Бог не фраер, не лох, но весьма любознательный шкет

ПОДЪЕЗД

Бог не фраер, не лох, но весьма любознательный шкет:

он давно наблюдал втихаря, притворившись умершим,

как в прокисшем чаду, в этом грязном кирпичном мешке

нас, нахальных цыплят, становилось по осени меньше.

Кто ушел на войну – умирать под чеченским селом,

кто допрыгнул до звезд, разбежавшись по пьяни с балкона,

кто-то веру обрел, получив кирпичом за углом,

и в психушке теперь добивает земные поклоны.

Нас подъезд воспитал и вскормил из бычковых сосцов

сладкой водкой свободы безумно дешевого понта,

пацаны-старшаки нас пороли ремнем за отцов –

их отцов, не вернувшихся с фронта.

И я с лекций летел на безжалостный окрик свечи

в полутемном пространстве вселенной друзей-одногодок:

там обоймой кассет Доктор Албан нас насмерть лечил,

и калечил язык беглый говор обкуренных сходок.

…Что-то вспомнилось ныне, как плавились дух и сердца…

Нас осталось немного – шепчу я светло и печально…

Свой рубец оставляет подъезд у любого жильца,

если ты не мертвец изначально…

Оставить комментарий