«День контрастов или наше путешествие в Старо-татарскую слободу»

В рамках проекта «Бистә», направленного на осмысление значения татарских слобод в истории России, их места в прошлом, настоящем и будущем республики, молодые журналисты, блогеры и фотографы стали участниками медиа-лаборатории «Тавыш».

Старо-татарская слобода — одна из исторических частей и комплексных достопримечательностей Казани, со своими особенностями и загадками. Знакомство с бытом ее коренных жителей и стало целью нашего визита.

Договорившись встретиться у здания академического театра имени Г. Камала, мы, а это фотограф Дилянур Ахунжанова, блоггер Рузиля Ахматьянова и я, отправились в самое сердце слободы. Причем сделать это решили пешком, дабы воочию познакомиться с достопримечательностями, которые встретятся нам на пути.murshida-apa2

Дилянур неплохо справилась с ролью экскурсовода, познакомив нас с вековыми постройками на улице Каюма Насыри. Время здесь будто остановилось, давая возможность случайным путникам и гостям города заглянуть вглубь истории. Благодаря реставрации, большинство памятников архитектуры выглядит так же, как и столетия назад. Величественно возвышаются минареты Апанаевской мечети и мечети Аль-Марджани, приковывают взгляд таблички на деревянных зданиях — сообщают о своих именитых хозяевах.

Следуя по заранее выбранному маршруту, попадаем на улицу Тукая. Нас встречают современные многоэтажки, соседствующие с низенькими полуразрушенными и довольно добротными старыми домами. Вроде бы и радует развитие индустрии, но горько от того, что наследие предков на грани исчезновения. От большинства памятников архитектуры остался фундамент, некоторые еще стоят вдоль дороги, но будто призраки зияют пустыми глазницами окон. Какой-то части построек дал вторую жизнь частный бизнес, правда, при этом изуродовав фасад кричащей рекламой.murshida-7

Улица Шарифа Камала. Узнаем у местного жителя о коренных обитателях слободы. Он указывает на деревянный барак. С надеждой стучим в одну дверь, в другую. После долгого молчания одна из них отворяется. На пороге мужчина, напоминающий человека без определенного места жительства. Сообщает, что нужная нам Альфинур ханум уехала по своим делам.

На левой стороне улицы у водоразборной колонки (и это в черте мегаполиса!) замечаем парня. Спрашиваем в три голоса, где нам найти коренных жителей старо-татарской слободы. Ответ радует: «Вот здесь, через дорогу бабушка живет. Обратитесь к ней». Боясь спугнуть удачу, отворяем калитку.murshida-apa

В глаза бросается очищенная от снега придомовая территория и нагромождение построек. Причем их архитектура заметно отличается от сельской. Такое ощущение, что люди пользовались любой возможностью увеличить жилую площадь.

Стучим. За одним из окон замечаем движение. Дверь открывает миловидная старушка в цветастом халате и яком платке на голове. Объясняем цель нашего

визита, она тут же приглашает войти. Вот оно, истинное татарское гостеприимство!

Знакомимся — Муршида Тазиевна Хайрутдинова, 87 лет, родилась в этом доме. Отец трудился на ватной фабрике, которая, по словам женщины, располагалась неподалеку, но в 1937 году был репрессирован. «Вечером пришел с работы, вышел покурить и пропал. Больше мы его не видели. Мама осталась одна с пятью детьми. Ее отправили рыть окопы на двое суток, вернувшись, устроилась на авиационный завод, где работала до конца войны. Кое-как выживали. Старший брат в пятнадцатилетнем возрасте развозил хлеб по магазинам, на своей лошади. Коренастым, невысоким был, и когда ее запрягал, на стул вставал. В 1943 году он умер в одном из госпиталей Ленинграда, а в 1956 году нам, как родственникам погибшего, дали однокомнатную квартиру на Павлюхина, но туда мама с сестренкой переехали, я здесь осталась», — вспоминает наша собеседница.murshida-apa1

Остальные члены семьи тоже разъехались. Сейчас в живых остались только наша героиня и одна из сестер.

Трудовой путь Муршиды апы начинается с работы поваром в детском саду № 65, после его закрытия была направлена в детсад № 112, принадлежавший Казанскому заводу точного машиностроения. Муж Асхад умер в 1994 году. Сын Альберт с женой и дочерьми живет по соседству, дочь Розалия навещает часто.

Зимой наша героиня ютится в небольшой комнатке, из дома практически не выходит. Кровать, стол, шкаф, холодильник – все это умещается примерно на шести квадратных метрах. И опять же контраст – плазменный телевизор соседствует с небольшим самоваром, ставшим своеобразной семейной реликвией. «Регулярно земельный налог плачу, хотя в доме нет ни воды, ни газового отопления. Государство не помогает, да я и не обращаюсь никуда. Может быть и переехала бы, если б квартиру дали, но только в черте города, и на втором или третьем этаже. Возраст ведь уже не юный», — признается Муршида апа.

На протяжении всего диалога нам не давала покоя лестница, ведущая в полуподвальное помещение. Хозяйка, заметив наше любопытство, с радость предложила спуститься вниз, туда, где расположены две довольно просторные комнаты. Но они не отапливаются, поэтому пригодны для жилья только в летний период.

Помимо прекративших бег настенных часов, о том, что мы попали в прошлое, говорит орнамент на потолке, люстра постсоветского периода, деревянная мебель, черно-белые фотографии на стенах. Смотрит Муршида апа на изображения родных, называет их имена, с любовью гладит портрет мужа — будто в возвращается в свою далекую молодость.

Сейчас и в мечеть ходить возможности нет, здоровье не позволяет. Но чтит религиозные праздники, на которые в ее доме, ровеснике Габдуллы Тукая, собираются родственники.murshida-apa-4

Попрощались. Муршида Тазиевна пригласила нас в мае на свой день рождения, пожелав удачи и счастливого пути. «Благородная, сильная и милая женщина. Своего рода берегиня родового поместья. Прошла свой путь с достоинством – настоящая покровительница и красавица. Несмотря на трагические события детства и юности, не перестала верить в людей и не жалуется на жизнь», — поделилась впечатлениями участница нашей команды Рузиля. И сложно было с ней не согласиться.

Уходя, мы обернулись и увидели очередной контраст: над деревянным домом Муршиды апы возвышалась многоэтажка, будто напоминая о том, что прогресс наступает прошлому на пятки, не давая шанса выжить небольшим оазисам великой истории Старо-татарской слободы.

Елена Калашникова, фото Дилянур Ахунжанова

Оставить комментарий