Айсылу Хафизова

Айгуль Мирзаянова в образе птицы "Умай". Автор фото Рамиль Гали

Айгуль Мирзаянова: «До прихода в детский сад я говорила только по-татарски!»

Обладательница главной российской телевизионной премии ТЭФИ, пиарщик и популярный казанский блогер призналась, что всю жизнь неравнодушна к татарскому «моң», а ее дочь говорит на родном языке без акцента.

Далее

gali3

Рамиль Гали: «Спросите у наших “великих” фотографов, есть ли у них сортиры на улице Баумана!»

В казанском «Манеже» открывается фотовыставка известного мастера репортажа и фотохудожника. В экспозицию вошла сотня фотографий автора.

Далее

img_0938

На гуслях играют, джиннов боятся, невест воруют

Говорят, деревни, расположенные подальше от районных центров, далеки и от глаз людских. Села в Арском районе Татарстана (родина великого татарского поэта Габдуллы Тукая) хранят немало легенд и секретов.

Далее

rodnik

«Родник Марьям» или «Неродная родная мать»

Этот родник был реликвией ее семьи. Он не пользовался в народе популярностью. В семье сельского муллы долго не рождались дети. И как-то после проповеди подошла к нему слепая старушка, в упор глянула как бы сквозь веки на молодого муллу и сказала…

Далее

farid

Фарид Бикчантаев: Нам пора выбираться из итальянской коробки!

Художественный руководитель фестиваля-форума «Науруз» в попытке нащупать корни древнего татарского театра обратился к поэме Кул Гали. На нынешнем форуме ожидается несколько инсценировок «Сказания о Йусуфе».

Далее

hight_photo2

Фестиваль «Науруз» — где татарам искать свое Олонхо?

«Науруз» – ровесник нашего журнала. Они появились практически одновременно в 1989 году: в столице Казахстана – международный театральный фестиваль тюркских народов, в столице Татарстана – литературно-молодежный общественно-политический журнал.

Далее

img_4132

Ильхам Сафиуллин: Я хочу навсегда забыть о криминале и снимать кино!

На момент, когда правоохранительные органы нашего региона всерьез взялись за подростковую преступность, а московские журналисты назвали происходящее «казанским феноменом», наш собеседник был в «зоне риска» – ему было 15 лет, он жил в Казани, занимался спортом, и как каждый уважающий себя подросток, умел постоять за себя… и за своего друга. Когда он вышел на свободу, в стране уже был другой строй, а «улица» жила по совсем другим законам.

Далее