В переводе

zajdulla

Дыхание дьявола

Писатели и политики любят красиво называть тот период времени, на который пришлась их кипучая деятельность. Вся наша жизнь поделена на такие отрезки. «В эпоху застоя…», «оттепель была недолгой…», «благодаря гласностии перестройке…» – вот то, чем раньше пестрили все газеты. Теперь вроде бы наши газеты сбросили с себя пафосность, уже позабылись некогда «горячие» лозунги, власти официально закончили «перессорку» (читай «перестройку»), а люди, привыкшие к вечному ожиданию коммунизма, вдруг оказались в прострации: не за кем идти, нечем головы забивать, некому честь отдавать… И главное, время наше осталось никак не названным! И даже новое название страны все как-то произносят с неуверенностью, – а вдруг завтра опять переименуют?! Далее

zeidylla

КАРТЫЙ

Ох, и не хотелось Амалии ехать в эту деревню! И вообще ни в какую деревню ей ехать не хоте­лось. Но в их семье диктатура. Авторитарный режим. «Поедешь!» – сказал ей отец. Проте­стовать было бесмысленно. Амалия уже знает: если отец расширяет глаза и закусывает губу, то все равно настоит на своем. Далее

Красный трамвай

На улице метет поземка. После долгой-долгой осени внезапно перед рассветом пришла зима. Она всегда приходит неожиданно. Я вспомнил Сергея Малышева. В один из весенних вечеров мы стояли на знаменитом балконе редакции журнала «Идель» в доме писателей на улице Муштари. Далее

Один из вас

Главный редактор Татарского книжного издательства. Автор книг стихов для детей, сборников лирических стихотворений. Лауреат республиканской премии им. Мусы Джалиля.

Далее