В ПЕРЕУЛКАХ БЛИЗ СРЕТЕНКИ К 105-летию Абдурахмана Абсалямова

Запутанное ожерелье уютных московских переулков. Северная часть исторической Москвы. Московские улицы, щедро усыпанные снегом. Зима 2016-2017 наступила рано – еще в октябре. Теперь уже холод, мороз, сумрачные оттепели – на несколько месяцев до робкой весны. А какой была погода в городе 80-90 лет назад? Это можно узнать из старых метеосводок, из крупиц воспоминаний, пожелтевших газет.

001_absalyamovas_039_-copyНеизбежен ход времени и смена поколений. Когда-то по московским улицам ходил-спешил татарский мальчик, юноша, начинающий литератор. Разные маршруты были у него, но один – основной, определивший жизнь. Старая Москва, еще даже не довоенная, а совсем неведомая, загадочная – 1920-х гг.

И сейчас стоит в Ащеуловом переулке примечательный дом №9 постройки 1904 года, спроектированный архитектором И.В. Михайловским на основе здания XVIII века. До революции дом являлся доходным, а впоследствии был разделен на коммунальные квартиры. Здесь жила семья Абсалямовых – недавних выходцев из деревни Старое Аллагулово Пензенской губернии.

От многолюдной Сретенки до восточных кварталов Замоскворечья и сейчас не близка дорога, а в старой Москве надо было на извозчике или трамвае пересечь весь центр города; по мосту перебраться в еще сохранявшие купеческий уклад Пятницкую, Новокузнецкую, Большую Татарскую. Сколько времени уходило на этот каждодневный путь из дома до классов Дома Асадуллаева? Так прошло детство Абдурахмана Абсалямова. И хотя ровно 105 лет назад будущий классик татарской литературы родился в небольшой мишарской деревне, истоки его большой литературной судьбы скрыты в московских домах и переулках.

Цитата из повести его современника Амирхана Еники «Вөҗдан» («Совесть», 1968): «все специалисты по каракулю были мишарями, специально приглашенные из окрестностей Москвы и Ленинграда… Маматов, Байтираков, Ишмаметов, Ширинский – фамилии, которые уже подсознательно вызывают уважение».

Это мир, где прошло детство Абдурахмана Абсалямова, и все перечисленные фамилии ему были известны и близки.

Жили татарские меховщики в разных частях города: Сафа Абсалямов близ Сретенки. Нури Ширинский – в Новоалексеевском, неподалеку от Ростокинского комбината. Фатих Акбулатов – в 1-м Басманном переулке. Однако они часто встречались и после работы, общались и их семьи.

011_sibgatom-hakimom-i-a-gumerovym-vo-vremya-uchyoby-v-literaturnom-institute-1938Совсем недавно показывал я зрителям вечера в библиотеке Дома Асадуллаева ветхую групповую фотографию начала 30-х гг., где в разных углах снимка запечатлены отец будущего писателя Сафа Умерович Абсалямов и мой прадед Нури Ширинский. Опытные московские меховщики с богатым дореволюционным опытом, пытавшиеся выжить в новые шумные времена.

Фото не идиллическое, а страшное. В центре его одна из фигур обезглавлена: из прочного картона старательно вырезана голова человека, предавшего в 1937 году своих товарищей по Ростокинскому меховому комбинату. Вырезал сын одного из репрессированных, вот таким образом пытавшийся заглушить горечь потери…

И Нури Ширинский, и Сафа Абсалямов, и Акбулатов, Сакаев, Ишмаметов, Байков – земляки, друзья, честные люди, для них и их семей рубежом жизни стал 1937 год.

Но были и другие московские воспоминания, согревавшие всю жизнь писателя. Детство, учителя, которых Абдурахман Абсалямов помнил и которым посвятил свой прозрачный, лиричный роман «Зеленый берег».

Именно в татарской общине Москвы 1920-х-1930-х гг., в исторических стенах Дома Асадуллаева Абдурахман Абсалямов сформировался как литератор. На его глазах складывалась татарская советская культура. В 1923-1929 гг. Абсалямов учился в татарской школе им.Нариманова в доме Асадуллаева, где директором была первая женщина-математик из татар, выпускница Сорбонны Сара Шакулова.

009_tatarskaya-shkola-im-narimanova-v-moskve-pervyj-sleva-yunyj-abdurahman-1920-e-godyПоследних свидетелей татарской Москвы этой эпохи удалось застать. Как известно, Абсалямов посещал молодежный литературный кружок при татарской библиотеке в Доме Асадуллаева, которым руководил Муса Джалиль. Участница этого литературного кружка, легендарный мемуарист Рауза Кастрова (1911-2012) вспоминала об особой неформальной и творческой атмосфере, которую создавал Муса Джалиль, о его стремлении обучить начинающих авторов богатству татарского литературного языка, ведь большинство из них составляли мишари или касимовские татары. В этом кружке занимался и земляк Абсалямова, уроженец татарской деревни Усть-Рахмановка Пензенской губернии – поэт Ахмет Симаев (1915-1944). Как известно, Ахмет Симаев в годы войны станет соратником Джалиля по антифашистской деятельности и будет казнен с ним в Берлине в один день – 25 августа 1944 года.

Из воспоминаний Абдурахмана Абсалямова:

 «Мы были молоды и чуть-чуть наивны. Нам всем хотелось писать стихи и обязательно, как Такташ. Он был уроженцем наших мест, и мы им гордились. Мы говорили на своем, мишарском диалекте, отличающемся от казанского говора и, конечно, от литературного татарского языка. Такташ же писал почти «по-нашему», и это, как нам казалось, получалось здорово. По своей наивности мы не думали, что большой и талантливый поэт очень умело использовал диалект, не нарушая литературные нормы. Мы от души повторяли отдельные свои мишарские слова и не отдавали себе отчета, что для настоящей поэзии мало простого умения удачно рифмовать слова. К нашему счастью, руководитель нашего кружка поэт Муса Джалиль был очень внимательным к настоящим писателям и много сил тратил на наше воспитание…»

И Литературный институт, где первым татарским студентом стал именно Абдурахман Абсалямов, и долгий фронт, и его послевоенные казанские десятилетия, наполненные литературной славой и народной любовью, и переполненные залы по всему Татарстану, где демонстрировался сериал, снятый по роману «Белые цветы». И замечательная документальная книга Альбины Абсалямовой «Никогда не угаснет. История жизни и творчества писателя Абдурахмана Абсалямова, рассказанная его внучкой», наполненная бережно собранными воспоминаниями, редкими фото, опубликованная несколько лет тому назад в Казани –
одна из моих настольных книг.

Особый для меня литературный мир Абдурахмана Абсалямова. Его герои, сюжеты, тонкие мудрые диалоги, имя, знакомое мне и вне литературной истории, в теплых семейных преданиях. 5 лет назад, в декабре 2011 года в стенах библиотеки Дома Асадуллаева в Замоскворечье все сложилось воедино –
отмечалось 100-летие Абдурахмана Абсалямова. Началась новая дружба, новые вдохновения и темы. В этом году довелось побывать в казанском кабинете Абсалямова, увидеть стол, за которым родились романы-символы татарской литературы. Но это уже другой сюжет.

Оставить комментарий