DIXI

1000-1

Ярчайший день и преждевременные сумерки. Маяковский и Революция

«На Октябрьскую Революцию я смотрю глазами русского поэта. Какими ещё глазами мне на неё, спрашивается, смотреть, если я русский поэт? Что такое Революция лично для меня? Если отвечать кратко, Революция для меня – это Маяковский». Константин Комаров

Далее

3phqspouex4

Это было давно и ПРАВДА: Мудрые слоганы «Идели»

…Чем старше становлюсь, тем меньше гляжу в «светлое будущее», а все больше в «темное прошлое». Шучу, конечно, прошлое тоже светлое. А о будущем лучше не думать. Перебирала подшивки журналов «Идель» и решила завести на сайте такой специальный ретро-блог и назвать его «Это было давно и правда!»

Далее

2016 год. ИТОГИ

Непростое это дело – подводить итоги года в сфере культуры. Всегда есть шанс впасть в субъективизм, очертить не просто некие абстрактные вехи, но те, которые оказали самое значительное влияние на тебя, вошли в круг твоих размышлений. Или, напротив, в погоне за объективностью стать жертвой трендов, мод, хуже того – стереотипов. Да и где они, критерии объективности? Чем измерить, говоря о культуре, общественный резонанс, художественную значимость, перспективу современных событий? Ведь многое, что кажется нам значительным сегодня, со временем обратится в тлен и, возможно, весьма скоро. Далее

Графомания как недуг

Давать оценку чьему-то творчеству бывает непросто, поскольку почти всегда есть риск ошибиться: а вдруг человек в своём поиске шагнул так далеко вперёд, что тебе, ничтожному, и не понять, не оценить в полной мере всей широты его замысла? Впрочем, есть одна более или менее зримая величина, позволяющая, в литературе по крайней мере, отличить искусство от поделки, графоманию от чего-то стоящего: искусство — это работа штучная, уникальная. Далее

Grafomania

ГРАФОМАНИЯ КАК НЕДУГ

Давать оценку чьему-то творчеству бывает непросто, поскольку почти всегда есть риск ошибиться: а вдруг человек в своём поиске шагнул так далеко вперёд, что тебе, ничтожному, и не понять, не оценить в полной мере всей широты его замысла? Впрочем, есть одна более или менее зримая величина, позволяющая, в литературе по крайней мере, отличить искусство от поделки, графоманию от чего-то стоящего: искусство — это работа штучная, уникальная. Далее