Проза

Ayaz Gilyazov

Тропинками детства. Автобиографическое эссе Аяза Гилязова.

17 января 2018 года великому татарскому писателю исполнилось бы 90 лет. Очерк помогает нам открыть новые грани его личности. В 2017 году казанский поэт и переводчик Наиль Ишмухаметов перевел повесть на русский язык для сборника автобиографических произведений Аяза Гилязова «Давайте помолимся!». Книга вышла в Татарском книжном издательстве. В русском переводе эссе публикуется в периодике впервые.

Далее

СУДЬИ И ПРАВОСУДИЕ. Отрывок из романа «Влюблённые в Бога»

«У автора счастливый дар говорить интересно о чём угодно, и дело во многом в его «пришельческом» взгляде, – не в проповеди такого взгляда (каждый раз ты здесь недолго, и это отнюдь не курорт, и т.д., и прочие «кармизмы-сансаризмы»), а в том, что он действительно так видит. Резкость это даёт такую, что глазам больно, – и в то же время это широкоформатное изображение, не приведённое ни к какой «специфике».

Далее

Из «Чагынского словаря». «Квартала»

Не вздумайте поправлять уникальное чагынское произношение. Оно непоправимо. Просто расслабьтесь и постарайтесь получить от него фонетическое удовольствие. Говорят, что в других землях есть кварталы – деловые, китайские и красных фонарей. Но мало ли, что брешут про иные-то края? Еще скажите, что там президенты меняются. А Квартала – вот они, за рекой.

Далее

ucharov-960x640

Из цикла «Дорожные хроники»

И ехали, переломив ноги в коленях, и вышли во тьму: так и не спавшие, сирые, с тремя заплечными сумищами и двумя поменьше, у одичалой автобусной скамьи, когда всё живое ещё спало, сопело и кряхтело по домам в сытом тепле… Печёрская споткнулась и кубарем покатилась налево к стенам монастыря с падающей колокольней. Улица оглянулась в последний раз и впала в гребной канал…

 

Далее

photo_2017-12-22_17-32-59

Пувырга

«Пувырга» — слово не из земных словарей, «пувырга» — это головокружение, когда границы между мирами становятся прозрачными, когда сквозь время проглядывает вечность.

Далее

Три дороги Айдара Сахибзадинова

Часто ездил в Казань по ночам. Уставал сильно, в поясницу потную надует из окна, глаза от напряжения, от встречных фар красные; мир ирреальный, мигающий рекламой, когда выйдешь около кафе или заправки…

Далее

0554

«Ни шагу!» Повесть Арпада Галгоци

Смеркалось… В необъятных заснеженных степях Казахстана это всегда происходит внезапно. А для колонны из трёхсот политических узников лагеря время бежало ещё быстрее, ведь они спешили вернуться «домой», в свой небольшой лагерь, где уставших за целый день арестантов ждут небольшие радости: отапливаемый барак, мягкая кровать, кусочек сливочного масла, кружок колбасы и вожделенный продуктовый ларёк.

Далее

Айдар Сахибзадинов. Рассказ «Провинциалка».

Айлу привезли в Москву. И вот выходит она из подъезда, как из картонной коробки Барби, – с лоскутками на груди и бедрах; узкая талия как шелк в колечке. Она близоруко щурится – очки в квартире бросила; сильные линзы на солнечном подоконнике жгут корку банана…

Далее