнику.) Чё, Тань, и не приедет что ли?

ТАНЯ. (Говорит по мобильнику.) Ну, может только завтра. Там важная какая-то вечеринка.

НАИЛЯ. Ну ясно. Вот он твой гостевой брак.

ТАНЯ. Наиля, перестань.

НАИЛЯ. Одна сидишь?

ТАНЯ. Лариска сейчас подъедет. Опять своего Валерика зашпыняла и сюда едет.

НАИЛЯ. Так и меня жди. А чё мне тут одной киснуть. Радик на трассе завис. ДТП там какое-то.

ТАНЯ. Что случилось?

НАИЛЯ. Да не у него это. Просто объехать на фуре никак. Щас ему звякну, что б, как доберётся, так к тебе. Заберёт меня от тебя.

ТАНЯ. Наиль, какой разговор, конечно приезжай. Втроём веселее будет. У меня и стол накрыт, ждала же.

НАИЛЯ. Так и я не с пустыми руками буду. Жди сюрприз, короче. Пока!

_____________________________________________________________________________

Квартира Татьяны. Звонок в дверь. Татьяна открывает. За дверью – Лариса.

ЛАРИСА. С наступающим! Танюха, нет худа без добра! Добро это я. Бизьнисьмен твой не приехал, зато лучшая подруга рядом.

ТАНЯ. Быстро ты…

ЛАРИСА. Ну так! Подвозить меня — священная обязанность каждого водилы из десяточки. Держи пакет. Там вкусная водка, нормальное шампанское брют — вашу полусладкую жижу не пью. Ну и хавчик от шеф-повара Валерика.

ТАНЯ. Стерва ты, Лариска.

ЛАРИСА. Знаю.

ТАНЯ.  Вот отольются ещё тебе Валеркины слёзки.

ЛАРИСА. Это, держи, тебе подарок.

ТАНЯ. Спасибо…

ЛАРИСА. Распечатаешь после нового года. И вот, как всегда еще…

ТАНЯ. Караоке?

ЛАРИСА. Подключай. А я тут пока… (Выходит из квартиры, затем снова входит волоча за собой спящего Деда Мороза.) Танька, принимай.

ТАНЯ. Это что?

ЛАРИСА. Не что, а кто. Он живой.

ТАНЯ. Ларис, ты чего…

ЛАРИСА. Тань, спокойно, это добрый поступок. Тимуровцы бывшими не бывают. В подъезде сидел, спал. Мало ли что там может случится. Пусть тут посидит.

ТАНЯ. Ну, так-то да… В детстве котят уличных притаскивали, теперь мужиков.

ЛАРИСА. Выросли, поумнели. Тут спокойнее и теплее. Очнётся — уйдёт. Ну, или разбудим ближе к новому году, и пусть исполняет желания. Подключила?

ТАНЯ. Караоке? Да.

ЛАРИСА. Давай с ходу на 209-й трек.

ТАНЯ. Сразу петь?

ЛАРИСА. Петь не умею, но, во-первых, люблю, а, во-вторых, надо! Душа требует! Врубай! (Лариса поёт.) Всё. Полегчало. Я переодеваться. (Уходит в ванную с платьем в руках.)

ТАНЯ. (Склоняясь над Дедом Морозом.) Лар, а ты не проверила, может у него мобильник есть, позвонили бы родне какой-нибудь…

ЛАРИСА. (Из ванной.) Да пусть сидит. Пусть естественным путём возрождается.

ТАНЯ. Надо всё-равно проверить… (Наклоняется над Дедом Морозом, что бы проверить его карманы, но тут раздаётся звонок в дверь.) Наилька пришла. (Открывает дверь.)

НАИЛЯ. (Входя.) С наступающим! Пришла татарка, принесла подарка! Держи — самогонка наша, выпечка всякая — сама там разберёшься… А у меня тут ещё… Сюрприз… (Выходит и возвращается, вкатывая тележку из супермаркета. В тележке мирно спит мужчина среднего возраста.) Вот, Тань, у вас товар, у нас купец. Шикарный жених с доставкой на дом. Совершенно бесплатно, но благодарить будешь всю жизнь, точно тебе говорю. Тащи полотенце влажное. В холодной намочи.

ТАНЯ. Девки, вы чё, договорились уже где-то?

НАИЛЯ. В смысле?

ТАНЯ. Дак… (Показывает на спящего Деда Мороза.)

НАИЛЯ. Чего это?

ТАНЯ. Лариска из подъезда притащила.

ЛАРИСА. (Выходя из ванной уже в праздничном платье.) Главный символ нового года — бухой Дед Мороз — борода из ваты. Проспится — пригодится. Хаэрле кич, Венера Казанская! А это кто?

Таня приносит влажное полотенце, отдаёт Наиле.

НАИЛЯ. (Пристраивая влажное полотенце на лбу Стасика.) Стасик. Мой сосед. Пусть отмокает пока. Не человек, а чудо.

ЛАРИСА. Чудо-юдо алконавт?

НАИЛЯ. Вообще не алконавт. Щас переобуюусь, будет презентация. Потерпите пока. Экспонат руками не трогать. Не, Таньке можно, а ты, Ларка, не тронь, испортишь. (Переобувается в туфли.)

ЛАРИСА. Чё это я испорчу?..

НАИЛЯ. Тукта! Танька, переодевайся в праздничное!

ТАНЯ. С чего вдруг.

НАИЛЯ. Праздник — «с чего!» Мы вон с Ларкой красотки, а ты чего?

ТАНЯ. Так а я чё, не красотка что ли?

НАИЛЯ. Красотка, красотка. Джулия Робертс вотятской сборки. Щас мужик проснётся, должна быть нарядная красотка. Иди, давай, наряжайся.

ТАНЯ. Иду, иду… Раскомандовалась… (Уходит.)

НАИЛЯ. (Тихо Ларисе.) Ларка, чего бы я ни сказала сейчас Таньке, поддакивай мне.

ЛАРИСА. С чего бы?

НАИЛЯ. С того бы. Надо.

ЛАРИСА. Прикол какой-то?

НАИЛЯ. Нет. Потом всё… Тань! Ты уже там та самая Татьяна, или всё ещё Танька в трениках?

ТАНЯ. (Из ванной.) Я всегда та самая! Сейчас кокошник поправлю и выйду.

НАИЛЯ. Давай, давай, выплывай.

ЛАРИСА. Мы пока на стол начнём выгружать. Не знаю, что тут у меня, но точно вкусно. Уж что-что, а готовит Валерик нормально… Это вроде как из курицы что-то с ананасом, это нарезка…

НАИЛЯ. Чего на этот раз расскандалилась?

ЛАРИСА. Да… Валёк как поступил-уехал, этот всё пытается романтику наладить. А я, Наиль, вот… Вообще не хочу. Видимо при сыне ещё терпела как-то. Они же с Вальком очень хорошо ладят. А теперь просто, не могу уже!

НАИЛЯ. Так ушла бы, чего мучаешь-то мужика.

ЛАРИСА. Так уйду, наверное… Конечно. Чего тут у тебя?

НАИЛЯ. Кэстэмбэ с пюрешкой. Там к чаю — баурсак. Вот — главное свечи.

ЛАРИСА. Почему главное.

НАИЛЯ. Потому что свет вырубиться может.

ЛАРИСА. Логично. (У Ларисы звонит мобильник. Она сбрасывает вызов не отвечая.) Валерик, достал уже. Хватит звонить.

Из ванной выходит переодевшаяся Таня.

НАИЛЯ. Во! Другой коленкор.

ЛАРИСА. Красота к людям вернулась.

ТАНЯ. Девки, дуры вы злоязыкие.

НАИЛЯ. Во! Давайте за нас, за дур прекрасных и бухнём уже маленько.

ЛАРИСА. Поступило предложение, подкупающее своей новизной. Выпить.

ТАНЯ. Кому чего? Я вино буду.

ЛАРИСА. Мне для разминки тоже.

НАИЛЯ. Не, я это не… Я водочки, или самогонки нашей. Самогонку давай. И что б все попробовали. Просто чудо.

ТАНЯ. Так у тебя всё чудо. И выпивка, и сосед. Притащила-то его зачем?

НАИЛЯ. О! Точно! Чуть не забыла. Так! Выпили все! Хорошо! Теперь к экспонату. Не толпитесь. Всем всё видно?

ЛАРИСА. Видно всем, но не всё.

НАИЛЯ. Потому что всё не для всех. Итак. Это Стасик.

ТАНЯ. Отличное имя.

ЛАРИСА. А главное — редкое.

НАИЛЯ. Это тот самый мой сосед Стасик, про которого я вам говорила.

ТАНЯ. Наиль, прекрати уже. У меня есть Вячеслав…

НАИЛЯ. Где? Приехал, погостил, уехал — это что ли называется «есть»?

ТАНЯ. У тебя не так что ли? У тебя Радик тоже — в рейс, из рейса…

НАИЛЯ. Зато он муж, зато он ко мне возвращается… А не от меня… Возвращается…

ТАНЯ. Ну и в чём разница.

НАИЛЯ. Стопэ! Все вопросы потом. Пока вот — Стасик — золотой человек. И руки у него тоже золотые.

ЛАРИСА. Татарке лишь бы золота побольше.

НАИЛЯ. Лариске лишь свои пять копеек вставить. Живёт один. То есть в быту неприхотлив. Добрый, ласковый…

ЛАРИСА. Отзывается на кличку Стасик, приучен к горшку…

НАИЛЯ. Помолчи. Мастер на все руки. Всем соседям, если что по электричеству, по технике всякой помочь надо — помогает. Вот увидишь, иметь этого Стасика — одно удовольствие.

ЛАРИСА. Наиль, сама-то поняла, что сказала?

НАИЛЯ. Сама-то поняла.

ЛАРИСА. А если он такое золото, чего ж до сих пор один?

НАИЛЯ. Не везло. Злые шмары всё время попадались и поганили ему жизнь. И вообще, Лариска! Это что за вопросы. Ты должна была поддакивать мне!

ЛАРИСА. Ну пардон, забыла. Теперь поддакиваю — да!

ТАНЯ. Всё? Сватовство закончила?

НАИЛЯ. Только начала. Ты же знаешь, я сваха от бога.

ЛАРИСА. Да.

ТАНЯ. Наиль, есть у меня всё. У меня с Вячеславом всё в порядке. Я считаю, что у нас с ним семья. Он мой муж.

НАИЛЯ. Семья?.. Тань… Ты извини, хоть и праздник, а всё равно… (Замолкает.)

ТАНЯ. Чего?

НАИЛЯ. Ничего. Вот у нас с Ларкой мужья.

ЛАРИСА. Да.

НАИЛЯ. А у тебя — хахаль нерегулярный. А это разница.

ЛАРИСА. Да.

ТАНЯ. Не вижу разницы. И ты одинокая женщина с мужем, и Лариска, и я. Только не расписана…

НАИЛЯ. Вот! А может быть всё по-другому. Короче, хорош триндеть. Стасик вроде отмок уже, давайте будить.

ТАНЯ. Ты где его такого спящего подобрала-то? Тоже в подъезде.

НАИЛЯ. Стасик по подъездам не спит. Спит дома, один.

ЛАРИСА. Как дурак. Сорри. Считай, поддакнула.

НАИЛЯ. Мужик приличный, аккуратный. Просто сам бы он не поехал ни за что. Стеснительный. Пришлось подмешать кой чего в коньяк. Зашла по-соседски, выпили по рюмочке. Чуть-чуть подождала, пока закимарит, и вот он здесь.

ТАНЯ. Наиль, ты ж террористка. Людей похищаешь.

ЛАРИСА. Точно. Киднэпинг. Смотри, Танюха, мы с тобой шахидку на груди пригрели.

НАИЛЯ. Кто ещё кого пригрел! На груди! (Стасику.) Э! Стасик! Стасик! Всё, утро уже, подъём!

ЛАРИСА. Гражданин, конечная! Все выходят!

НАИЛЯ. Трудно отходит. Тань, нашатырь же есть у тебя?

ТАНЯ. Есть.

НАИЛЯ. Тащи.

Таня убегает за аптечкой. Лариса растирает Стасику уши. Наиля протирает ему лицо влажным полотенцем.

ТАНЯ. (Возвращаясь.) Вот.

НАИЛЯ. Давай. (Водит ваткой с нашатырём под носом у Стасика. Тот медленно приходит в себя.) Вооот… Давай, давай…

ЛАРИСА. Ну всё, Будулай вернулся.

НАИЛЯ. Стасик. Стасик! Стасик, узнаёшь меня? Меня, Стасик узнаёшь? Ага, узнал… Стасик, всё нормально. Ты в гости пришёл. Это вот Татьяна. Мы у неё в Гостях. Тань, это Стасик.

ХОР.

Ну, вот и началось, пришёл момент,

Когда сюжет наш может измениться.

Конечно, в жизни всё значительно сложней,

И изменить судьбу в любой момент способно

Любое слово, жест и взгляд и мысль…

Но мы-то с вами тут в судьбу играем.

Игра в судьбу — забавная игра.

Мы с вами чью-то жизнь остановили

В какой-то неожиданный момент,

И в этот же момент проголосуем,

Куда же дальше эта жизнь свернёт.

Мы выставляем на голосованье

Вполне возможные логичные пути

Дальнейшего развития сюжета —

Остался Стасик или же сбежал!

Кто очень хочет, что бы он остался,

Бросает «шар судьбы» в один сосуд,

А те, кто ждёт, что б он ушёл отсюда,

В другой сосуд бросают «шар судьбы».

За выбор вас герои не осудят.

Вперёд. У вас шары, у нас посуда.

Зрители голосуют. Дальше текст на тот случай, если зрители решили, что Стасик остаётся. Если же зрители голосуют иначе, пьеса развивается так, как описано в приложении «Ответвление первое».

НАИЛЯ. Стасик. Стасик! Стасик, узнаёшь меня? Меня, Стасик узнаёшь? Ага, узнал… Стасик, всё нормально. Ты в гости пришёл. Это вот Татьяна. Мы у неё в Гостях. Тань, это Стасик.

ТАНЯ. Очень приятно.

НАИЛЯ. Отлично! Познакомились. Теперь, молодые, вам надо наедине пообщаться, узнать друг друга. Лариска, валим!

Наиля хватает верхнюю одежду — свою и Ларисину — и выбегает из квартиры. Лариса за ней. Таня не сразу поняла, бросилась за ними, но они прижали дверь снаружи.

ТАНЯ. Девки, вы чё? Вы дуры что ли совсем уже? Откройте! Наиля, прекрати немедленно! Лариса! Девчонки, откройте!.. Аферистки, блин…

Стасик ничего не понимая озирается по сторонам, смотрит на орущую Таню. Таня отходит от двери, поворачивается к Стасику. Дверь тут же распахивается, вбегает Наиля, хватает стул и снова выскакивает в подъезд.

НАИЛЯ. (Закрывая дверь.) Это дверь подпереть. Приготовьтесь, щас интим будет.

Таня снова бросается к двери и снова не успевает.

ТАНЯ. Наиля! Чего за ерунду-то придумала? Открой сейчас же!

Снова тишина за дверью. Дверь не открывается. Таня снова отходит от двери к Стасику, дверь немного приоткрывается и Наиля забрасывает в квартиру телефон со звучащей романтической музыкой. Дверь закрывается.

НАИЛЯ. (Голос из-за двери.) Внимание, интим! (Свет гаснет.) С кем новый год встретишь, с тем и проведёшь!

Играет музыка. Таня зажигает свечи оставленные Наилёй.

ТАНЯ. (Стасику.) На щитке, видимо, вырубили… Дурынды. Извините их пожалуйста. Совсем чёкнутые. Вы как, нормально? Нормально себя чувствуете?.. Может вам попить? Так-то и выпить есть тоже… Или попить?

СТАСИК. Попить. Спасибо.

ТАНЯ. Да вылезайте вы уже из этой корзины. К столу присаживайтесь. (Таня помогает Стасику выбраться из тележки. Стасик присаживается к столу, Таня протягивает ему стакан с морсом.) Вот…

СТАСИК. Ага.

ТАНЯ. Ещё раз простите, пожалуйста, что они так… Они просто меня всё сватают, а у меня на самом деле всё хорошо… Давайте ещё раз нормально познакомимся — Таня.

СТАСИК. Ага… Приятно… Очень приятно… Стасик…

ТАНЯ. Стасик, видимо, сидеть нам тут с вами придётся ещё какое-то время, пока они успокоятся… Вы угощайтесь.

СТАСИК. Спасибо… А как так я тут… Как-то… Это же мы… Это на какой этаж мы…

ТАНЯ. Вы сейчас не в своём доме. Это Наиля вас… Короче, вы сознание потеряли, а Наиля вас сюда привезла. Ко мне.

СТАСИК. А… Понятно… А зачем?

ТАНЯ. Ну, я же говорю… Ну… Да просто, что бы вы новый год тут встретили… Не один, а с нами…

СТАСИК. А… Понятно…

ТАНЯ. У вас, наверное, планы были какие-то? Друзья, родственники…

СТАСИК. Не… Не… Мама уехала… К сестре в Сарапул…

ТАНЯ. Вы с мамой живёте.

СТАСИК. Да… Может я пойду уже?

ТАНЯ. Так нас заперли дурынды эти. Наилька вообще уже!

_____________________________________________________________________________

Лариса и Наиля на улице возле Таниного подъезда. Идёт снег. Вернее, Хор подбрасывает конфетти над подругами.

ЛАРИСА. Наиль, ты вообще уже! Это чё за «Давай поженимся»?

НАИЛЯ. Ларис!

ЛАРИСА. Барбарис!  Хрен с тобой, Гузеева — самоучка, жени кого хочешь, но в новый год-то нафига. Таньку. И так ей фигово — мужик не приехал. Без Радика бесишься что ли?

НАИЛЯ. Ларис! Мужик её врёт ей.

ЛАРИСА. Все мужики врут. И чё?

НАИЛЯ. Ни чё! У него там семья есть.

ЛАРИСА. В смысле?

НАИЛЯ. Ну вот, на прошлой неделе я на закупку-то ездила…

ЛАРИСА. Ну.

НАИЛЯ. Ну и видела.

ЛАРИСА. Что видела?

НАИЛЯ. Зашли с Галей пообедать. Там в гипермаркете этом кафешки на втором этаже… Взяли, сели, ну и он… У окна через три столика туда… С женщиной, с ребёнком. Девочка, лет десять где-то. Одно лицо. И всё к нему — папа, папа…

ЛАРИСА. О как…

НАИЛЯ. Дак вот именно.

ЛАРИСА. Наиль. Это ведь может и бывшая, например. Перед новым годом встретились для ребёнка…

НАИЛЯ. Не, Лариска, не. Я тебе говорю, у меня же глаз-камаз… Я же вижу сразу. Вот и кто кому подходит — ещё ни разу не ошиблась. И если беременная, например, да? Она ещё сама не знает, а я уже вижу. И вот тут вот… Вот, хоть убей меня, вместе они живут. Может и бывшая была, а сейчас точно не бывшая. Вот стопудово — семья это у Вячеслава этого.

ЛАРИСА. Блин.

НАИЛЯ. Я пыталась сказать Таньке. Не могу! Не поворачивается язык. Лариска, ты-то сможешь. Скажи ты.

ЛАРИСА. Ага! Я чего тебе, потомственная стерва?!

НАИЛЯ. Дак поэтому и говорю. Тебе-то чё? А девка мучиться будет.

ЛАРИСА. Наиля, ты как себе это представляешь? Мы с ней с института подруги лучшие, а тут — подарочек блин к новому году! Танька, у тебя мужика нет!

НАИЛЯ. Не так конечно. Ну, найди подход. Ты ж можешь подать-то.

ЛАРИСА. Нет, сказала! Всё.

НАИЛЯ. Лар, надо. Нормально будет всё. Сначала поболит, так я её вон — Стасика привезла.

ЛАРИСА. Издеваешься что-ли? Ты её Вячеслава видела?

НАИЛЯ. Ну.

ЛАРИСА. Ну! Теперь сопоставь!

НАИЛЯ. Нормальный Стасик. Самое то синица в руке.

ЛАРИСА. Синица? Выглядел, как дятел.

НАИЛЯ. Хороший дятел в дупле для счастья не лишний. И мать его давно меня уже просит найти ему кого-нибудь.

ЛАРИСА. Ага. И давай его теперь Таньке подсунем. Вместо коня богатырского, вот тебе хомячок-затейник. И ещё Лариса должна её благой вестью добить.

НАИЛЯ. Лариска, а как?! Чего я, по-твоему, должна молчать и смотреть спокойно, как Таньку пользуют? Он-то дура верит ему. Ждёт всё что позовёт!

ЛАРИСА. Миленький ты мой, возьми меня с собой…

НАИЛЯ. Во-во!

ЛАРИСА. Не знаю… Не, Наиль, не смогу я. Не настолько ещё стерва.

НАИЛЯ. Ларис…

ЛАРИСА. Барбарис! Пошли уже. Замёрзла я.

НАИЛЯ. Погоди. Пусть побудут ещё. Пусть пообщаются. Куда им щас деваться? Только общаться.

ЛАРИСА. Если знала, что на улицу попрёмся, чего не предупредила. Я ж в туфлях.

НАИЛЯ. Я тоже. Стали бы переобуваться — Танька бы спросила — на фига.

ЛАРИСА. А чего на улицу потащила? Спустились бы на этаж, да и всё..

НАИЛЯ. А то я нас не знаю. Как жабы раскроем, на всех этажах слышно будет.

ЛАРИСА. Но сейчас-то можем в подъезд зайти?

НАИЛЯ. В подъезд можем. А они пускай знакомятся ещё.

Лариса заходит в подъезд. Наиля остаётся. Хор продолжает разбрасывать конфетти.

НАИЛЯ. (Хору.) Иди-ка уже отсюда! Снегопад! (В зал.) Как-то к бабке в деревню поехала, а там как раз Радик из армии вернулся. Мы еще не знакомы были. Просто тогда было для меня — какой-то деревенский вернулся из армии. А все там девки прямо — Радик вернулся, Радик вернулся… Ну он у них там местная звезда был до армии. Трактор водил. Так поди на тракторе, да молодой — звезда, конечно. И в армии тоже шоферил… И на завод потом тоже водилой устроился. А потом, когда увольнять стали крепко, сам ушёл в дальнобойщики. Ну, не суть, это потом уже было. А тогда вот, только типа дискотека была, когда он из армии-то… Там познакомили нас, потанцевали мы — всё. Больше ничего. А чего ещё? Он мне тогда так… Ну, как бы… Ну, как-то так… Не очень. Не, ну, не урод, но какой-то… Рыжий татарин и всё. Вернулась в город. А дня через три оттуда девки приехали наши тоже, говорят — «О! Наиля, он всё про тебя спрашивает, всё — Наиля, Наиля!» Ну, это-то как раз вообще понятно. Я ж тогда была — О! Я и сейчас ничего так, а тогда-то вообще — О! Но всё равно приятно. Да ещё звезда! Деревенская правда. Я-то звезда городская. Потом бац — узнал, где живу приехал на тракторе! И стрёмно, и прикольно. И такой весь серьёзный… Трезвый… Раз, мне так всё по полочкам разложил — типа никто мне больше не нужен, только ты, давай будем вместе. Я тогда подумала — О! Нудный рыжий тракторист породу не улучшит. Ну, так, сама себе прикололась. А с другой стороны думаю — там-то в деревне по нему же сохнут бабоньки. Значит чё-то в нём ещё есть… Не только трактор… Ну и сразу его отталкивать не стала. Встречаться стали. Тут-то ладно, а по деревне вообще прикольно было ходить. Девки глазами спину жгут, глаза у всех аварийные, а я такая вся — О! А потом он свой приезд тракторный разом переплюнул. Ну, мы гулять с ним гуляли, а чего-то большего я ему ни-ни… И видимо в нём там уже перенакопилось… Всего… И однажды из бурсы с учёбы выхожу… И главное не одна, с подругами… И он к воротам подъезжает. И не на тракторе даже! Блин! Прынц на коне прискакал! Бухой рыжий принц на коне. И конь тоже такой же. Не в смысле бухой, а тоже рыжий, коротконогий, и вроде даже, кажется, кобыла, а не конь был. И снова — и прикол и стрём. Перед подругами-то. А он такой, почти сваливается уже со своего… с лошади своей, но всё — люблю, люблю… Не прогнала. Повела прямо с животиной домой. Лошадь во дворе внизу оставили, его завела домой — проспись. Проспался. Стыдно потом было ему очень, конечно. Но предложение, всё, как надо, сделал. К родителям с подарками… И мы, как-то сразу родне понравились. Я его, он моей… Всё… Дальше уже всё…

ЛАРИСА.  Познакомились мы с Валериком… Случайно совпали там… В бар зашли с Ленкой, а там у Ленкиного мужика мероприятие было. Типа мальчишника что-то. Ну, то есть одни мужики там были. Из женщин только мы с Ленкой. Вот. Ну и пили пиво. Он рядом оказался, всё пытался ухаживать… А мне что — я женщина свободная, хоть и с ребёнком. Нравится ухаживать — ухаживай. Ну и потом попёрся провожать меня. Он вначале типа как беседовать пытался, а я видимо как-то среагировала адекватно, ну он и заткнулся. Идём, молчит… А мне вообще не по себе, когда рядом кто-то и молчим… Так что теперь уже я иду и не умолкаю. О чём болтала не помню. Тупо поток сознания. Голимая экзистенция. То о себе, то анекдоты, то Фета цитирую… Ну а чё? Язык у меня и так подвешен, а пиво его ещё развязало, так что прёт. Боян блин вещий хотяше песнь творити. А через Бродвей как пошли, чувствую — пиво не только язык развязало. Мочевой пузырь вообще конкретно раскупорило. Боян уже не только песнь творить хотяше. Песнь захлебнулась в мочевом потоке. Я в кусты короче, а ему — охраняй. Всё. Рыцарь охраняет честь прекрасной дамы. А дама там засела, и как начала, остановиться никак! Хлещет и хлещет. Он по-рыцарски волнуется — вы там как? Прикинь, ну не идиот? Всё ещё на «вы»! Ситуация блин для светской беседы. А я ему — «Как! Нормально. Как!.. Незамужняя. Бухая. Сижу ссу.» Ну, у меня ж образование филологическое. Я ж умею сформулировать. А ещё мне там так смешно стало, что он на «вы». Ну, картинку-то представь. Он такой стоит, по сторонам глядит, я там сижу. И на «вы»! Ражач же. А у меня из-за смеха диафрагма тут напрягается, сфинктер сжимается и процесс прерывается. Ну, сложно ржать и ссать одновременно. Я через силу ему — давай уже на «ты». И самой от этого ещё смешнее. Представляю себе, что это такая замена брудершафту. И вот — то смех, то слив. И понимаю, что он слышит, как я журчу морзянкой, и ещё смешнее. Короче, испытала в кустах массу положительных эмоций. Выхожу. А он, прикинь — вы такая начитанная и непосредственная. И снова хохочу. Начитанная — да. А теперь ещё и написанная. Тупой каламбур, сам вырвался, а под состояние — смешно. И про непосредственную говорю — точно. Во всех смыслах. И посредственностью меня не назовёшь, и ему не по средствам. Оказалось, по средствам. Потом там… Слово за слово, туда-сюда… Замуж позвал, помурыжила маленько, что б цену набить, потом разрешила ему взять меня к себе. С Вальком взял, да ещё плакал от счастья, когда согласилась. Реально плакал, со всхлипами такими… С рыданиями… И приятно, и противно одновременно. Мужик же взрослый. Ну он вообще плакса. Так вот и живём. Как началось, так всё и идёт. Вредная стерва и влюблённай плакса. Идеальная пара.

ТАНЯ. И вот там в Турции и познакомились. Аниматоры там конкурс проводили, и мы с ним в пару одну совпали. Смеялись так чего-то, смеялись, потом на экскурсию вместе попали. Ну и общаться стали. Он с женой недавно разошёлся. Я вообще свободная… Ну, поначалу просто общались. Это ведь тоже очень приятно. А всякое там… Ну отношения какие-то уже под конец начались. Уезжать уже, а мы только раздухарились. Думаю такая — блин столько времени потеряли… Интеллигенция хренова. А он телефон мой спросил, я дала, он свой дал. Ольга мне такая там — расслабься, это просто турецкий роман такой курортный. А потом домой приезжаю, прямо вот с вокзала домой на такси, зашла только — звонит. Вячеслав. Что да как, ну и вот… Почти три года уже. То он сюда ко мне, то я к нему туда. У него бизнес, стройматериалы, всё такое, сюда перебраться никак. А мне отсюда тоже… У меня ж всё здесь — дом, работа, подруги… Нет, как позовёт, я, конечно же разберусь с этим, поеду… Просто пока ещё… А работаете где?

СТАСИК. В охране… Электрик. Вневедомственная охрана. Сигнализации там всякие…

ТАНЯ. Это, как бы милиция что ли?

СТАСИК. Ну, там… Да… Как бы… А можно мне ещё блинчик с картошкой?

ТАНЯ. Да конечно! Ешьте, ешьте… Это кэстэмбэ. Наиля делает.

СТАСИК. Да,да… Она иногда же угощает. Вкусно так.

ТАНЯ. Вина, может, водки?

СТАСИК. Не-не-не давайте маленько. Маленько совсем только. Вино. Давайте.

ТАНЯ. Давайте-ка за знакомство, Стасик… А полностью вас как?

СТАСИК. Ой, да зачем так Станислав.

ТАНЯ. Давайте я вас так лучше буду звать. Станислав. Или Стас, да, а то Стасик, как-то…

СТАСИК. Ну, да… Ага… Вообще можно не на «вы». Стасик просто.

ТАНЯ. Нет, нет, давайте так. Станислав, за знакомство.

СТАСИК. Ну, ладно. Ага. За знакомство. Ой, пьяный буду. (Выпивают.) И… Это вот, когда «Вы-вы» — неудобно даже. Просто можно.

ТАНЯ. Понятно, Станислав, понятно. Меня тоже можно на «ты», мне тоже так привычнее.

СТАСИК. Во! Ага… Это ведь тоже… За это тоже ведь выпить, да?

ТАНЯ. По правилам вообще на брудершафт надо.

СТАСИК. У! Это как это?..

ТАНЯ. Так, Стас, ни разу что ли так не пил?

СТАСИК. Ну, наверное, там когда-то… Это же, когда ещё было… Ого…

ТАНЯ. Вот так вот давай. Теперь говори — «ты»…

СТАСИК. Вот, да…

ТАНЯ. Не-не, говори — «ты»!

СТАСИК. Да. Ты.

ТАНЯ. И я теперь — ты!

СТАСИК. О!

ТАНЯ. Чокаемся и пьём.

СТАСИК. (Чокаясь.) Ой, пьяный буду. (Выпивают.)

ТАНЯ. Ага. И теперь три раза в щёку целуемся.

СТАСИК. О-ой! Давайте. Давай.

Три раза целуют друг друга в щёку. В этот момент входят Наиля и Лариса.

НАИЛЯ. О! Вот уже и намази! Целуются голуби.

ЛАРИСА. Ох, Стасик! Ох, кобелюка! А прикидывался!

ТАНЯ. Явились не запылились, аферистки.

ЛАРИСА. Извините, что прервали. Замёрзли.

ТАНЯ. Так вам и надо. Станислав, ты-то чего вскочил. Ты угощайся.

СТАСИК. Не, не. Спасибо. Очень всё вкусно. Мне уж надо… Пойду я… (Встаёт из-за стола.)

НАИЛЯ. Да конечно! Куда, Стасик, собрался? Только начали праздновать. Только познакомились. Лариска, дакай.

ЛАРИСА. Да. Стасик, мы к вам уже прикипели. Вы для нас уже, как сын полка.

ТАНЯ. Помолчите-ка. Станислав, не слушай. Насильно никто не задержит.

НАИЛЯ. Тань, ты чё гостя-то гонишь.

ТАНЯ. Я не гоню. Нет, Станислав, если хочешь, то оставайся. Мы все будем очень рады.

СТАСИК. Не-не… Я пойду уже. Мне правда надо очень… И как-то даже… (Надевает куртку, пытается пройти к двери.)

НАИЛЯ. Стасик! Да куда тебе надо? К рыбкам своим? Потерпят они без тебя. Посиди с нами немного-то. Компания-то смотри какая! Один в малине! Когда ещё так подфартит?

ТАНЯ. Хватит давить на человека. Хочет идёт, хочет остаётся.

ЛАРИСА. Стасик, в этом курятнике только мужское решение поможет.

СТАСИК. Спасибо большое. Вкусно очень всё. Приятно очень. Познакомиться. До свидания. С новым годом… Вас… (Уходит.)

ТАНЯ. (За дверь вслед Стасику.) Станислав, как надумаете, возвращайтесь, мы будем вам очень рады. Приходите. (Подругам.) Ну вы вообще! Совсем уже! Прикиньте, как ему неловко.

ЛАРИСА. А я-то чего. Это всё татарка.

ТАНЯ. Наиля! А представь, если бы тебя так притащили? В незнакомое место!

НАИЛЯ. Меня хрен дотащишь.

ЛАРИСА. Всё. Женитьба не удалась. Сбежал Иван Кузьмич.

НАИЛЯ. Да вернётся он, вот увидите.

ЛАРИСА. Сомневаюсь.

НАИЛЯ. Всё под контролем.

ТАНЯ. Ох, девки! Ну вы и… Слов даже нет, а то б сказала! Наиль, Стасик твой…

НАИЛЯ. Да нормальный он!

ТАНЯ. Да знаю я. Нормальный. Хороший человек. Видно сразу…

НАИЛЯ. Вооот! Я и говорю. Чё думаешь, подруге хлам какой-нибудь притащу?

ТАНЯ. Нет, не хлам. Но нельзя ж насильно…

НАИЛЯ. Можно. Сперва немного насильно, а потом пригреется, привыкнет…

ТАНЯ. Пожалуйста, я тебя прошу, не надо меня сватать больше. У меня всё ХОРОШО! (Достаёт мобильник, набирает номер. Там сначала гудки, а затем женский голос — «Абонент не отвечает. Попробуйте позвонить позже.»)

НАИЛЯ. Не берёт трубку? Почему бы это, интересно?

ТАНЯ. Занят. Перезвонит.

ЛАРИСА. «Надежды юношей питают…»

НАИЛЯ. А женщину — нормальный муж.

ТАНЯ. Так, подруги, знаете, что?!.. (Пауза, во время которой кажется, что Таня вот-вот сорвётся и разругается с подругами. Но этого не происходит.) Ларка, врубай свою шарманку.

ЛАРИСА. Точно. Караоке — лучшее домашнее животное… (Нажимает кнопку на пульте от караоке.) Фак.

ТАНЯ. Какой фак?

ЛАРИСА. Фил блин фак. Чё-то случилось. Не фурычит.

ТАНЯ. Может, когда вы свет вырубили скакануло там …

НАИЛЯ. Или, когда обратно врубили.

ЛАРИСА. Ну всё…

НАИЛЯ. Ничего не всё! С вами затейница Наиля! Так что — эгегегей! А у нашей у Наильки много радостных затей! (Достаёт из сумки новогодние маски, раздаёт их подругам.)

ЛАРИСА. Не, мне без песен и бухать не охота. Смысла нет.

ТАНЯ. Так можно попеть.

ЛАРИСА. Так — не то. И куда я кураж растрачу, если ни песен, ни мужиков? Постирушку устроим?

ТАНЯ. Мужик так-то есть. Сама же притащила.

ЛАРИСА. Точно. Я и забыла уже. У нас же целый Дед Мороз где-то завалялся.

ТАНЯ. Не где-то. Вон он. Где сложила, там и отдыхает.

НАИЛЯ. Татьяна, бери бумагу, ручку. Будем писать письмо Дедушке Морозу.

ТАНЯ. Почему я?

НАИЛЯ. У тебя почерк сказочный.

ЛАРИСА. И кому ещё писать письмо, как не Татьяне.

НАИЛЯ. Напишем, разбудим, и пусть делает чего-нибудь.

ЛАРИСА. Так они всю ночь и будили мужиков.

НАИЛЯ. Давайте по чуть-чуть для вдохновения…

ЛАРИСА. Это обязательно. На сухую только дети пишут Деду Морозу.

Выпивают.

ТАНЯ. (Взяла ручку и бумагу) Ну. Что писать?

НАИЛЯ. Так начало-то, наверное, стандартное… Ларис…

ЛАРИСА. Как маленькие. В правом верхнем углу — на чьё имя, потом — «Мы, нижеподписавшиеся…»

ТАНЯ. Ну да. Именно так и пишем.

НАИЛЯ. Айда-ка! Давай нормально. Дорогой Дед Мороз…

ТАНЯ. (Пишет.) Дорогой Дедушка Мороз… Пишут тебе…

НАИЛЯ. Три нормальные девчонки.

ТАНЯ. Нормальные?

НАИЛЯ. Почти.

ТАНЯ. Скорее уж – не совсем нормальные.

НАИЛЯ. Если свет приглушить, сойдём за нормальных. Так что – пиши. Три нормальные девчонки. Бальзаковского возраста.

ЛАРИСА. Вообще-то девчонки-то постарше уже.

НАИЛЯ. В смысле — постарше?

ЛАРИСА. Бальзаковский возраст — тридцать лет. Виконтессе д’Эглемон было тридцать, и роман назывался…

НАИЛЯ. Ларис, иди в избу! Читальню!

ТАНЯ. Да просто нормальные девчонки. На фига дедушке морозу наш возраст. Просто — пишут тебе три нормальные девчонки — Таня, Наиля и Лариса.

ЛАРИСА. Лучше Ларчик.

ТАНЯ. Почему Ларчик лучше?

НАИЛЯ. Потому что «Ларчик просто открывался».

ЛАРИСА. Бе-бе-бе…

ТАНЯ. (Пишет.) Танюша, Наилечка и Ларчик.

НАИЛЯ. Супер. Теперь давай про судьбу.

ТАНЯ. Про судьбу. В этом году мы вели себя хорошо.

ЛАРИСА. Правильно. Дави на жалость. Вели себя так хорошо, что самим противно.

НАИЛЯ. Ха. Точно! Так и пиши.

ТАНЯ. Чё, так и писать?

НАИЛЯ, Дак а чё? Нормально поржать.

ТАНЯ. Ладно, так и пишу. Хотя мне, вообще-то, не противно.

ЛАРИСА. Это пока, по молодости. Теперь примеры надо.

ТАНЯ. Примеры?

ЛАРИСА. Вели себя хорошо — это очень общо. Надо примеры.

ТАНЯ. Ну, давай примеры.

ЛАРИСА. Мой муж Валерик всё ещё жив. Хотя возможности были.

ТАНЯ. И тут ведь она его…

НАИЛЯ. Лар, может, если б родила ему от него, может у вас по-другому было бы?

ЛАРИСА. Пытались. У него сперматозоиды ленивые. Сам работящий, а вот живчики дохлые.

ТАНЯ. Так сейчас же делают там всякое. Сейчас вполне возможно всё…

ЛАРИСА. Девки, хорош тему теребенькать. Нашли о чём. Я же просто по приколу. Ну ладно, напиши, что мыла руки, ела кашу.

НАИЛЯ. Про меня пиши. Я реально просто отличница была. Сдала на права. Вожу очень хорошо и аккуратно.

ТАНЯ. Это так заранее к желанию подводишь?

НАИЛЯ. Ну, не помешало бы в новый год на новой тачке.

ЛАРИСА. Теперь Танька.

ТАНЯ. Я свитер связала Вячеславу.

ЛАРИСА. Тань, ты нудная. Три взрослых бабы пишут письмо Деду Морозу. Которого из подъезда притащили. Бухонького. Чё ты так серьёзно-то?

НАИЛЯ. Это она из-за своего Вячеслава, что не приехал, перестроиться не может.

ТАНЯ. Просто я не могу вот так вот раз и чё-то смешное ляпнуть…

ЛАРИСА. Тань, ты его даже в постели Вячеславом называешь? Это же длинно, неудобно. Можно же — Слава, Славик…

НАИЛЯ. Вячик…

ТАНЯ. Не. Мне Вячеслав нравится. И ему не подходит Славик.

НАИЛЯ. Вячик — точно подходит. Вячик он и есть.

ТАНЯ. Наиля, чего опять начинаешь?

ЛАРИСА. Да. Пиши дальше — хотим!

13

НАИЛЯ. Сначала надо пообещать, что дальше тоже будем хорошо себя вести.

ЛАРИСА. Нет. Сначала идёт раздел «Хотим», а потом обещания. Заканчивать письмо заказом не принято. А так будет нормально — заказали вкусняшки, а потом пообещали не гадить. Этикет, фигле.

НАИЛЯ. Всё равно надо ещё что-то до заказыванья подарков.

ЛАРИСА. Ну напиши — «Как сам?»

ТАНЯ. (Пишет.) Как сам?

НАИЛЯ. Во. Нормально. Теперь давай — «хотим»…

ТАНЯ. Дедушка Мороз, если тебе не трудно… Дальше?..

НАИЛЯ. Да пиши всё, что надо. Чем больше напишем, тем больше исполнится.

ЛАРИСА. Логично.

ТАНЯ. И что писать? Денег что ли?

НАИЛЯ. А что? Деньги ещё никому не мешали. Пиши.

ТАНЯ. (Пишет.) Денег.

НАИЛЯ. Побольше.

ТАНЯ. (Пишет.) Побольше.

ЛАРИСА. В свободно конвертируемой валюте. Это для поэтичности.

ТАНЯ. (Пишет.) В свободно конвертируемой валюте. Дальше?

НАИЛЯ. Ну, там… Про новую машину, раз уж заикнулась… Кашкайчик-Ниссанчик…

ЛАРИСА. Губа не дура.

НАИЛЯ. О! Губа у меня вообще не дура. Это остальная голова, как посмотреть, а губа-то просто академик.

ЛАРИСА. Пиши ещё мужиков нормальных.

ТАНЯ. У меня нормальный.

НАИЛЯ. Ты не нуди. Ты пиши. А потом, когда мужики повалят, вот тогда и будем сортировать на нормальных и всяких.

ЛАРИСА. Ну, и в конце всякое ещё глобальное пиши — здоровья, разумеется…

ТАНЯ. Любви…

НАИЛЯ. Нервов.

ЛАРИСА. Тоже потянет. Ну и мир во всём мире.

НАИЛЯ. Это обязательно.

ЛАРИСА. Вот, а теперь уже — обещаем и впредь…

ТАНЯ. (Пишет.) В следующем году обещаем вести себя ещё лучше.

ЛАРИСА. И к чему в конце такое откровенное враньё? Куда лучше-то? На этом-то уровне остаться бы.

НАИЛЯ. Нормально. Как написала, так и нормально.

ТАНЯ. (Пишет.) С наилучшими пожеланиями, Танюшка, Наилечка…

НАИЛЯ. И Ларчик…

ТАНЯ. (Пишет.) И Ларчик.

НАИЛЯ. Теперь запечатываем. Вот конверт.

Запечатывают письмо в конверт. Наиля достаёт из сумки маски животных и раздаёт подругам. Все трое надевают маски и подходят к спящему Деду Морозу.

ТАНЯ. А этого как будить будем?

НАИЛЯ. По старинке. Кричим три раза «Дед Мороз»…

ЛАРИСА. И ваткой с нашатырём контрольный в голову.

ТАНЯ. Если сильно пьяный, нашатырь не поможет.

ЛАРИСА. Просто попробуем. А дальше по ситуации.

НАИЛЯ. (Включает на мобильнике новогоднюю музыку.) Три-четыре!

ВСЕ. Дед Мороз! Дед Мороз! Дед Мороз!

Дед мороз просыпается. Видит вокруг незнакомую квартиру и трёх женщин в звериных масках. Стаскивает с себя бороду и шапку. Оказывается, что Дед Мороз, это молодая женщина. Наиля, Лариса и Таня стаскивают с себя маски.

НЕМАЯ СЦЕНА.

ХОР.

Под бородой скрывался не мужик.

И вот теперь в квартире новогодней

В преддверии курантов собрались

Четыре женщины! И мы вам предлагаем

Вновь повлиять на поворот судьбы.

Конечно же, мужчина в нашей сказке

Появится. И даже не один.

Но вот вопрос – как будет интересней –

Ввести самцов в сюжет по одному,

Или столкнуть их в Таниной квартире

Лицом к лицу. Решать, конечно, вам.

Напомню, как работает система.

Кто хочет, чтоб мужчины в этот дом

Пришли по одному и не столкнулись

Друг с другом, тот бросает шар судьбы

Вот в эту банку. Тот же, кто желает,

Что бы мужчины повстречались тут,

В другую банку бросит шар судьбы.

Не торопитесь. Проявите такт.

А что б артисты думать не мешали

Мы объявляем небольшой антракт.

Затем продолжим. Здесь же. В этом зале.

НАИЛЯ. Двадцать пятого декабря был корпоратив у нас. У нас всегда новогодний двадцать пятого. Да. Сняли кафешку нам начальство, там диджей с аппаруторой, игры-конкурсы-попойка. Всё, как полагается. У нас там девки иногда вообще в разнос идут, как выпьют. Ну, я-то нет. Я-то нормальная жена. Ну, и всегда на корпоративе с Радиком. Все там его уже знают. И тогда ещё фильм только вышел этот свежаком… Этот с Дикаприо… ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ. Ну, у меня же Айдар, брат, это всё знает, ну и я от него. Ни за что бы не запомнила название такое — ГЭТСБИ, плохо эти имена иностранные запоминаю, а тут такая там история — вообще уже не забудешь. Этот фильм, короче свеженький ещё был, и там музыка такая… Самое то, чтоб потанцевать, поколбаситься… Я этому диджею наёмному говорю — давай из ГЭТСБИ ставь музыку. Ну, все такие — о, Наиля у нас продвинутая, модная… В тренде, говорю, а то! А у него нет. О, говорю, чё ты нам старьё-то крутишь, давай, ищи… А там в кафе вайфай, нормально всё. Он мне — Гэтсби? Я такая — ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ. Всё. Нашёл в интернете этого Гэтсби, скачал. Быстро скачал, в момент, нормальный такой интернет там. Ну и мы такие — давай врубай, У-у-у!!! Орём, настроились уже на модную музычку… Врубает. Из колонок сначала тишина маленько, а потом мужской голос такой — «Великий Гэтсби. Глава первая». Сначала не поняли, потом, как грохнули! Ржалиии… Диджей этот красный стоит. Ну, лоханулся же на всю катушку. Он не музыку из фильма скачал, а книгу эту… Звуковую… Аудиокнигу скачал. Это ж роман так-то, до фильма был. Ой, поржали. А Радик мой подходит к диджею, говорит — нормально, не выкидывай, на флешку давай. Он в рейсе иногда вместо музыки книжки эти слушает. Да. Такой он… Начитанный-наслушанный… Им с Лариской всегда есть о чём поговорить.

ТАНЯ. А как-то мы с Ольгой… Это та, как раз, с которой в Турцию ездили… Только это ещё задолго было до Турции… Она с мужчиной познакомилась по переписке… Интернета не было ещё… Он её к себе позвал новый год встречать. К себе, это в Москву. А она ему — это вроде они уже по телефону созванивались — она ему — а можно с подругой? Ну, что б не одной не понятно куда… Он — давай с подругой. А кто на новый год поедет непонятно куда? У всех же планы уже. Ну, она ко мне. Я и на подъём всегда лёгкая была, и планов особо никаких. И вот мы две клуши провинциальные едем на новый год в Москву. Приехали туда тридцать первого, то-сё познакомились… А мы же обе впервые в Москве. И вот нам ни жить, ни быть надо на Красную площадь. Никого, говорим, нам не надо, занимайтесь делами, мы сами съездим, посмотрим там, сфоткаемся… Тогда мыльницы такие были… Фотики… Ладно, уехали. Ну нам объяснили, как там в метро, записали на бумажку, что б не путаться, и как-то мы легко до Красной площади добрались. Походили, поохали, пофоткались… Всю плёнку отщёлкали, замёрзли. Всё, поехали. Да и время там уже было такое… Часов десять уже… А ехать нам надо было… Я точно названий станций не помню уже. В метро. Но суть в том, что площадь-то в центре, а нам к окраине там какой-то надо. И с пересадкой. А мы же в первый раз там в метро. И вот… Там — станция такая-то, мы выходим и значит нужно перейти на другую станцию. Лесенки… Весь народ идёт. И мы такие… Идём… За народом. Переход на такую-то станцию, значит, смотрим, народ идёт и эскалатор идёт вверх. Я в бумажку смотрю, где написано куда, говорю — Оль, наверх — это выход в город. Нам не надо в город. Нам же нужно перейти на другую станцию… А там как бы раздваивается вот туда, налево, в проход. Всё, нам туда. Выходим значит — станция метро. Мы такие смотрим — а станция-то та же самая… С которой ушли. И указатель — переход на станцию такую-то, которая нам нужна. Ладно. Опять идём, опять поднимаемся по лестнице. Опять раздваивается путь и идёт значит эскалатор наверх… Я опять – наверх, это выход в город! Нам не надо наверх. Заворачиваем налево. Опять заворачиваем налево. Опять выходим на станцию. Опять та же! Опять указатель. Переход на станцию. На которую нам. Мы опять поднимаемся. Глядим — раздваивается. Опять эскалатор наверх. Мы уже вдвоём – наверх, это выход в город, нам не надо в город, значит нам налево. Идём налево опять, опять выходим. Прямо, как леший по лесу мотает. Только по метро. Табличка — переход на станцию, которая вам, дурам, нужна. И тут к нам подходит милиционер, который нас уже приметил, и говорит — девочки, вы чего тут хороводы водите? Дома ёлки нет? Вы уже третий раз тут проходите. Мы себя уже полными воронами чувствуем. А где — мы спрашиваем — переход на станцию такую-то? Он подозрительно так на нас смотрит, показывает рукой на эскалатор и важно так говорит — это и есть переход на станцию такую-то. Вот две шаньги, а! С высшим образованием обе, одно что… Вот такой вот был казус новогодний.

ЮЛЯ. Мы с Мишей в общаге живём… Так-то это я у него живу. Как приехала в город, там не поступила… Короче, история длинная. Живу у Михи… С Мишей… Он Миха так-то… В общаге. С августа самого и живу. А он не хочет, чтобы я работала.

ЛАРИСА. Ну понятно, олигарх.

ЮЛЯ. Ага. Да я и сама не особо рвусь так-то… А дома всё время сидеть тоже радости мало. Он-то весь день на работе. По компьютерам там ходит, подключает, чинит… Умный парень. А домой приходит и то в интернете сидит, то с друзьями тусуется. То они у нас тусуются. Ну, общага… А я чо-то как-то… Ну, при нём, но скучно так-то…

ЛАРИСА. Ещё одна. При мужике, а всё равно одна.

ЮЛЯ. Иногда… А щас перед праздниками… У него друг Артём, он на заводе и КВНщик… Он мне говорит — Юлька, давай со мной по квартирам ходить. Он как бы Дед Мороз, а я при нём Снегурочка. Я Миху спрашиваю, он как бы не против. Ну, типа, а чё… А мне хоть дело. И с людьми, а не на кассе весь день за копейки, да ещё в туалет-покурить не выйди. Я такая — давай. Мы с ним нормально четыре дня уже отработали… Он даже похвалил, сказал — Юлька, теперь всё, с тобой только… А тридцать первого все как сговорились — с Дед Морозом выпить надо.

НАИЛЯ. А как? Это святое.

ЮЛЯ. И Артём со всеми… И не против даже. А мы ж с одиннадцати утра ходим. Это ж самый чёс — тридцать первое. И чем ближе к двенадцати, тем расценки выше. И вот нам две квартиры осталось, а Дед Мороз-то у меня всё… И ведь ещё выпивал со всеми, и потом сам же за руль. Мы на его машине так-то… Доехали до последнего дома…

ТАНЯ. До нашего…

ЮЛЯ. Да. Он машину остановил, говорит — щас. Ну и щас. Уснул. Я его толкаю-толкаю — пофиг. «Щас, щас» — говорит и снова спит. А там же самые деньги как раз. Да и дети же ждут. Тоже их жалко, расстроятся в самый-то праздник. Я бы пошла, дак кто Снегурку-то ждёт? Все же Дед Мороза ждут. Хотя Снегурка иной раз работает больше даже. Особенно если дети маленькие ещё и деда боятся.

ЛАРИСА. Надо как-то менять эту ситуацию. Снегурка должна быть главной. Депутатам идею надо подбросить. Всё равно хернёй маются – с безработных хотят налог брать за безработность… Может и тут чего-нибудь придумают. Извини. Ну-ну?..

ЮЛЯ. Я думаю -ладно… За попытку не побьют, пойду сама, как Дед Мороз.

НАИЛЯ. Ну и правильно.

ЮЛЯ. Прямо в машине его раздела…

ЛАРИСА. Ну и молодец.

ЮЛЯ. Пуховик натянула, что б Дед Мороз получился немного хоть помясистее. Я-то вон — сухостой да жилы…

ТАНЯ. Мне б твои проблемы.

ЮЛЯ. Поверх пуховика костюм напялила. Слова за четыре дня с ним выучила уже, чего там говорить надо. Пошла, в первой квартире всё нормально. Басом так — бу-бу-бу… «А меня-то вы узнали?…» А они уже там все датые были… Взрослые в смысле. Ну, нормально так-то… И тоже в конце — давай, давай с нами… Ещё ржут — Кончитта, Кончитта, ну, типа баба с бородой эта…

НАИЛЯ. Да, да! С Евровиденья этот.

ЮЛЯ. Я и выпила с ними. Я так-то вообще редко пью и по чутку совсем. А тут-то на голодный желудок ещё вообще… Повело сразу. Но я как-то умудрилась ещё через этаж подняться в последнюю квартиру, там басом погундосить. И там тоже налили… Короче, оттуда я уже кое-как выплыла в подъезд, присела. Думаю — щас чуть-чуть с силами соберусь и нормально домой… Ну и видимо вырубилась крепко.

ЛАРИСА. Да уж. Крепко. Тут при тебе уже и песни горланили, и интим даже состоялся, а тебе хоть бы что…

ТАНЯ. Ни какого интима не было. Хорош свистеть.

ЮЛЯ. Спасибо вам, что из подъезда утащили. А то мало ли что там могло…

НАИЛЯ. Точно. Народ сейчас всякий. Бывают и нормальные, а бывает, что и на придурка напорешься, и чё хочешь делай.

ЮЛЯ. Тошнит теперь… А в туалет можно?..

ТАНЯ. Конечно. Вон там. Свет справа…

ЮЛЯ. Ага. (Уходит.)

НАИЛЯ. Видали?

ТАНЯ. Что?

ЛАРИСА. Что видали?

НАИЛЯ. Дак Дед Мороз-то беременный.

ТАНЯ. С чего ты взяла?

НАИЛЯ. Я тебе говорила, Лариска, у меня глаз-камаз! Я это всё разом вижу. Ей чаю налили, а она вместо конфет патиссоны маринованные трескает! С чаем!

ЛАРИСА. Ну и что? Ну беременная и беременная. Нам-то что? Это нормально. Мы с тобой тоже беременными были.

НАИЛЯ, Я тебе говорю — беременная она…

ЛАРИСА. Я поняла, поняла…

НАИЛЯ. А сама она ещё не знает. Как вот она к этому, если в общаге, не расписанная, видимо не прописанная… Со своим Михой меньше полугода…

ТАНЯ. Вот надо тебе вечно в чужую жизнь лезть.

НАИЛЯ. Ничего не лезть. Ей просто сказать надо, а лезть-то нет. Пусть сама думает, как дальше.

ЛАРИСА. Так может она уже знает.

НАИЛЯ. Нет, тебе говорю! Нет! Не пила бы она, если б знала? (Возвращается Юля.) Юль, ты на каком месяце?

ЮЛЯ. Чего?

НАИЛЯ. Ты в курсе вообще, что беременна?

ЮЛЯ. Я? Я не беременна.

НАИЛЯ. Тань, теста нет у тебя случайно.

ТАНЯ. Нет.

ЛАРИСА. Есть.

ТАНЯ. Нет.

ЛАРИСА. Я тебе в подарок принесла. Ну, типа, как символ надежды… Пожелание придумала хорошее… Вон коробка. Разворачивай, а чё?

ТАНЯ. Спасибо, конечно… (Разворачивает коробку из подарочной упаковки.) Уж подарок, так подарок…

ЮЛЯ. Вряд ли это…

ТАНЯ. (Протягивая тест Наиле).  Вот, держи.

НАИЛЯ. (Отдаёт тест Юле.) Давай, в ванную. Алга. (Юля уходит.) Спорить они со мной будут.

ЛАРИСА. Сейчас проверим. Не заводись.

НАИЛЯ. Это тест может ошибиться, а тётка Наиля не может!

ЛАРИСА. Ну, всё, всё…

Молча ждут возвращения Юли. Юля возвращается.

ТАНЯ. Ну что?

ЮЛЯ. Ну… Да.

НАИЛЯ. Вот! Спорить они со мной будут!

ЮЛЯ. И чего теперь?..

НАИЛЯ. Так и всё. Значит я всё правильно вижу.

ТАНЯ. Юль, поздравляем… В смысле — поздравляю.

ЛАРИСА. Да поздравляем, конечно!

НАИЛЯ. Это-то само собой!

ТАНЯ. Я вон прособиралась… Нет, и сейчас надеюсь ещё, а времени-то всё меньше… А ты вот уже… От любимого человека…

НАИЛЯ. Любишь ведь его?

ЮЛЯ. Ну… Вроде да… И чего он теперь скажет?

ЛАРИСА. Это уж, мать, тебе видней.

ТАНЯ. Да всё нормально будет.

ЮЛЯ. Мне идти надо. Миха меня уже потерял, наверное… (Одевается, обувается.)

ТАНЯ. Ты ведь не поедешь с этим твоим пьяным КВНщиком?

НАИЛЯ. (Глядя в окно вниз.) А какая машина?

ЮЛЯ. Буханка серая прямо напротив подъезда.

НАИЛЯ. Нет там никакой буханки.

ЮЛЯ. Как нет? Уехал что ли?

НАИЛЯ. Видать уехал.

ТАНЯ. Может позвонишь Мише? Что б не волновался.

ЮЛЯ. Телефон в машине остался. В сумочке. Да я так дойду.

ЛАРИСА. Расслабься. Дойдёт она. (Достаёт мобильник, набирает номер.)

НАИЛЯ. Будь спок, Юль, у Ларки, считай, свой автопарк собственный.

ЛАРИСА. (Говорит по мобильнику.) Алё, Жень, с наступающим. Там кто у нас сейчас к «Магниту» поближе?.. К большому… Ага… Ещё кто?… Во, Чупин нормально. Спасибо… (Сбрасывает один номер, набирает другой.) Чупин меня сюда подвозил, знает куда подъехать. (Говорит по мобильнику.) Здорово, Чупачупс! Без тебя никак мне в эту ночь не спится… Я понимаю, что тебе тоже… Подъедь-ка сюда, куда меня подвозил… Нет, не меня, очаровательную девушку повезёшь, она скажет куда… Я понимаю, что заказы, по-быстрому метнись, с меня причитнётся. Всё, давай. (Юле.) Можешь выходить, он тут рядом совсем. Рено логан серебристый. С шашечками. Водитель Юра.

ЮЛЯ. Спасибо огромное.

ЛАРИСА. Забей.

НАИЛЯ. Привет Михе от нас.

ТАНЯ. Скажи, что он счастливчик. Так ему и передай.

ЮЛЯ. Ладно. Так ему и передам. С наступающим вас… До свиданья. (Уходит.)

НАИЛЯ. Во! Человеку помогли.

ЛАРИСА. Я ж говорю — тимуровцы бывшими не бывают. Сейчас вот выпью ещё, пойду бабусек через дорогу переводить. Всё равно караоке полетело.

ТАНЯ. Вот ведь людям-то везёт. На новый год такой подарок. (Достаёт мобильник, звонит.)

ЛАРИСА. Ещё неизвестно, как её Миха к этому подарку.

16

Таня дозвонилась, но там опять длинные гудки. Наиля и Лариса со значением переглядываются. Гудки закончились, женский голос опять объявил: «Абонент не берёт трубку. Попробуйте перезвонить позже.»

НАИЛЯ. Тань…

ТАНЯ. Что?

НАИЛЯ. Тань… Лариска, помоги, чё!..

ЛАРИСА. Блин, Наиля!..

ТАНЯ. Вы чего?..

ЛАРИСА. Дак, Тань… Наиля вон… Ничего… Юлька костюм забыла дедморозовский.

Звонок в дверь.

ТАНЯ. За ним вернулась…

Лариса берёт костюм, открывает дверь. На пороге Стасик.

СТАСИК. Э…Здравствуйте опять. Я вот снова. Просто там… Там у меня захлопнуто. А ключа нет… Может у Наили ключ остался… Я подумал.

НАИЛЯ. Говорила же — вернётся. Заходи, Стасик.

СТАСИК. Да не… Мне ключ просто… Так-то чё…

ТАНЯ. Да всё равно заходи. Чего на пороге стоять.

СТАСИК. Ага. Ладно. А… Ключ…

НАИЛЯ. Ключ? А нет ключа. Я просто куртку-шапку-боты нахлобучила и вынесла. Дверь захлопнула. Чё-то не подумала даже. Там видимо ключи остались.

ЛАРИСА. Классика. Ильф и Петров. Голый инженер. Один в один, только одетый.

СТАСИК. И как теперь…

ТАНЯ. Так оставайся, Станислав.

ЛАРИСА. Она теперь и этого — Станислав…

СТАСИК. Может у вас инструменты там… Молоток там… Стамеска… Есть чего-нибудь такое… Дверь открыть что б…

ТАНЯ. Есть инструменты, есть. Ну, стамеска вряд ли. Большая отвёртка есть. Только всё равно, оставайся лучше. Скоро вон уже президент говорить будет…

НАИЛЯ. Вот именно. Стасик! Встретишь хоть новый год нормально. В компании хорошей. Ай, смотри, какие девки! Чем одному-то там с рыбками теребенькаться.

ТАНЯ. Встретим, отметим. Потом и с дверью можно будет разобраться. В следующем году. С нами-то веселей.

СТАСИК. Ой, неудобно…

ЛАРИСА. А у нас хоть мужчина будет в компании. Будешь за нами ухаживать.

СТАСИК. Ну, так-то я… Можно так-то…

ЛАРИСА. А мы всю нашу женственность на тебя изольём. Караоке-то кончилось. Не начавшись. Из-за вашего интима, между прочим.

ТАНЯ. Из-за вашего, аферистки!

НАИЛЯ. Кстати, Стасик, глянь-ка, технику, вдруг там можно чего…

СТАСИК. Глянуть можно. Это я… Давайте… А отвёрточку…

ТАНЯ. Есть, есть… Даже паяльник вроде был…

СТАСИК. О! Вообще нормально.

Таня приносит инструменты. Стасик вскрывает караоке-плеер.

СТАСИК. О…

Стасик чинит плеер на глазах у женщин. Для них это выглядит так, словно мускулистый мачо с обнажённым торсом рубит дрова, одно слово — мужчина за работой.

ЛАРИСА. Станислав, ты мачо.

СТАСИК. Чего такое?

НАИЛЯ. Расслабься, Стасик, похвалили. А уж если Лариска похвалила, то это уж всё…

ЛАРИСА. Стасик, ты ж теперь мой герой. Ты ж спас мне смысл жизни.

НАИЛЯ. Лариска, убери с него глаз. А ты, Танька, наоборот — положи.

ТАНЯ. Я про Станислава и так уже всё поняла. И нечего тут неловкости нам добавлять.

СТАСИК. А где у вас…

ТАНЯ. Вон там, Стас, свет справа.

СТАСИК. Ага. (Уходит.)

Из телевизора раздаются позывные новогоднего поздравления президента.

ЛАРИСА. Вон ещё один мачо сейчас выступать будет.

НАИЛЯ. (В телевизор.) Эсанмесес, Владимир Владимирович. Тань, звук прибери.

ТАНЯ. Зачем?

НАИЛЯ. Да ни чё нового. А праздничного вообще ничего. Пусть просто картинка…

ЛАРИСА. Типа ещё один мужик в доме приличный.

НАИЛЯ. Во-во.

ЛАРИСА. Не «Во-во», а Вова…

НАИЛЯ. Говорить сама буду. Разбираем пока бокалы. Стасик! (Стасик выходит из ванной.) Стасик, открывай шампанское.

Стасик открывает шампанское.

СТАСИК. Чё-то, я ведь давненько уже это не открывал такое.

ЛАРИСА. Мне отдельно. Я только «брют».

ТАНЯ. Ач, кислятина…

ЛАРИСА. Понимали бы чего…

НАИЛЯ. Не наливать пока. Пузырики выдохнутся. Только под куранты. Пишите пожелания на салфетках. Будем сжигать и ловить. Пишите пока. Стасику тоже, Тань дай ручку салфетку.

ТАНЯ. А ты?

НАИЛЯ. Я подготовилась. У меня уже всё есть. Пишите, я пока президента подзвучу. Дорогие россиянки… и россиянин Стасик. Про уходящий год вы и так всё знаете. Фигню повторять не буду. Главное, что б всякая бяка в уходящем году и осталась. Не надо всё это вот… такое… как сказать-то.. Хрень, короче, всякую в новый год тащить. Не надо. Вот прямо подумайте, чего не так было, да… И что б в новом году «не так» уже не было, а было «так». Так, как надо что б! Теперь… Я в первую очередь к россиянкам сейчас, тебе россиянин отдельно чё нить скажу. Россиянки! Что б нам в новом году с нашими россиянами было тепло, надёжно и…

ЛАРИСА. И регулярно.

НАИЛЯ. Заткнись, россиянка Ларка. Я щас президент. Но в принципе, да! Пусть будем вместе часто. А не так, как… Ладно… Блин, сбила ведь!

ЛАРИСА. Тепло, надёжно и часто. Чего сбила-то?

НАИЛЯ. Да. Короче, что б уж если рядом мужик, то что б правда был. Вот. Теперь тебе, россиянин Стасик. (Стасик встаёт.) Сидя сиди слушай! (Стасик снова садится.) Ты тут в единственном числе как бы… Вот тут, Лариска помоги…

ЛАРИСА. Чего сказать-то хочешь?

НАИЛЯ. Знала б чё, дак сказала бы… Ну типа он тут один, но типа…

ЛАРИСА. А! Олицетворяет всё мужское поголовье страны.

НАИЛЯ. Во! Да. Вот ты, Стасик, тут олицетворяешь поголовье! И вот ты должен понимать, что ты тоже часть чьёго-то счастья! И должен не отлынивать, не дезертировать, не сачковать… Не зажимать добро в кулаке! А смело идти в бабы! И делать нас, баб, счастливыми… И сам тогда тоже будешь счастливый. Потому что это дело… Лариска!

ЛАРИСА. Дело это взаимное. Наиль, закругляйся, президент вот-вот кончит.

НАИЛЯ. Вечно мужики женщину дождаться не могут! Ладно, закругляюсь. Вот так всегда – мужики кончают, а бабы закругляются! Ладно… С новым годом, дорогие россиянки и россиянин! И что б все были счастливы, а не то мало не покажется! Ура! Вот теперь разливай.

Куранты, сжигание записочек, шампанское, объятия. Наиля включает караоке и поёт HAPPY NEW YEAR на татарском языке. После этого женщины звонят своим родным — детям, мужьям и прочим — поздравляют. Таня не может дозвониться до своего мужчины — не берут трубку. Стасик никому не звонит.

ТАНЯ. (Выпив рюмку водки без всех, Стасику, пока Лариса и Наиля продолжают говорить по мобильникам.) Станислав.

СТАСИК. Э… Чего?

ТАНЯ. Чего не звонишь никому? Поздравил бы…

СТАСИК. Дак а кому? Я чё-то и не звоню никому. Маме только, и всё.

ТАНЯ. Ну, маме позвони. Ей же приятно будет, наверное…

СТАСИК. Так… Телефон-то дома остался. Там… И… Вот.

Таня достаёт из-под ёлки запечатанный подарок.

ТАНЯ. Держи, Станислав. С новым годом.

СТАСИК. Ой, чой-то… Ой, да не надо спасибо. А что там?

ТАНЯ. Открой.

СТАСИК. (Распечатывает подарок.) Ух ведь… Прямо ведь… Новый год настоящий.

ТАНЯ. Да. А ты оставаться не хотел.

СТАСИК. Не, я так-то хотел. Это же просто как-то… Неудобно.

ТАНЯ. Вот и я не делаю то, что хочу, потому что неудобно.

СТАСИК. (Распечатал подарок. Там мобильный телефон.) О-ёй! Не, это неудобно… Это же… Не-не-не…

ТАНЯ. Бери, бери… Это подарок я… Специально приготовила для хорошего человека… Вот. Так совпало, что ты тут. Там уже и симка есть. И я уже свой номер в список забила. Называется «Танюша».  Если надо, удалишь.

СТАСИК. Нет, я удалять-то не буду. Только это всё равно… Дорогущий ведь, наверное.

ТАНЯ. Бери, говорю и звони маме. Немножко денежку там положила.

СТАСИК. Спасибо. А я чё-то и подарить-то… У меня ж подарка нет с собой.

ТАНЯ. Стасик, что за детский сад! Всё нормально! Технику вон починил, как лихо. С нами празднуешь. Так что всё. Лучший мой подарочек, это ты! Звони маме.

СТАСИК. А я не помню какой там телефон у неё. Там же в мобильнике номер.

НАИЛЯ. (Прекратив общаться по мобильнику.) Я помню. Есть у меня. (Ищет номер в своём мобильнике.) Мы ж, Стасик с твоей мамой вообще подруганки. Вот. На. Набирай.

Стасик глядя в мобильник Наили набирает номер на телефоне, подаренном Таней.

СТАСИК. Алё, мам… Ага… И тебя с новым… А это с другого телефона я… Дак тут… В гостях. Наиля да, тут… Да познакомила… Татьяна да… Мам… Да… (Стасик продолжая разговор выходит из комнаты.)

ТАНЯ. Интриганка ты татарская.

НАИЛЯ. Так хорошо ведь всё получилось. Всем только лучше. А прикинь, если б я ему ключи отдала, сидел бы там один. Чего хорошего?

ТАНЯ. Я вот знала, вот чувствовала, что ключи у тебя.

НАИЛЯ. Так, Тань, так ведь лучше. Нет что ли?

ТАНЯ. Я не знаю. Кому что лучше, вот как узнаешь… Я не знаю.

ЛАРИСА. Танюх. Хорош грузиться. Праздник. Смотри, как спонтанно и собрались все, и чего попало происходит. Нормальный настоящий праздник. Успокойся уже. Всё в итоге будет хорошо и правильно.

ТАНЯ. Я знаю. Просто… Я каждый новый год думаю, что… Вот… Ещё на один год меньше осталось жить в этом «хорошо и правильно».

ЛАРИСА. Ну, ни фига себе ты пессимистка! Алё, эмо-самоучка! Стакан на половину полон. Это ж по-другому смотреть надо. С каждым новым годом у счастья всё меньше шансов пройти мимо.

НАИЛЯ. Танька, ты чё? Блин, Тань, всё хорошо будет. Вон, мы с Лариской тут. Стасик вроде пригрелся, освоился. Теперь его хрен выгонишь. Это ж хорошо. Тань.

ЛАРИСА. Танька!

Лариса и Наиля обнимают Татьяну, которая еле сдерживается, чтобы не разреветься.

СТАСИК. (Взвращаясь в комнату говорит по мобильнику.) Ладно, мам, ладно… Всё… Да… Привет тёте Гале. (Закончил говорить, подходит к обнимающимся женщинам, протягивает мобильник Тане.) Вот. Спасибо.

ТАНЯ. Станислав! Что ты, как ей богу! Это подарок. Всё. Пользуйся им.

СТАСИК. Ох, спасибо… Наиля, там мама говорит… Что, как бы… Ну, привет, в общем всем поздравляет… А можно мне водки попить.

ТАНЯ. Я тоже буду. Наливай.

НАИЛЯ. Самогонки лучше нашей. Давай. Лариска, давай, где ещё такую вкуснотищу попробуешь.

ЛАРИСА. Наливай, конечно. Но чисто ради занудства — водка — зло.

НАИЛЯ. Поэтому и говорю — только самогон. И на закуску прошлогодние салаты.

Наиля разливает самогон по рюмкам. Женщины ждут тост от единственного в их компании мужчины.

СТАСИК. Девушки. С новым годом. Спасибо, что вот так вот… Вот.

ЛАРИСА. Прекрасный тост.

Выпивают. Стасик молча находит в караоке нужную музыку и поёт песню «Ускакали деревянные лошадки».

Звонок в дверь.

ЛАРИСА. Во, ещё гости.

ТАНЯ. Юлька, наверно, про костюм вспомнила.

Таня открывает дверь. Входит Миха. Он, мягко говоря, не трезв. Он внимательно осматривает присутствующих.

ТАНЯ. Здравствуйте.

ЛАРИСА. С новым годом, мужчина. Кого потеряли.

Из-за спины Михи появляется Юля.

ЮЛЯ. Здравствуйте ещё раз. С новым годом. Простите, пожалуйста…

МИХА. Тут, значит?..

ЮЛЯ. Миша, успокойся. Да, тут была. Вот, полно женщин. Мужчин тут вообще не было.

МИХА. (Указывая на Стасика.) А этот?

СТАСИК. Здрасте.

ТАНЯ. А, так вы Миха. Очень приятно.

ЮЛЯ. Извините нас. Это да, Миша. Скажите ему, что я просто посидела у вас и всё. Что никаких мужчин тут не было.

ЛАРИСА. О, Михаил! Вот вы какой, Отелло из общаги.

ТАНЯ. Миша, рады познакомиться. Ваша Юля просто посидела у нас. Ей нехорошо стало, мы её и… Позвали.

МИША. Ну, понятно всё… Теперь всё понятно… С новым годом.

ТАНЯ. Проходите за стол.

ЮЛЯ. Не, не, мы пойдём. Ну видишь же всё нормально.

МИША. (Подходя к Стасику.) Михаил.

СТАСИК. Стасик.

МИША. Взаимно. Дамы, Михаил. (Кланяется.)

ТАНЯ. Я Таня, это Лариса и Наиля.

МИША. Очень приятно. (Целует всем руки.)

ЛАРИСА. М-м… Узнаю манеры. Давно из Версаля?

МИША. Чего из Версаля?

ЮЛЯ. Миш, тебе послышалось. Лариса сказала — «давно».

МИША. Какое «давно»?

ЮЛЯ. Из Версаля.

МИША. Ясно… (Проходит к столу, усаживается.) А то мы там сидим-сидим… Артём уже вернулся. Это у меня товарищ. Он КВНщик. Заводской.

ЛАРИСА. Мы уже заочно знакомы.

МИША. Не, ну он-то уже, а Юлькин непонятно где… Я ж… Это ж можно понять. Я ж переживаю, правильно? Она ж — где? Правильно? Сидим там, нервничаем все, правильно?

НАИЛЯ. Да уж, заметно. Сильно переживали.

МИША. Ну. Я и говорю. Потом — бац, нарисовалась. Я — Юлькин, ты чё? Ты где вообще? Правильно?

ЮЛЯ. Миш, всё уже. Увидел, убедился, всё…

МИША. А она чё-то вообще гонит. Ну а как мне ещё это, правильно? Типа чё-то там — Тёмыча развезло, а она без него дедморозила и типа где-то там закемарила, и типа там одни женщины… Вот как мне к этому? Это ж как бы не очень реалистично, правильно? Костюм же ещё забыла тут. А это ж Тёмыча тряпки.

ТАНЯ. Да, костюм тут.

ЮЛЯ. Миш…

МИША. Я ей такой — давай… Покажи где, да как… Правильно?

ЛАРИСА. Следственный эксперимент?

МИША. Ну. Ну, а как? Это ж, как бы… Доверяй, но проверяй, правильно?

ТАНЯ. Михаил, ну, что вы. У вас такая Юля хорошая. Конечно доверять нужно.

ЮЛЯ. Вот, слушай, чего тебе говорят-то.

НАИЛЯ. Правильно. Доверять надо. И беречь надо. Мать-то своего ребёнка.

МИША. Дак я чё, не берегу что ли?  Я же вообще… В смысле — мать? Юлькин? (Встаёт и ненадолго немного трезвеет.)

ТАНЯ. Наиля!

НАИЛЯ. Так я думала, она рассказала уже. Думала на новый год ему уже, как подарок сказала.

МИША. Юлькин?

ЮЛЯ. Так я, Миш, сама только-только узнала… Они сказали… И тест мне дали…

НАИЛЯ. Со мной никакой тест не нужен.

ЛАРИСА. Эй, отец-молодец, чего завис? Поздравляем, правильно?

ТАНЯ и НАИЛЯ. Поздравляем!

СТАСИК. Это ведь хорошо очень. Да ведь?

МИША. (Почти трезво.) Да… Юлькин, поехали домой.

ЮЛЯ. Поехали.

Миша встаёт из-за стола и застывает.

ЮЛЯ. Миш, чего завис?

МИША. Тихо. У меня переоценка ценностей.

Михаил молча подходит к Юльке и обнимает её. И так и стоит.

ЛАРИСА. Может вам машину вызвать?

ЮЛЯ. Не, не надо. Миш… Нас привезли.

НАИЛЯ. (Глядя в окно.) Вон, вижу буханку вашу.

ТАНЯ. Так у вас за рулём этот ваш Артём пьяный? Вы что, ребят…

ЮЛЯ. Нет, нет. Артём уже спит. Там брат у охранника нашего пришёл. Он за рулём. Миш…

ТАНЯ. А чего ж его сюда не позвали.

ЮЛЯ. Он сам не пошёл. Мы ж на минутку только хотели… Миш.

МИША. Пошли, Юлькин. (Остальным.) Вам с новым годом.

ЮЛЯ. До свидания. Спасибо.

Миша с Юлей уходят. Они опять забыли костюм Деда Мороза. Таня молча уходит к столу, садится.

НАИЛЯ. Нормально новость принял. Нормально.

ЛАРИСА. Вроде даже протрезвел немного.

СТАСИК. Костюм-то они вон…

ЛАРИСА. Ха! А костюм опять забыли. Тань, ты чего опять?

НАИЛЯ. Тань.

Подруги подсаживаются к Татьяне.

СТАСИК. Я, наверно, тоже уж пойду. Поздно уж… Можно, я инструменты…

ТАНЯ. Станислав. Подожди, пожалуйста.

СТАСИК. Да я уж чё-то и так уже тут… Спасибо вам большущее…

ТАНЯ. Станислав, надень пожалуйста костюм. Мне сейчас очень нужен Дед Мороз.

СТАСИК. Дак это чё-то как-то…

НАИЛЯ. Ну, надень, надень, Стасик, чего ломаешься-то? Видишь же — надо!

СТАСИК. (Надевая костюм Деда Мороза.) Ой. Я ж никогда ещё не был ведь Дедом-то… Воот… Всё… Детишки, здрасте…

ТАНЯ. Ларис, давай мою.

ЛАРИСА. Уверена?

ТАНЯ. Давай. (Лариса ищет в караоке нужный трек.) Дедушка Мороз. Меня зовут Таня. Я весь год вела себя хорошо… Я вообще всегда вела себя хорошо. А складывается всё… Всё равно не так, как хочется. Сделай, пожалуйста, что-нибудь, что б хоть как-то… Хоть что-то… А я спою тебе песенку. Давай, Ларис.

Таня поёт песню «Je suis malade». К песне пристраиваются и остальные женщины. К последнему куплету Таня уже не может бороться со своими эмоциями, со слезами. Она выбегает из комнаты. Подруги бегут за ней.

Стасик сидит один в костюме Деда Мороза.

К нему выходит Наиля. Она отдаёт ему ключ от квартиры и выпроваживает его. Костюм Деда Мороза вешает у двери. Выключает караоке.

В комнату возвращаются заплаканные Таня и Лариса.

ТАНЯ. А Стасик где?

НАИЛЯ. Ушёл.

ТАНЯ. А инструменты…

НАИЛЯ. С ключом ушёл. Всё нормально.

ТАНЯ. Ох, девки… Какие мы дуры…

И подруги обнявшись снова дружно заревели.

У Наили звонит мобильник.

НАИЛЯ. Радик!.. (Говорит по телефону.) Внизу уже. Так поднимайся, чего ты… Лифт не работает? Всё-всё, иду… Да-да… Всё уже, иду. (Подругам.) Всё девчонки, мой принц приехал. Я пошла. (Одевается.)

ТАНЯ. Так, а сюда-то не поднимется что ли?

НАИЛЯ. Лифт, говорит, не работает. А пешком на седьмой… Устал он.

ТАНЯ. Хоть на минутку бы.

НАИЛЯ. Не, Танюх, раз устал — всё. На седьмой, без лифта… Не. Он же татарин, а не татарка. Сюда уже только если я принесу. Ладно, девчонки. С новым годом. С новым счастьем. Танюха, держись, давай. Держись.

ТАНЯ. Всё, всё. Я в норме.

НАИЛЯ. И давай-ка доведём всё до логического ума. Про Стасика думай. Он хоть и шибанько, но парень нормальный. И вообще… Лучше Стасик, чем… Не Стасик. Всё! Пока! Лариска, пока! Сильно не старей, ладно.

ЛАРИСА. Без тебя не буду.

НАИЛЯ. Всё. С новым годом. Я ушла.

Наиля уходит. У Ларисы звонит мобильник.

18

ЛАРИСА. Да, Валерик… Так, Ва… Валер… Я слы… Ва… Валерик, подожди… Ты мне хоть слово дашь сказать?.. Валер, ты там совсем что ли ужра… Валер… Куда?.. Куда ты уходишь?.. Я тебе уйду!… Я тебе так уйду… Так всё!.. Дома сиди… Дома, сказала, сиди… Я сейчас… Я… Гад! Ещё и трубку бросил! Прикинь, Тань, Валерик нажрался там!

ТАНЯ. Ну а чего ты ждала-то, Ларис?..

ЛАРИСА. Ни чего не ждала. Уходить он от меня собрался! Ревёт. Я, наверное, домой, а то он на пьяном нерве начудит сейчас. Ты как? Одна тут нормально?

ТАНЯ. Я в порядке, Ларис. Спать уже лягу. Ни чё делать не буду. Ни посуду, ни чего. Вячеславу позвоню ещё разок, и спать…

ЛАРИСА. (Набирает на мобильнике номер.) Тань, не звони, не трави душу. Раз уж до сих пор не взял трубку… Погоди. (В трубку.) Алё, Чупачупс! Ты далеко? Я там, где оставил… Ну, говорила ж, что без тебя ни как… Подхвати меня, дорогой, домой срочно надо… Ок. Давай. (Убирает мобильник, начинает переобуваться, одеваться.) Танюх, правда, не звони. Там… Короче, подожди до утра. Утро вечера мудренее.

ТАНЯ. Ладно. Ты там мужика своего не обижай уж. Он нормальный у тебя. Хороший. Он рядом.

ЛАРИСА. Да уж разберусь как-нибудь. Всё. Побежала. Шмотки потом заберу. Пока. Если что звони. Ещё раз — с новым годом, с новым, надеюсь счастьем. Пока!

ТАНЯ. Пока.

Лариса убегает. 

ХОР.

И вновь пришла пора сыграть в судьбу.

Что происходит? Ночью новогодней

Татьяна одинёшенька одна

Сидит в квартире. Все её подруги

Внезапно разбежались по мужьям.

Мужчины — журавли или синицы —

Не важно, важно то, что их тут нет.

Нет чуда в нашей сказке новогодней…

С другой же стороны — ну нет и нет.

Расклад без чуда… Он правдоподобней.

Итак, друзья! Один остался шар,

И вам решать, как сложится сегодня

Судьба Татьяны. С чудом или без.

Одна она останется, иль всё же

Случится сказка в Таниной судьбе.

Кто хочет, что бы было всё, как в жизни,

И что б осталась женщина одна,

Тот «шар судьбы» бросает в эту банку.

А те, кто хочет верить в чудеса,

Те, кто не хочет, что б одна осталась

Татьяна в эту праздничную ночь,

Те «шар судьбы» кладут вот в эту банку

С надеждою, что чудо победит.

Зависит лишь от вашего решенья

Чем мы закончим наше представленье.

Таня одна. Она снова звонит Вячеславу. На этот раз трубку берут.

ТАНЯ. Алё! Вячеслав!..

Но это не Вячеслав. Голос девочки-подростка уточняет — «Это Таня-Турция?.. Таня-Турция, пожалуйста, не звоните больше папе. У них с мамой всё хорошо.» Кладут трубку.

 Надя начинает убирать со стола.

Звонит мобильник.

ТАНЯ. Да… Алё?..

Из трубки сначала слышится глухо звучащая песня «Je suis malade«. Потом появляется голос Стасика.

СТАСИК. Алло, это… Это Стасик снова. Я у вас был сегодня.

ТАНЯ. Да, Станислав, я поняла, какой Стасик.

СТАСИК. Таня, мне очень неудобно, но это тут…

ТАНЯ. Что-то случилось?

СТАСИК. Я тут у вас в лифте застрял… А на кнопку «вызов» ни кто чё-то никак… Я и не знаю даже, что делать… А в телефоне только ваш номер есть… Я сначала сидел просто… Ну, неловко же беспокоить… А потом холодно стало… Извините, что беспокою…

ТАНЯ. А музыка это у вас там, или мне уже везде чудится?

СТАСИК. Так, а это тут… Ага… Это вот на «вызов-то» нажал, а там чё-то тётенька побурчала, а потом вот… Наверно, дежурная там слушает… Только она вроде пьяная…

ТАНЯ. Понятно. Держись, Станислав. Я иду. Сейчас что-нибудь придумаем.

Таня уходит спасать Стасик.

КОНЕЦ.

img_4536

Дамир Халимович Салимзянов – театральный режиссер, заслуженный деятель искусств Удмуртской Республики, первый обладатель премии имени Владимира Рубанова. Он родился 29 декабря 1968 года в городе Глазов Удмуртской АССР. Свои первые роли сыграл, еще будучи школьником. После срочной службы в армии работал на родине художником в кинотеатре, методистом по работе с детьми в парке культуры и отдыха, техником, культорганизатором, а затем актером театра-студии «Парафраз» при городском ДК. В 1997 году стал режиссером детско-юношеского театрального творческого центра «На набережной», а затем – педагогом дополнительного образования Центра детского творчества «На Вадковском» в Москве. В 1995 году окончил Высшее театральное училище им. Бориса Щукина по специальности «Режиссура драмы». В 2004 году стал главным режиссером Глазовского драматического театра «Парафраз». Поставил более 70 спектаклей в разных российских театрах, из них более 40 в родном театре.

 

Оставить комментарий