Литература

Толстой и Казань: что писатель любил в городе

Казань, как центр исламской культуры в России, прямо или косвенно влияла на творчество многих выдающихся мыслителей на всем протяжении отечественной истории. Но с Толстым все иначе. Казань — это родина его юношеских исканий, его становления как личности, ученичества и выбора Пути. Далее

marsel-galiev222

Марсель Галеев «Расстелется ковер стихов»

Казань – суровая столица. Она берет в свои каменные объятья тех деревенских парней, чьи подошвы помнят колючую стерню, а души охвачены страстью к поэзии, и начинает лепить их по-своему. Она замечает талантливых и застенчивых, встречая их широкой улыбкой. Бесталанных наглецов отталкивает, бесстыдных проныр одаривает минутной славой, а потом, когда наиграется, выбрасывает их на берег несчастий. Далее

i

СЕКРЕТЫ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ. МУДРАЯ ПРИТЧА

Муж с женой прожили долгую счастливую жизнь в браке. Они делились друг с другом всеми своими секретами и переживаниями, но только одну вещь жена просила никогда не делать: не заглядывать в старую коробку из-под обуви, которую она держала на верхней полке своего шкафа. Далее

albina-nurislamova

Магия вторника (Городская сказка)

— Даш, я тут подумал….в  общем… нам надо развестись, — промямлил мой муж Олег, вернувшись утром домой из затяжной командировки. Версию про командировку он предложил, спешно отбывая в прошлую субботу со спортивной сумкой наперевес. Далее

ЗВЕЗДНАЯ- ЗВЕЗДНАЯ НОЧЬ

Детство – это такая интересная пора, на­полненная великими мечтами о буду­щем, которые движут нами всю остав­шуюся жизнь. Мечты эти, словно волшебные странники, уносят разум ребенка в далекие просторы его буйного воображения. И только благодаря нашим мечтам, впоследствии мы жи­вем и дышим. Далее

zajdulla

Дыхание дьявола

Писатели и политики любят красиво называть тот период времени, на который пришлась их кипучая деятельность. Вся наша жизнь поделена на такие отрезки. «В эпоху застоя…», «оттепель была недолгой…», «благодаря гласностии перестройке…» – вот то, чем раньше пестрили все газеты. Теперь вроде бы наши газеты сбросили с себя пафосность, уже позабылись некогда «горячие» лозунги, власти официально закончили «перессорку» (читай «перестройку»), а люди, привыкшие к вечному ожиданию коммунизма, вдруг оказались в прострации: не за кем идти, нечем головы забивать, некому честь отдавать… И главное, время наше осталось никак не названным! И даже новое название страны все как-то произносят с неуверенностью, – а вдруг завтра опять переименуют?! Далее